[…]

Что это за издание у вас в Нарве — ”Взгляд”? Там, где Март Хельме говорит на русском одно, а на эстонском другое.

Нет, не говорит. Это была газета, составленная местным отделениеи. Мы делаем такое и в других местах, например, в Пярнумаа, Тарту. Это то, что наша партия делает, и у нас есть относительно устоявшаяся система. Проблема была в том, что эту газету составили местные жители на русском языке. Я вообще не говорю по-русски и не мог проверить формулировки. Наверное, там оказались какие-то амбивалентные формулировки, То, что с большим скандалом представили эстоноязычной публике, было вырвано из контекста и искажено.

Мятежники Бронзовой ночи — это простые жители Эстонии, пришедшие выразить свое мнение? Серьезно?

Мы говорим об эстонцах, как, например, Юри Эстам, который ходил с эстонским флагом.

Не о георгиевской ленте?

Нет, мы говорим не о георгиевских лентах, а о том, что вообще происходило в то время в Эстонии. Об этом нужно говорить. И вдобавок этот контекст, о котором я сейчас говорю. Были мародеры и мятежники, с которыми Эстонское государство вело себя слишком мягко и тогда, и потом. Еще были просто любопытствующие, которым нельзя было предъявить что-то криминальное. А были и эстонцы.

В вашей газете была и Лариса Оленина. В партию ее не принимают, но в партийной газете она фигурирует. Василек и георгиевская лента на одной волне и в одной газете?

А почему вы считаете, что мы признали георгиевскую ленту? Может, это она движется в сторону василька?

Очень хитрый ответ.

Никакой не хитрый. У нас в партии около 10 000 членов, у нас более 100 000 избирателей. Люди почему-то думают, что из-за семи мест в Нарвском горсобрании мы подвинем всю партию. Не подвинем. У нас еще 500 мест в горсобраниях, которые мы можем занять.

Диффузия происходит в двух направлениях: немного георгиевской ленты туда и немного василька туда.

Нет никакой диффузии. Безусловно, в Эстонии есть русские, которые носят георгиевскую ленту, и русские, которые выбирают Путина. Что мы можем с ними сделать? Но в Эстонии есть и русские, которые являются ее патриотами и хорошо говорят по-эстонски. Люди в нашем отделении в Нарве именно такие, и это в Нарве непросто.

Русский электорат составляет около четверти от общего числа, на выборах в Рийгикогу чуть меньше. Если мы получим десять процентов этого электората, то это и будут придерживающиеся консервативных взглядов патриоты Эстонии. Не надо говорить, что мы идем на какие-то компромиссы в своем мировоззрении. Это не так.

[…]