К концу мая этого года (данные за июнь МВД еще не опубликовало) ходатайства о видах на жительство по упрощенной процедуре подали больше 5,6 млн граждан стран ЕС и аффилированных с ним Норвегии, Исландии, Лихтенштейна и Швейцарии. До того британский Хоум-офис (МВД) полагал, что в стране живут примерно 3,7-3,8 млн граждан этих стран.

300 тыс. из этих 5,6 млн обращений — повторные, но даже за их вычетом заявок оказалось в 1,4 раза больше, чем ожидало МВД.

Больше всего Хоум-офис промахнулся с румынами: он думал, что их в Британии — около 400 тысяч, а ходатайства уже к концу марта, когда МВД опубликовало последнюю разбивку по странам, подали 918 тыс.

Среди этих граждан Румынии наверняка много и молдаван, многие из которых имеют румынские паспорта, но выяснить даже примерное их число не представляется возможным.

Зато с поляками — самой большой группой иммигрантов из ЕС — Хоум-офис почти угадал: предполагались примерно 0,9 млн, а ходатайства подали 975 тысяч.

Кроме Польши и Румынии, в пятерку вошли три страны юга "старой Европы": Италия (полмиллиона), Португалия (376 тыс.) и Испания (321 тыс.)

Литовцев в Британии оказалось минимум 245 тысяч, латвийцев — 127 тысяч.

Предельно простая процедура


До выхода Соединенного Королевства из ЕС граждане стран Евросоюза в Британии и британцы в континентальной Европе жили и работали, как у себя дома, без всяких виз и видов на жительство.

В процессе развода Лондон и Брюссель договорились, что постараются создать этим людям минимум проблем, и Британия выполнила это обязательство безупречно: по введенной специальной процедуре под названием EU Settlement Scheme до 30 июня любой живущий в стране гражданин ЕС мог подать онлайн заявку по очень простой форме. Достаточно было предъявить какое-либо подтверждение (например, выписку с банковского счета), что до 31 декабря 2020 года человек жил в Британии — и получить либо временный (pre-settled status), либо постоянный (settled status) вид на жительство, в зависимости от того, прожил человек в стране меньше или больше пяти лет.

Гигантскую разницу между оценками МВД и реальностью эксперты объясняют очевиднейшей неточностью методики Хоум-офиса, о которой говорили годами и до брексита.

Дело в том, что МВД оценивало число иммигрантов в стране на основе выборочного опроса на границе: иммиграционные чиновники просто спрашивали людей, не собираются ли они остаться в Британии или, может, уже живут в ней. Британия не входила в Шенген, соответственно, сохранила проверку документов на рейсах из Европы и обратно — и теоретически могла бы легко создать систему учета всех до единого въезжающих и выезжающих. Но не сделала этого.

При этом данные других ведомств — например, число полученных иностранцами личных номеров системы медицинского страхования — давно показывали, что оценки МВД, мягко говоря, неточны. Но Хоум-офис продолжал их выдавать — и на них опиралось и правительство, и сторонники и противники брексита в своих спорах об иммиграции.

Сомнения сохраняются


5,6 млн поданных ходатайств — это уже нечто более близкое к реальности, но даже и это число, по мнению специалистов, может не совпадать с числом реально живущих в Британии граждан ЕС.

С одной стороны, многие — возможно, десятки тысяч — не зарегистрировались. Это могут быть бездомные, неграмотные (в английском языке) и малообразованные люди и так далее.

"Окончательно об эффективности этой процедуры мы сможем судить не по тому, сколько человек успешно ее прошли, а по тому, какая часть людей из этих групп, до которых трудно дотянуться, осталась без документов, и как власти поступят с ними", — сказала Би-би-си заместитель директора аналитического центра "Британия в меняющейся Европе" Кэтрин Барнард.

С другой стороны, многие граждане ЕС, зарегистрировавшись, могли уехать, когда потеряли работу из-за пандемии. По косвенным признакам можно предположить, что таких довольно много, но сколько именно — посчитать крайне трудно.

"Я подозреваю, что многие из тех, кто получил временный вид на жительство, уже не находятся в Британии. Когда иммиграционная статистика станет получше, мы об этом узнаем, но не сейчас", — сказала Би-би-си директор Центра наблюдения за миграцией при Оксфордском университете Мадлен Сампшен.

Наконец, какое-то число как-то связанных с Британией, но уже или еще не живущих в ней граждан ЕС легко могли воспользоваться предельной простотой процедуры EU Settlement Scheme и зарегистрироваться "на всякий случай" — просто чтобы иметь возможность приехать и без всяких рабочих виз поселиться, работать и даже получать пособия.

Либерализм процедуры и британских властей иллюстрирует тот факт, что на все миллионы заявок к концу марта пришлось всего около 90 тыс. отказов. Правда, около 400 тысяч ходатайств еще не рассмотрены.

Двери не закрываются

Хотя официально кампания регистрации в рамках EU Settlement Scheme закончилась 30 июня, правительство Британии заранее объявило, что оставит живущим в стране гражданам ЕС дополнительные шансы зарегистрироваться и получить право остаться в Британии.

23 июня, ровно через пять лет после референдума о выходе из ЕС, заместитель министра внутренних дел по делам иммиграции Кевин Фостер сказал журналистам, что продлевать срок подачи заявлений правительство не будет, но его подчиненные получат право выдавать предписания подать заявку в течение 28 дней тем незарегистрировавшимся гражданам стран ЕС, которые будут обнаружены, например, в ходе рейдов-облав на нелегальных иммигрантов.

Кроме того, по словам Фостера, МВД и после 30 июня неопределенно долго будет готов принимать заявки по упрощенной процедуре от тех, кто не смог подать их вовремя по уважительной причине. Это, как объясняет министерство, могут быть, например, дети, за которых не подали заявки их родители или опекуны, те, кто не смог податься из-за тяжелой болезни, или не имел возможности пользоваться компьютером и интернетом, а также жертвы т.н. "современного рабства".

Это, правда, не означает, что все такие ходатайства будут удовлетворены — но шанс у опоздавших иммигрантов из континентальной Европы остается.