14 августа в 20:38 я и мои родители — Рева Людмила Николаевна 1944 года рождения и Рева Валентин Михайлович 1939 года рождения — на рейсовом автобусе прибыли из России на эстонский пограничный пункт ”Нарва”, пишет Максим Рева. После того, как паспорта были собраны для проверки, в автобус зашел сотрудник Налогово-таможенного департамента и потребовал, чтобы родители и сын вышли ”на обыск”.

”Я родился в Эстонии, сейчас мы являемся гражданами Российской Федерации и имеем долговременный вид на жительства в Европейском союзе. Я занимаюсь активной общественной и правозащитной работой, направленной прежде всего на предотвращение разрастания националистических и неофашистских настроений в обществе. В 2007 году из-за своей деятельности по защите памятника советским воинам-освободителям, демонтированного эстонским правительством, был арестован по надуманным обвинениям в организации массовых беспорядков. В начале 2009 года суд полностью оправдал меня. Однако эстонская полиция безопасности продолжила меня преследовать”, — продолжает Рева.

Одними из проявлений такого преследования он считает ”постоянные обыски при пересечении эстонской границы”. Рева: ”Так, например, с ноября прошлого года я пересек эстонско-российскую границу 16 раз и не был досмотрен таможней только однажды. Такая частота досмотра не может быть названа, в чем иногда меня заверяют сотрудники полиции и таможни, проводящие обыск, выборочной проверкой. 14 августа на мой вопрос сотруднику таможни, на каком основании, кроме меня, на обыск были выведены мои родители, тот ответил мне, что у нас одинаковая фамилия. Руководящая обыском старший инспектор Реэт Уусталу сказала, что у Налогово-таможенного департамента ко мне или членам моей семьи претензий нет, они лишь выполняют приказ полиции. Присутствующий при обыске, но не представившийся сотрудник полиции отказался мне объяснить, в каких правонарушениях подозревает эстонская полиция меня и моих родителей”.

Рева добавляет, что, поскольку на протяжении шести лет не было выявлено ни одного факта контрабанды, он может судить, что единственная его вина — общественная деятельность. ”А постоянные таможенные досмотры — одно из проявлений давления на меня. После инцидента с моими родителями я могу сделать вывод, что теперь репрессии со стороны эстонского государства распространяются не только на меня, но и членов моей семьи”, — заключает автор заявления.

Он требует дать объяснения, имеет ли эстонская полиция оперативные данные по противоправной деятельности его или родителей, требует прекратить преследование членов его семьи и ”принести извинения моим родителям, прожившим всю свою сознательную жизнь в Эстонии и внесшим свой посильный вклад в социально-экономическое развитие Эстонии, так, например, мой отец 12 лет был членом Городского собрания Таллинна”.

Копии заявления Максим Рева направил уполномоченному МИД РФ по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константину Долгову, депутату Европейского парламента Татьяне Жданок, в ОБСЕ (офис институтов демократии и прав человека), в Совет Европы (офис комиссара по правам человека).