Одна из любимых фраз президента Эстонии Керсти Кальюлайд — "слово свободно". Произнесённая в Розовом саду речь президента к 30-летию восстановления независимости Эстонской Республики коснулась и истории этого процесса. Евгений Голиков иронично критикует то, как президент трактует недавнюю историю, и эта критика является частью свободы слова и ещё раз доказывает, что в нашей стране слово действительно свободно и что никто (в отличие от некоторых других стран) не имеет монополии на истину в интерпретации истории. Цитирую:

"Нашему президенту свойственен романтический стиль изложения своих взглядов. В её выступлении очень много романтики и мифологизации. Из её слов я, откровенно говоря, с трудом узнаю ту реальность, к которой был причастен.

[Один пример: она сказала, что в результате таких народных выступлений, недовольств был заменён первый секретарь ЦК Компартии Эстонии Карл Вайно. Простите, не было никаких выступлений. Я-то был причастен к этому делу, я был в ЦК КПСС]” (23.08 эта часть была удалена по просьбе Голикова — прим. ред.).

Конечно, было бы естественно всегда (даже если объектом критики не является высшее должностное лицо государства) проявлять осторожность и избегать категоричных формулировок. Однако проблема заключается не в том, что президента обвиняют, что она ”живёт в мифах”, и не в том, что Евгений Голиков в то время был в ЦК КПСС. Проблема, к сожалению, в том, что кругозор Голикова, пока он работал в том же ЦК КПСС, сузился. Евгения Голикова, который в то время тоже был участником Народного фронта, либо подводит память, либо он подтверждает тот печальный факт, что разные сообщества жили и продолжают жить в совершенно разных мирах. Событиям, которые живут в памяти и питают самосознание сотен тысяч эстонцев, нет места в памяти Голикова. Однако я хочу прокомментировать его точку зрения не как участник исторических событий, а как историк, который уже написал тысячи страниц о том, что происходило весной 1988 года (то есть могу подкрепить свой текст сотнями доказательств).

Вполне возможно, что обмен мнениями Евгения Голикова с Александром Яковлевым тоже сыграл свою роль, этого я не знаю. Увы, у президента были все основания утверждать, что основной причиной для ”отзыва” Карла Вайно из Эстонии в Москву послужил политический мотив — чрезвычайное положение. Одним из проявлений этого стала так называемая уличная политика — публичная демонстрация глубокого презрения к русско-эстонскому (если быть корректным — ”непопулярному”) кремлёвскому сатрапу Карлу Вайно. Конечно, как подтверждают совершенные по приказу любимой партии массовые убийства в Алматы (1986) и Тбилиси (1988), от приказа зарубить десятки людей сапёрными лопатками не отказались. Задокументирована также тайная встреча Карла Вайно с главнокомандующим армией Язовым по поводу применения в Эстонии военных сил. Не менее убедительны и документально подтверждённые командировки тогдашних представителей бюро партии Бруно Саула, Энна-Арно Силлари, Индрека Тооме и других в ЦК КПСС (на Старой площади), их беседы с второстепенными фигурами, а также с Егором Лигачёвым, отвечавшим за кадровую политику и имевшим статус ”второго лица” КПСС, и с Михаилом Горбачёвым.

Темой разговора по-прежнему оставался увеличивающийся раскол в коммунистической партии и предложения о том, как предотвратить перерастание уличной политики — массовых демонстраций — в спровоцированные кем-то столкновения. Неизбежным результатом столкновений стал бы публичный крах уже в течение 45 лет разыгрываемой не только в Эстонии партийной власти (необходимость введения своего рода чрезвычайного положения). Применение грубой силы для прекращения анти-Вайноских демонстраций в одной из так называемых образцово-перестроечных стран (Горбачёв посетил Эстонию в 1987 году) накануне ”переломной” XIX партийной конференции, которую считали чрезвычайно важной, имело бы непредсказуемые последствия для перестройки.

Ключевым событием стала встреча Народного фронта с делегатами XIX партийной конференции 17 июня и вручение им ”народного мандата” на Певческом поле. Ожидалось, что на митинг соберётся не менее 100 000 человек (по оценкам их собралось 150 000). Никто не сомневался, что ”встреча с выступающими за перестройку делегатами”, организованная под практически незыблемым предлогом поддержки (!) XIX партийной конференции, превратится в демонстрацию с целью свержения Карла Вайно. Проэстонские члены бюро КПЭ не смогли (не потеряв уважения) убедить Народный фронт отказаться от демонстрации, организованной ”в горячую поддержку перестройки”. Согласно бродящим в то время слухам, была вероятность того, что толпа, собравшаяся под сине-чёрно-белыми флагами (власти уже дали согласие на их публичное использование), отправится из Кадриорга к ЦК компартии Эстонии, чтобы демонстративно сжечь чучело Вайно. Именно в свете этого Силлари, Тооме и другие члены бюро КПЭ советовались с главой КГБ Эстонии генералом Кортелайненом. Ситуация была взрывоопасной (пахло керосином!), авторитета у компартии (среди эстонцев) практически не было, а карьера служителей аппарата оказалась под угрозой (согласно советской практике, их неизбежно сделали бы виновными).

По согласованию с анти-Вайноской коалицией 11 июня Энн-Арно Силлари был вновь отправлен в Москву. В Москве явно была нарисована эффектная картина грозящей перестройке катастрофы, разворачивающейся на глазах тысяч туристов из Финляндии, Швеции и других стран (гостиница Viru находится в сотне метров от ЦК компартии Эстонии). Лично я считаю, что руководство КПЭ намеренно излишне драматизировало то, что должно было произойти. В период перестройки политика сатрапа Карла Вайно, который на эстонском языке едва мог связать три слова, грозила быстро утопить компартию Эстонии. Михаил Сергеевич, который неоднократно уходил от ответа и пытался избежать замены Вайно, позаботился о том, чтобы уже через несколько дней Вайно Вяльяс сменил должность Полномочного посла СССР и занял почётный пост Первого секретаря КПЭ. Практически за 24 часа до рокового 17 июня у КПЭ появился новый руководитель — Вайно Вяльяс, уроженец Хийумаа и выпускник местного университета.

Нация одержала свою первую великую победу. Я склонен считать, что вместе с ней был дан очень важный толчок и уже начавшемуся процессу — распаду СССР.

RusDelfi предлагает Вам главные новости Эстонии и всего мира! Подписывайтесь на рассылку.