Как активный участник, а не только свидетель событий того времени, начиная с 1988 года до 1993, могу дать оценку тому, что происходило в то пятилетие. Для меня активное участие закончилось где-то в конце 1993 года. В то время, извините за выражение, наша президент ”под стол пешком ходила”.

Нашему президенту свойственен романтический стиль изложения своих взглядов. В ее выступлении очень много романтики и мифологизации. Из ее слов я, откровенно говоря, с трудом узнаю ту реальность, к которой был причастен.

Я уж не говорю о том, что она все-таки хочет с одной стороны намекнуть на то, что в Эстонии нашими являются не только эстонцы. С другой стороны, как не крути более важной проблемой, чем сохранение эстонского языка у нас нет. И тогда, и сейчас. Что касается статистики. С чего госпожа президент взяла, что эстонский язык у нас умирал в последнее советское десятилетие.

Я выпускник Тартуского университета, закончил его в 1971 году. В то время на дневном отделении Тартуского университета училось 3500-3600 студентов. На русском языке обучалось примерно 550 студентов. Все остальные — я уж не говорю о перечне профессий, которые давались на эстонском языке — было в 10 раз больше, чем на русском языке. Это как? Это что? Или пример с тем, что в 1970-х годах начали писать на двух языках в свидетельстве о рождении — на русском и эстонском. Что же в этом плохого, простите? Сейчас она толкует, в общем справедливо, что недостаточное знание эстонского языка для молодых людей неэстонцев очень сильно ограничивает возможности.

Но все, кто живут в Эстонии прекрасно знают и понимают, что ограничение возможностей для какого-то карьерного роста и развития, особенно для молодых людей, связано не только со знанием или незнанием языка. Бывают случаи, когда приличное знание языка просто осложняет жизнь, потому что человек больше слышит и понимает, о том, что говорят здесь в Эстонии его, так сказать, соплеменники.

Что еще хочу добавить. Я буквально только что прочитал два письма от своих старых друзей из Москвы, друзей с которыми я занимался политикой. Что называется, боролся в одних рядах. Один из них был моим коллегой по демократической платформе в КПСС, другой известный российский диссидент — Вячеслав Игрунов, который много лет был депутатом российского парламента. Оба они были долгое время эстофилами. Вы знаете, они возмущены и не понимают, почему никого из тех людей, кто не только любил Эстонию и уважал эстонский народ, но помогал и шел в одной шеренге, боролся за нашу и вашу свободу, не пригласили на празднование восстановления независимости ЭР.

Меня как участника тех событий, как человека, который предложил название Народный фронт Эдгару Сависаару — я впервые об этом говорю — очень удручает то, как сегодня интерпретируется история и подается для тех, кто уже идет после нас. Ведь вот в чем дело — не сделали самого простого и элементарного вывода. Это одна из очень серьезных культурно-идеологических причин.

Почему так безвольно абсолютно без внешних толчков развалился Советский Союз? Здесь я тоже могу свидетельствовать, что это было действительно именно так. Его даже не надо было разваливать, он уже начал сам разваливаться сам по себе изнутри. Это произошло потому, что наше общество, наша тогдашняя интеллигенция не знала и боялась собственной истории.

У нас было слишком много тем, которые считались неудобными, запретными и так далее. А вот то, что я наблюдаю сегодня в Эстонии — это даже не просто боязнь, это боязнь переросшая в убеждения; что именно наше сегодняшнее представление является единственным возможным и правильным. Это совершенно губительная точка зрения. Я когда-то об этом предсказывал, когда признаки распада не были наруже. Предсказывал, что скоро это всё закончится. Как говорил философ Георг Вильгельм Фридрих Гегель: "Умирает идея”. Тоже самое говорил философ Фридрих Ницше: "Бог умер, а потом уже начинает умирать оболочка". Сейчас примерно то же самое. Очень многие вещи понимают совершенно превратно, до такой степени, что это не может иметь своих материальных последствий.

В 1991-1992 годах Евгений Голиков являлся постоянным представителем правительства Эстонской Республики при правительстве Российской Федерации. Участвовал в переговорах и подписании Соглашения о свободной торговле между Эстонией и Российской Федерацией. Работал советником премьер-министра Тийта Вяхи по связям с Россией, советником премьера Марта Сиймана и регионального министра Яана Ыунапуу.

RusDelfi предлагает Вам главные новости Эстонии и всего мира! Подписывайтесь на рассылку.