Что изменилось для солдат срочной службы в коронавирусное время?

Разумеется, нам пришлось внести изменения, чтобы предотвратить распространение COVID-19 в частях. Для кадровых военных, которые занимаются обучением персонала, это создало некоторые сложности. Может, не сложности, а вызовы.

Как добиться того, чтобы солдаты получили необходимые знания и навыки, при этом по возможности не контактировали друг с другом? Магия произошла и все получилось — до сих пор планы выполнялись. В мае состоятся учения Kevadtorm или ”Весенний шторм”, на которых солдаты срочной службы смогут продемонстрировать то, чему они научились за 8 или 11 месяцев.

Конечно, коронакризис сильнее всего коснулся военнослужащих срочной службы. Силы обороны давно переосмысливают свою роль и методику подготовки. В преставлении людей, хорошо знакомых с штампами голливудских фильмов, может показаться, что армия — это отсталая и древняя организация, в которой солдаты страдают и мучаются, а офицеры на них орут просто так. Это не так. Скорее, Силы обороны — это большой обучающий центр, который предоставляет определенную подготовку. Несколько лет назад был сделан очередной шаг в эту сторону.

Есть боевая подготовка и отдых. Мы хотим, чтобы у солдат было больше возможностей распоряжаться свободным от учебы временем так, как они этого хотят. Например, выходить в город вечером после занятий.

Мы прекрасно знаем из исследований, что связь с семьей и близкими очень важный аспект для молодого парня или девушки. Именно здесь и произошли изменения. В условиях коронавируса мы, к сожалению, не можем отпускать их домой так же часто, как прежде. Все зависит от части и текущей обстановки. Например, в Куперьяновском батальоне была зафиксирована вспышка коронавируса. Поэтому солдатам некоторых рот этого подразделения, скорее всего, стоит запастись терпением.

Согласно исследованиям Академии Сил обороны и Тартуского университета, за прошлый год уровень стресса у солдат вырос. Это было связано с тем, что большинство солдат беспокоятся за здоровье своих близких и не могут видеться с ними часто. Тем не менее, у нас нет такой задачи — закрыть всех до конца службы. Если есть возможность, отпускаем. Например, в декабре и январе многие отправились в заслуженный длительный отпуск.

Кстати, парадоксальным образом, удовлетворенность срочников своей службы по сравнению с прежними годами выросла.

А что с учениями?

У нас ежегодно проходят учения ”Весенний шторм”. В этом году мы отменили 2500 повесток для резервистов, потому что в стране неблагоприятная эпидемиологическая ситуация. Тем не менее, учения состоятся. Можно сказать, это будет выпускной экзамен для солдат перед тем, как он выйдут в резерв. Учения состоятся, но их масштабы будут скромнее.

В последнем призыве оказалось рекордное количество девушек — 54 за 2020 год. Из чего состоит их служба? Как они живут в части?

Служба женщин никаким образом не отличается от службы мужчин. Они живут в тех же помещениях, единственное — их спальные места огораживаются шкафами. В Куперьяновском батальоне комнаты в казармах большие — человек на 30, старых казармах Тапа на 10-12. Зачастую есть возможность выделить девушкам отдельную комнату. Но, насколько я знаю, они сами от этого часто отказываются. Так как это препятствует распространению информации и они не хотят отделяться от подразделения. Душевые у девушек отдельные.

Все задания, марш броски — все делают вместе со всеми?

Абсолютно. Нормы одинаковые, кроме требований к тесту на физическую подготовку, его еще почему-то называют НАТО-тестом. В нем у девушек нормативы чуть пониже — меньше отжиманий и упражнений на пресс, на бег дается больше времени.

Служащие, как правило, молодые люди. У всех гормоны. Какая-то работа по вопросам любовных отношений в части проходит?

Когда вы оказываетесь на службе в ограниченном пространстве и вы у всех на виду — вам не до отношений. У солдат много материала, который следует усвоить. Плюс, поначалу служба — это большой стресс, не до этого. На самом деле неуставным отношениям в армии не место, это и так всем понятно.

Как армия может помочь в борьбе с пандемией? Кто-то говорит о патрулировании улиц.

Армия не собирается стрелять по жителям Эстонии без масок, если кто-то вдруг боится комендантского часа, слухи о котором распространялись прошлой весной. Насколько я знаю, вопрос о патрулях на повестке дня вообще не стоял С другой стороны, у нас есть примеры оказания реальной помощи. В прошлом году, когда случилась беда с коронавирусом на Сааремаа, там развернули полевой госпиталь. Говоря про недавние события, несколько недель назад Ида-Таллиннская и Ляэне-Таллиннская больницы обратились к нам с просьбой предоставить им определенное количество специализированного медицинского оборудования. И они его получили.

У нас есть срочники, солдаты и унтер-офицеры, получившие подготовку военных парамедиков — они уже помогают больницам. Сейчас в Ляэне-Таллиннской больнице совмещают службу и практику 10 парамедиков. Недавно увидел пост Аркадия Попова, который поблагодарил Силы обороны. Я бы тоже сказал спасибо этим ребятам. Кстати, когда в декабре солдаты отправлялись в отпуск, у них спросили — готовы ли они его прервать ради помощи больницам. Добровольно. Большинство ответило ”да”. Если государству потребуется помощь, Силы обороны ее окажут в рамках своей компетенции.

Вторая часть интервью будет про шпионаж и зарубежную службу эстонских солдат.