Во-первых, отказ не мог быть связан с эпидемической ситуацией. Последнее время наблюдается позитивная динамика, на основании которой ученые сделали предложения по смягчению ограничений. Это подтверждает и принятое на этой неделе решение правительства разрешить контактное обучение ученикам выпускных классов, а не только классам начальной школы, как это было решено еще на прошлой неделе. То есть дополнительные смягчения на самом деле были возможны и допускаются учеными и правительством. Причем большее количество учеников в школе значительно увеличивает количество контактов, а значит теоретические риски больше, чем в случае с предложением Союза церквей Эстонии и мэрии Таллинна.

Во-вторых, не хочется верить, что отказ был связан с пренебрежительным отношением к церкви как к институту. Хочется напомнить, что хоть Эстония и не религиозная страна, и власть, естественно, отделена от церкви, но все же треть населения считают себя верующими. Подавляющее число верующих — христиане. Безусловно, сфера образования занимает в нашей жизни более чем значимое место. Поэтому снятие ограничений прежде всего в школах — оправданно и логично. Хочется все же напомнить, что христианство является базой культурных и духовных ценностей не только для многих жителей Эстонии, но и для всего европейского пространства — территориального и ментального. Первая школа, построенная в Эстонии, была церковной, и образование на эстонском языке появилось благодаря протестантской церкви. Первая книга, напечатанная на эстонском языке и дошедшая до наших дней, была опубликована в 1535 году, и это был катехизис.

Цивилизованное общество не может и не должно забывать о своих культурно-исторических связях.

В-третьих, было бы совсем печально допустить, что основной причиной отказа является нежелание идти навстречу именно русским людям и православной церкви, которая второго числа отмечает Пасху — один их самых светлых и значительных праздников для православных. Хочется напомнить, что в Эстонии 16% населения считают себя православными, и это не только русские люди, но и эстонцы. И 2 мая Пасху отмечают не только прихожане церквей Московского патриархата, но и Константинопольской православной церкви.

Ну, и четвертое. Могу понять, что у реформистской партии не было желания удовлетворять просьбу Таллинна, и тем более — просьбу мэра Кылварта. Но еще неделю назад была возможность пойти навстречу Совету церквей Эстонии и его президенту Андресу Пыдеру, эмерит-архиепископу Эстонской Евангелическо-Лютеранской церкви, который также просил снять часть ограничений уже со 2 мая. В своем обращении к правительству он отметил, что для всех христиан первым днем недели является не понедельник (3 мая), а воскресенье (2 мая), когда проводятся важные богослужения, и это относится ко всем христианским церквям.

Очень жаль, что правительство упустило возможность проявить человечность и пойти навстречу десяткам тысяч жителей своей страны.

Снятие ограничений на день раньше запланированного срока не произошло бы за чей-то счет и могло бы дать позитивный сигнал всему обществу. Ведь длящаяся более года пандемия коронавирусной инфекции повлияла и на душевное здоровье народа — у людей накопилась эмоциональная усталость, а вера подпитывает духовно. К тому же, это был бы символический знак заботы и понимания в отношении общества в целом, поскольку в настоящее время надежда и радость нужна каждому эстоноземельцу. Если бы правительство согласилось с нашим предложением, уже с воскресенья у людей появилось бы больше возможностей проведения полезного для здоровья досуга на свежем воздухе, а не только посещения церквей.

Крайне важно научиться принимать решения от сердца, а не только по политическим соображениям.

Еще больше новостей про коронавирус читайте ЗДЕСЬ.