Темой разговора стали два срока Ильвеса на посту президента и все те события, которые произошли за это время. Приводим часть опубликованного в субботу в LP объемного интервью, где теперь уже бывший президент говорит о русских в Эстонии и теме отчужденности Ида-Вирумаа.

У вас хорошо получилось сделать так, чтобы вас услышали за рубежом. А в Ида-Вирумаа вы чувствовали себя так же? Вероятно, вы хорошо понимаете, что местные русские никогда не принимали вас за своего. В 2007 году в парке Ору в Тойла проходил День шахтера, куда вы поехали поздравить людей. В то же время тогда распространялись призывы, что когда Ильвес приедет, приготовьте яйца и помидоры. Кажется, это не уменьшило вашего энтузиазма приехать туда несмотря ни на что.

Помню это мероприятие. Рассмотрим его в контексте. Произошла ”Бронзовая ночь”, настроения были не самые лучшие, я не знал, что произойдет. И тогда подумал: ну, попробуем, поедем и поговорим. Поехал, поговорил. И тогда шахтеры решили, что мы должны вместе выпить пару рюмок водки, но ограничиться одной оказалось мудрой идеей.

На протяжении многих лет вы поддерживали тему Ида-Вирумаа. В Нарве на День независимости дважды проходил парад Сил обороны и праздничный прием в Йыхви, а также — ваши неоднократные поездки в регион. И когда вы вступили в должность президента, то со своим первым визитом в Эстонии вы посетили как раз Ида-Вирумаа.

Эстония, в конце концов, это не только четыре центра. Эстония — это и производство сложного медицинского оборудования из титана в Нарве, и масштабная деревообрабатывающая промышленность в пригороде Пылва. Чтобы жизнь кипела где-либо кроме четырех центров, необходимы предпринимательство и предприимчивость, а следовательно — работа и инвестиции. В Ида-Вирумаа для этого есть все возможности.

И что касается Ида-Вирумаа, мы должны понимать — в нашей стране есть люди, которые может и не владеют эстонским языком, и у них другое мировоззрение и внешнеполитические взгляды. Но они такая же часть Эстонского государства, как и мы. Поэтому важно посещать Ида-Вирумаа. Несмотря на то, что говорят — Ильвес не знает русского языка. Точно есть и владеющие русским языком лица, которым бы следовало туда чаще ездить.

Можете ли вы сказать на русском языке что-нибудь?

”Здравствуйте, я ваш президент”. Это я сказал в 2006 году во время своего первого визита в Ида-Вирумаа в торговом центре Astri в Нарве одному русскому мужчине. Не знаю, поверил ли он мне. А когда я недавно последний раз ездил в Нарву, там были три дамы. Сказал им ”здравствуйте”. Выяснилось, что они из Петербурга. Мы даже сфотографировались вместе, и они были очень удивлены, когда узнали, кто я такой.

Когда-то бывший депутат Рийгикогу Урмас Клаас привез в Кадриоргский дворец на экскурсию делегацию из Псковской области. Я тогда как раз шел к себе в кабинет от одного советника, мы встретились, и тогда Клаас представил меня им. Они спросили, можно ли сделать совместное фото. Мы все встали в ряд, офицер для поручений сфотографировал нас почти 17 раз, так как это было еще время до смартфонов, и у каждого была с собой ”мыльница”.

А через какое-то время пришедший от директора канцелярии Сийм Райе рассказал мне, как он незадолго до этого ездил в Псков и встретился с одним тогдашним партнером. Сели, поговорили, и Райе увидел на книжной полке фотографию со мной и посетившей Кадриорг делегацией. Райе одобрительно сказал: о, ты на фотографии вместе с нашим президентом. На что мужчина из Пскова сказал, что Райе не может себе представить, сколько часов ему пришлось в ФСБ отвечать на вопросы.

Поэтому иногда опасно фотографироваться вместе с президентом Эстонии.

Как часто вас после украинского кризиса раздражали вопросами ”неужели Нарва следующая”? Сами же вы так не считали.

Знаете, если с одной стороны живут люди в европейской Эстонии, а с другой стороны стоит Ивангород, находящийся в упадке, то действительно ли можно считать, что наши люди захотят перейти на другую сторону? Поэтому такой вопрос со стороны журналистов был бессмысленным, и я им советовал съездить в Нарву.