В редакцию газеты обратилась Оксана Волкова из Нарвы. Женщина находится в непростой ситуации. Ее сын уже более десяти лет живет с диагнозом шизофрения. В периоды вспышек он опасен как для себя, так и для окружающих.

Кто поможет?


”Моему сыну 29 лет. Первый эпизод психоза случился в 2009 году, в 18 лет. До этого он был нормальный, умный парень, не пил, наркотики не употреблял, — рассказывает Оксана. — Раньше мы жили вместе. Но с 25 лет во время психозов он стал очень агрессивен ко мне. Теперь живем в соседних домах. Семь лет я была его опекуном, но поняла, что больше не в состоянии нести это бремя, ведь взрослый сын не слушает меня и во время срывов может причинить мне вред. Через суд я передала опеку социальному отделению города Нарвы”.

Сама Оксана также имеет инвалидность с 2014 года и диагноз — постоянная депрессия и тревожность как следствие продолжительного стресса.

Несколько раз в год по два месяца сын Оксаны лежит в психиатрической клинике в Ахтме. В то же время он стоит и на очереди в учреждение по уходу, так как в период ремиссий он не способен сам о себе позаботиться и нуждается в круглосуточной помощи.

”Он резал себе вены и пытался спрыгнуть с четвертого этажа. Выбрасывал на улицу тяжелые предметы, мебель и т. п. Сам живет, как отшельник, не может контролировать свой быт, не принимает лекарства. Слышит какие-то голоса. В холодильнике лежат заплесневелые продукты, которые он может сам съесть. Контроля его жилья со стороны социального отделения нет никакого. Они только платят за квартиру и два раза в неделю покупают сыну продукты, оплачивая его картой”, — описывает Оксана.

Она считает, что в силах города ускорить очередь попадания в дом по уходу, ведь ее сын ожидает места с 2017 года.

В свою очередь главный врач города Андрей Антонов утверждает, что ускорить очередь невозможно, мест просто нет. Очередь одна общая на всю страну. А конкретно из Нарвы около 40 человек ожидают места.

Оксана считает, что проблема в самой системе получения помощи и отсутствии в городе как психиатрической клиники, так и дома по уходу.

”Очередь в дом по уходу ведет Министерство социальных дел. Этого Оксана никак понять не может. Когда место будет, ее сына туда определят, и то — только с его согласия”, — говорит Антонов.

А между тем сын Оксаны и еще примерно сотня таких же душевнобольных, как отмечает женщина, живут в обычных домах рядом с детьми и стариками.

”Это еще счастье, что мой сын явной агрессии к соседям не проявляет. Они жалеют и его, и меня. Но и боятся тоже”, — рассказывает Оксана.

Оксана подчеркивает, что Нарве нужен круглосуточный психиатрический центр и учреждение по уходу. Психиатрическое отделение раньше было в Нарве, но, как говорит женщина, ”власти успешно потеряли его”.

Действительно, еще пять лет назад в Нарвской больнице было закрыто психиатрическое отделение. Такое лечение жители Нарвы теперь могут получать в Ида-Вируской центральной больнице в Ахтме в 45 км от своего города.

”Как я понимаю, главный врач города должен поднимать эти вопросы на уровне уезда и государства. Но, похоже, этого никто не делает”, — добавляет Оксана.

Андрей Антонов согласен, что городу нужно круглосуточное учреждение, где душевнобольные люди могли бы получать помощь. Но не в силах города что-либо сделать: строительство новых профильных учреждений в Нарве не планируется.

Беспечная опека


Антонов объясняет, что жители Нарвы могут получить психиатрическую помощь в первую очередь через семейного врача или врача-специалиста в Нарвской больнице. Если человеку требуется госпитализация, его определяют в отделение психиатрии в больнице Ахтме. Однако это временное решение. Пациенты, которым требуется постоянный уход, должны дожидаться очереди в специализированное учреждение.

”Если у человека вспышка психоза, за ним приезжает скорая и отвозит в больницу в Ахтме”, — говорит главный врач Нарвы.

Если город является опекуном человека, то составляется план, назначается человек, который ведет этого пациента. И ведется работа согласно плану. Не меньше раза в квартал (зависит от состояния человека) социальный работник приходит на дом к опекаемому, где может помочь ему приготовить еду, прибраться, проверить условия жизни человека. Каждую неделю социальный работник также помогает подопечному закупить продукты.

Поскольку сын Оксаны находится под опекой города, к нему приходит на дом социальный работник. Однако это случается не часто. Как уже сказано, контроля за ежедневной жизнью мужчины никто не ведет.

”Предыдущая женщина-помощник была сама больна и в возрасте. Я ее жалела, жалобы особо не писала. Ни разу по ее просьбе или по указу главного врача сын не был положен в психиатрию. Когда психоз начинался, вызывала скорую только я, даже не будучи опекуном. Или сына с улицы забирала полиция, когда он беспокоил прохожих. А приближение психоза видно недели за три. За это время можно что-то сделать”, — считает Оксана.

Мест для активного лечения хватает


Согласно данным Eurostat, в среднем в странах Евросоюза для больных с психическими расстройствами приходится 73 койко-места на 100 000 населения. Эстония значительно отстает от этих показателей. Но в то же время средний показатель по ЕС снижается. Данные начали собирать с 2004 года, тогда средний показатель составлял 79 мест. В Эстонии же число койко-мест сначала росло, но с 2013 стабильно снижается.

По данным Института развития здоровья в 2019 году в Эстонии насчитывалось всего 710 больничных мест для пациентов с психическими расстройствами. В то же время число пациентов, выписанных с больничного лечения, составило за год 10 896 человек. Средняя длительность лечения одного пациента составляла 21,2 дня. На принудительном лечении по назначению суда находилось 142 человека.

Психиатр и главный врач больницы Ахтме Георгий Белоцерковский говорит, что в его учреждении, как и в целом по Эстонии, достаточно активных койко-мест для лечения пациентов с психическими расстройствами.

”Но, возможно, нужно больше мест в домах по уходу. Это места, где могут находиться люди, которые из-за своего постоянного конечного состояния не способны сами о себе позаботиться. В том числе и люди с психическими заболеваниями. Держать таких людей на активной койке в больнице никаких денег не хватит”, — объясняет психиатр.

В то же время врач добавляет, что хоть больница Ахтме и обслуживает весь регион Ида-Вирумаа, мест для пациентов здесь хватает.

”У нас 75 мест. На какие-то места есть очередь в плановом порядке, например в отделении неврозов. Плановое лечение мы регулируем по состоянию здоровья. А если человек нуждается в срочном лечении, то тут отказов не бывает. Сейчас, наверное, есть 3–4 свободных места, на случай, если скорая кого-то привезет”, — говорит врач.

Однако он добавляет, что в больнице не предусмотрены места для лечения детей с психиатрическими заболеваниями. Детей отправляют в Таллинн и Тарту.

Нужны молодые кадры


Специалист также говорит, что в больнице сейчас полный комплект специалистов.

”Но из этого полного комплекта — 10 психиатров — только три человека не пенсионеры, но и они через 3–4 года выйдут на пенсию. Молодых у нас нет”, — констатирует врач.

По его оценке, в Эстонии серьезная нехватка молодых кадров. Но в то же время здесь хорошее обучение, отмечает Белоцерковский. Проблема в том, что молодые специалисты, отучившись, предпочитают работать за границей.

”Полчаса на самолете от Таллинна до Вантаа, а оплата выше в восемь раз. Вот и все”, — говорит психиатр.

Обращений стало больше


В целом число обращений к психиатрам в Эстонии растет. В 2019 году к психиатрам повторно или впервые обратилось около 104 700 человек, это на тысячу больше, чем годом ранее. При этом одна десятая обратившихся — это дети до 15 лет. Их было более чем на 500 больше, чем за год до этого. Собственно, и взрослых людей среди обратившихся было больше, чем раньше.

В Институте здоровья отмечают, что более половины пациентов на приемах у психиатров — это женщины. Их число растет быстрее, нежели количество мужчин, обращающихся за помощью. В 2019 году на 14% больше женщин, чем мужчин, обращались за такой помощью. А количество мужчин по сравнению с 2018 году не изменилось.

Если обратить внимание на статистику за несколько лет, то можно в целом отметить тенденцию, что с возрастом соотношение ”м” и ”ж” меняется в противоположном направление. Если среди детей больше проблем с психическими расстройствами у мальчиков, то к возрасту 85+ лет соотношение постепенно меняется, и больше психических расстройств выявляется у женщин.

Из всех обратившихся за консультацией в 2019 году 94 600 человек (или каждый 14-й житель Эстонии) получили диагноз психического или поведенческого расстройства. На 6% больше, чем годом раньше зарегистрировано первичных случаев.

Как среди мужчин, так и среди женщин больше первичных случаев, связанных с раздражением и стрессом — 5 случаев на 1000 мужчин и 7 случаев на 1000 женщин.

Вторым наиболее частым диагнозом у женщин стали расстройства настроения. Обычно речь идет о депрессии, которая диагностируется у женщин в два раза чаще, чем у мужчин. Для них вторым показателем стали нарушения психики из-за употребления психоактивных средств. В основном это чрезмерное употребление алкоголя. У мужчин эта проблема встречается в четыре раза чаще, чем у женщин.

Среди молодежи до 15 лет самыми частыми впервые диагностируемыми диагнозом, стали начавшиеся в детском возрасте расстройства поведения и чувств (невнимание, импульсивность, гиперактивность и др.) и психологические расстройства. Эти проблемы возникали по 5 и 4 случая соответственно на 1000 детей.

Возникший коронакризис тоже накладывает свой отпечаток на общую картину. Психиатр Георгий Белоцерковский отметил, что с начала весенней эпидемии к ним больницу попадало несколько человек, у которых была невротическая реакция на коронавирус. Она выражалась в том, что люди настолько боялись заболеть, что не могли спать, есть, им требовалось активное лечение.