Раньше Марина Л. (фамилия редакции известна) жила в Нарве. Однажды, когда она была на работе, у нее внезапно сломался передний зуб — просто раскололся вдоль. Была середина декабря 2018 года, предрождественская пора, и девушка стала судорожно искать клинику, которая могла бы принять ее быстро. Так она и попала в нарвскую стоматологию OÜ NATALJA NESTEROVITŠ по адресу Креэнхольми, 5.

Долгое и дорогое лечение

”Я попала к самой Наталье Нестерович. Мне поставили этот зуб на штифт, но сразу сказали, что это временно и проблему надо как-то дальше решать. Уже после праздников, в январе, я пришла повторно. Наталья порекомендовала мне поставить коронки на верхние передние зубы, и я согласилась, потому что доверяла мнению врача. Таким образом, мне убили все передние зубы. После лечения шести зубов доктор заявила, что у меня неправильный прикус и надо ставить брекеты. Она аргументировала это тем, что коронки устанавливать на эти шесть зубов бесполезно, пока прикус не будет соответствовать норме”, — вспоминает Марина.
Так в феврале 2019 года началось лечение брекетами, которое обошлось в 3000 евро.

”Год я отходила с ними, и в январе 2020 года, когда пришло время брекеты снимать, доктор сказала мне, что они не могут этого сделать, потому что надо протезировать все задние зубы, 12 единиц — коронки ставить. Объяснение — чтобы было ровно, так как задние зубы в пломбах, какой-то выше, какой-то ниже. А перед этим задние зубы необходимо пролечить”, — рассказывает девушка.
Лечение продолжалось до 30 апреля 2020 года. По окончании лечения брекеты были сняты, а затем было проведено протезирование — установка четырех несъемных мостов на залеченные верхние и нижние задние зубы.
”Стоимость лечения и протезирования составила 5500 евро. А что мне было делать? Надо было следовать этой схеме, чтобы мне сняли эти брекеты, — объясняет Марина. — Поставили коронки. Причем они были очень белые и сильно отличались от других зубов. Когда я открывала рот, было такое впечатление, что у меня сзади жвачки. Передние зубы, которые на фоне задних белейших коронок выглядели серо-желтыми, остались нелеченые, в пломбах. Да у меня уже и финансовой возможности не было этим заниматься, и так столько денег отдала. А вот о том, что необходимо удалить кариесные зубы мудрости, доктор не упомянула”.

Все закончилось болью

Весь май пациентку мучила вялотекущая зубная боль под коронками. Какой конкретно зуб болит, она не понимала. Доктор Наталья Нестерович после осмотра, по словам Марины, просто сказала, что все пройдет. Но боль не то что не проходила, а в какой-то момент стала острой, и в сентябре девушка отправилась в столичную клинику удалять злополучный зуб мудрости. Там ей и сообщили, что под коронками воспалились непролеченные каналы, и посоветовали обратиться в ту клинику, где ставили коронки”.

”Оказалось, что моя доктор, к сожалению, скончалась, и принимал меня уже Алексей Нестерович. Я показала ему снимки, все объяснила, но он лишь выписал мне двойную дозу антибиотика и пообещал, что все будет хорошо. Из-за постоянной боли в зубах под коронками я была вынуждена заново начать их лечение, а затем мне надо снова делать протезирование. Но в ту клинику я уже ни ногой. Видно, что врачи некомпетентные — я отдала 8500 евро, а осталась с болью и проблемами”, — констатирует Марина.

Но она не сдалась и в ноябре обратилась в Комиссию по качеству медицинских услуг при Министерстве социальных дел. В мае комиссия вынесла решение в пользу девушки: стоматологическая помощь ей была оказана плохо, некоторые процедуры просто были не нужны, а коронки были сделаны не по размеру, так что клинике рекомендуется вернуть деньги во внесудебном порядке.

”Мне не 80 лет, мне еще жить и жить. Я работаю с клиентами, и зубы — это очень важно для меня”, — заключает пациентка.

Врач все сделал верно

Присяжный адвокат Евгений Твердохлебов из Advokaadibüroo Vindex, к которому обратилась Марина, направил в клинику OÜ NATALJA NESTEROVITŠ официальное предложение: клиника может выплатить девушке 9000 евро. В противном случае пациентка готова обращаться в суд и там уже требовать не только возврата денег за лечение в данной стоматологии, но и компенсации переделки некачественных работ, а также возмещения неимущественного ущерба — перенесенной боли, неудобств во время неподходящего и некачественного лечения, нанесения вреда здоровью. Всего — более 50 000 евро. На внесудебное урегулирование клиника OÜ NATALJA NESTEROVITŠ не пошла.

На запрос ”МК-Эстонии” Алексей Нестерович от имени клиники заявляет, что OÜ NATALJA NESTEROVITŠ считает утверждения Марины Л. необоснованными, и что они не допустили никаких ошибок в лечении.
Врач подтверждает, что Марина прошла все этапы вышеобозначенного лечения, но говорит, что она с ним согласилась и была довольна каждой процедурой.

В клинике OÜ NATALJA NESTEROVITŠ объясняют, что пациентка обратилась к ним за стоматологическим лечением. Сначала была проведена консультация, во время которой врач Наталья Нестерович порекомендовала продолжить лечение ордотонией (для гармонизации прикуса). Далее было проведено глубокое стоматологическое лечение и установлены коронковые мосты, чтобы позже начать протезирование. Делать это до установки коронки, отмечает доктор, не запрещено Ассоциацией стоматологов, это проводится на усмотрение врача.

”Пациентка была всем довольна, что также подтверждается тем фактом, что Марина Л. не высказывала никаких претензий и возражений при жизни врача, — делает акцент Алексей Нестерович. — Пациентка хотела добиться так называемой ”голливудской улыбки”, т. е. она хотела белые зубы. Исходя из того, что зубы изначально были неровными, установить коронки было невозможно, потому что это выглядело бы неэстетично. Поэтому было принято решение о брекетах, с которыми пациентка согласилась, и работа началась”.

После снятия брекетов, по словам Нестеровича, встал вопрос о протезировании — установке коронок и мостовидных протезов.
”Как и в других клиниках, перед установкой коронки зубы подвергаются глубокому лечению. Очевидно, что оно стоит дорого — это лечение и чистка корневых каналов, пломбирование и т. д., — перечисляет врач. — Существует риск того, что, даже если коронка будет установлена ​​на здоровый зуб, из-за плохой гигиены и плохого питания он может под коронкой заболеть. В этом случае коронка должна быть вырезана, зуб необходимо глубоко пролечить и поставить новую коронку. Чтобы предотвратить такую ​​проблему, стоматологи лечат зуб перед протезированием. Это не запрещено Ассоциацией стоматологов и практикуется во многих клиниках в интересах пациента, чтобы сэкономить деньги на повторном протезировании в будущем”.

Алексей Нестерович придерживается мнения, что все работы были выполнены правильно и не было ничего лишнего, а выводы комиссии неверны, так как основаны лишь на доводах пациентки, а самой клинике не было предоставлено возможности высказаться.
”Марина Л. полностью согласилась с лечением. Оно было начато, но не было завершено только потому, что у пациентки не было финансовых средств для завершения лечения и проведения желаемых и необходимых действий. Большая часть работы все же была проделана, и претензий не было”, — отмечает Нестерович.

Обязан все записывать

Сегодня Марину беспокоит то, что, когда она пойдет в суд, ей придется доказывать все свои визиты к стоматологу, а некоторых просто нет в ее digilugu. Стоит ли каждому пациенту на всякий случай проверять, занесена ли информация о его визите к врачу, если потом вдруг возникнут проблемы с качеством лечения? И какие вообще права есть у пациентов, если их лечение прошло неудачно?

Евгений Твердохлебов заявляет, что врач или любой другой медработник, оказывающий медицинскую услугу самостоятельно, обязан документировать оказание медицинских услуг, отражая все важные, с точки зрения медицины (а не пациента), обстоятельства.

”Если врач не делает этого, но пациент в состоянии доказать факт обращения к врачу, то пациент, предъявляя требование врачу или медучреждению, не обязан доказывать нарушения медперсонала. Поэтому, чтобы защититься от требований, в интересах медработника и медучреждения документировать оказание услуг, — объясняет присяжный адвокат. — Тогда для предъявления требования пациент должен будет доказать, что медработники нарушили свою обязанность виновно (то есть умышленно или по небрежности) и именно из-за этого возник ущерб”.

Один за всех и все за одного

Тот факт, что лечащий врач Марины скончалась, не означает, что за ее действия никто теперь не будет отвечать.

”Медработник отвечает не только за свои ошибки, но и за ошибки своих помощников, и за неполадки в работе оборудования. Вместе с медработниками отвечает и медучреждение, — поясняет Евгений Твердохлебов. — Медработник и медучреждение отвечают за ошибки в диагностике, лечении, информировании пациента и получении согласия пациента. Медицинские действия, совершенные без информированного согласия пациента, могут расцениваться и наказываться как телесное повреждение”.

То есть, уточняет присяжный адвокат, проведенная без согласия пациента операция может наказываться по одной и той же статье, что и удар ножом в подворотне.

”Лицо, оказывающее медицинские услуги, обязано информировать пациента о результатах его обследования и состоянии его здоровья, о возможных заболеваниях и их течении, о доступности, сути и целях необходимых медицинских услуг, сопряженных с ними опасностях и последствиях, а также о других возможных медицинских услугах. Также оно обязано по желанию пациента представить указанную информацию в письменно воспроизводимой форме”, — говорит Твердохлебов.

Так как нет центральной базы данных, куда вносились бы все визиты к зубному, которые были бы видны другим врачам, присяжный адвокат советует получать у стоматолога каждый раз выписку о визите. Ее можно использовать при обращении к другим стоматологам, чтобы они учитывали предыдущее лечение.

”Пациент не может предписывать врачу, как именно проводить лечение, — обращает внимание Евгений Твердохлебов. — Например, для врача не являются обязательными инструкции в духе ”ничего не сверлите, канал не лечите, а только поставьте пломбу”. Если пациент просит пломбу, то врач должен выполнить, а пациент оплатить все действия, которые медицинская наука считает в такой ситуации необходимыми, даже если пациент с частью этих действий не согласен”.

”Когда лечение начато, пациент, если он во вменяемом состоянии, вправе прервать лечение в любой момент без объяснения причин и заплатить только за уже выполненные действия и затраченные материалы. Медработник и медучреждение могут прервать оказание услуг только по уважительной причине”, — подчеркивает присяжный адвокат.
Он добавляет, что медуслуги должны соответствовать общему уровню медицинской науки на время их оказания и оказываться с усердием, обычно ожидаемым от медработников. В случае необходимости медработник должен направить пациента к врачам-специалистам или привлечь их.

Нетрадиционно лечить можно

Применение нетрадиционных методов профилактики, диагностики или лечения, отмечает Твердохлебов, допускается только в случаях, когда традиционные методы обещают меньший успех, а пациент информирован о сути метода и его возможных последствиях и дал согласие на его применение.
”Если в диагностике или лечении была допущена ошибка, в результате которой здоровью пациента был нанесен вред, который явно можно было предотвратить традиционным лечением, предполагается, что вред был причинен вследствие ошибки медперсонала. В таком случае ошибку медика пациенту доказывать не нужно, но надо доказать возникший ущерб”, — поясняет присяжный адвокат.
Он добавляет, что срок давности по требованию пациента о возмещении вреда составляет пять лет с момента, когда он узнал о нарушении обязанности медработником или об ущербе.
”Если договориться о возмещении не удастся, то стороны имеют право обратиться в суд, — заключает Евгений Твердохлебов. — В нашем случае комиссия прямым текстом посоветовала клинике уладить недоразумение внесудебно, но клиника этого совета не послушалась”.