„Что важно с точки зрения Стальнухина, так это то, что для Стальнухина партия стала обузой, - считает Игорь Грязин. - Он сказал, что если бы он не был в партии, то он мог бы сказать похуже и похлеще, как он действительно думает“.

Из этого, по мнению Грязина, вытекает то, что с точки зрения приобретения личной и идеологической свободы в интересах Стальнухина было просто избавиться от партии, которая ограничивает его в его действиях. „Теперь он может называть нацистами, фашистами, подлецами и говнюками кого угодно. Больше ему не надо оглядываться“, - говорит политик.

Как рассказывает Грязин, за все 20 лет работы в Рийгикогу они со Стальнухиным никогда не здоровались. „Я несколько раз здоровался, он не отвечал, и я, в конце концов, тоже перестал. Он вообще очень нелюдимый человек. То, что с ним сейчас произошло - не срыв, а выражение его истинных взглядов“, - уверен Грязин.

По мнению бывшего депутата Рийгикогу, опасность фраз Стальнухина о фашистском и нацистском правительстве в Эстонии заключается в том, что он не отдает себе отчет.“ Эта не просто фраза, а официальный предлог для русской войны в Украине“ ,- подчеркивает Грязин. Ранее об этом же говорил Раймонд Кальюлайд.

Грязин признается, что Стальнухин ему никогда не нравился: „ Это человек с кулаком в кармане“, - считает бывший депутат.

Что касается публикации в Facebook, в которой Грязин сообщил подписчикам об исключении Стальнухина с помощью фразы „Стальнухин получил ногой под зад“, то политик пояснил свои следующим образом.

“Jalaga persse - это такая милая эстонская фраза, абсолютно нормальная, - уверен он. - Я не считаю, что это что-то особенное. Посмотрите на Скабееву и Соловьева, они говорят слова гораздо страшнее. Если бы 20 лет тому назад школьник на уроке произнес эту фразу, это была бы проблема. А сейчас, если вы посмотрите, что происходит на всяких интервью, это просто нормальная фраза. Слово, имеющее некоторый юморной подтекст“.

Грязин говорит, что себя считает своего рода блогером и просто хотел быстро передать информацию подписчикам. Поскольку в тот конкретный момент политик не знал, почему Стальнухин больше не состоит в рядах центристов - выгнали его или предложили уйти по собственному желанию, - он выбрал слова, которые наиболее информативно передали происходящее.

“Эта фраза была произнесена 15 минут после того, как его исключили из партии. Общество было просто проинформировано, что вот это собрание закончилось так. Так что в данном случае - это не оценка, а передача информации, - говорит Грязин. - И русские, и эстонцы поняли, о чем речь“.

Закладка
Поделиться
Комментарии