Кальюлайд, EKRE и прочее, или Время нестандартных решений

 (3)
President Kersti Kaljulaid Nurmiko avamisel
President Kersti Kaljulaid Nurmiko avamiselFoto: Jaanus Lensment

У нас все началось в октябре 2016 года с ”неправильных” (нестандартных) выборов президента, который в лице Керсти Кальюлайд удивил позже еще большей нестандартностью. Месяц спустя президентом США, вопреки прогнозам, стал Дональд Трамп, чей образ действий вообще не поддается стандартизации, пишет обозреватель Айн Тоотс в "МК-Эстонии".

Через полгода с нарушением привычной субординации занял свой пост и новый президент Франции Эммануэль Макрон, ну а рекорд нестандартности выборов был поставлен этой весной на Украине, где президентом стал человек из ниоткуда — неполитик Владимир Зеленский. Впрочем, в Украине это уже третья попытка вывести страну из застоя советского образца, поэтому можно лишь гадать, любит Бог на Украине троицу или нет.

Читайте также:

Ничего нового

В устоявшихся обществах такая чехарда вызывает растерянность, как было и у нас в ”лихие девяностые”, когда стремительно рушились полувековые устои привычной жизни. До нас не сразу дошло, что в развивающемся обществе постоянной величиной бывает только неотвратимость перемен.

Разумеется, нестандартные перемены того времени мало кого радовали: денежная реформа, обнулившая сбережения на старость; повышение пенсионного возраста; нищенские прожиточные деньги вместо пенсии; для многих — законы о языке и гражданстве и т. д. Теперь они позади — интересно, как бы мы жили сейчас, если бы всего этого не было? Для сравнения стоит проехаться по бывшим республикам СССР, решившим обойтись без перемен.

В следующие десятилетия к нашим собственным проблемам добавились проблемы Евросоюза, с перепугу показавшиеся фатальными: конфуз с Конституцией ЕС, долговая яма Греции, покушения на евро, наплыв мигрантов и проч. Со временем, однако, и тут пришло понимание: проблемы потому и возникают, что требуют решения. Сейчас мы уже не паникуем при появлении проблем, а занимаемся их устранением, т. е. больше не ведем себя как новички в европейском сообществе.

Ничего нового нет для нас и в нашествии фейка — разве мы не учились читать между строк еще в советское время? Правда, фейк нынче не тот, лезет из всех щелей, исподтишка подкармливаемый кем надо, но с этим надо просто считаться — ведь с массовым распространением слухов человечество сталкивается не впервые. Люди знающие уверены, что эпоха Дикого Запада в информационном мире долго не продлится, и ничего удивительного в этом нет.

Нелегкое бремя нестандартности

Ничего удивительного нет и в росте спроса на нестандартность в сложные времена, как это видно по судьбе нынешнего президента Эстонии. Керсти Кальюлайд — первая глава государства, не имеющая трудового стажа советской поры. Трое ее предшественников зарабатывали этот стаж по-разному: Леннарт Мери диссидентом, Арнольд Рюйтель аппаратчиком, а Тоомас Хендрик Ильвес неисправимым антисоветчиком.

Немалая часть трудовой жизни нынешнего президента прошла за пределами не только советского времени, но и родной страны — дюжина лет в серьезных организациях Западной Европы, т. е. в атмосфере будущего Эстонии. Духом этого будущего от нее веет до сих пор, смущая привыкших видеть в представителе власти барина или барыню, к чему нас кто только не приучал на протяжении столетий.

От предшественников ее отличает не столько спортивный образ жизни, сколько участие в жизни страны в образе не ”высокого гостя”, а равного среди равных. Не всегда и не всеми это воспринимается с пониманием, но по-другому быть и не может.

Если решение президента провести часть служебного времени в Нарве, где некогда были крупные предприятия союзного подчинения, каковых больше нет, но рабочая сила осталась, никого не смутило, то встреча с президентом России Владимиром Путиным, положительный эффект которой только начинает просматриваться, приветствовалась далеко не всеми. Еще больше страстей наверняка вызовет запланированный на осень десант в Юго-Восточную Эстонию, вотчину EKRE, где не у дел оказалась рабочая сила колхозов и совхозов, которых тоже больше нет, и вот почему.

Перспективы будущего

Спрос на нестандартность уловили многие партии, но дальше других в этом продвинулась EKRE, овладевшая высшим искусством нестандартности, хамством. Остальные сдержанно подражают ей, как было и в пору заимствования ими друг у друга популярных политических лозунгов, поэтому многих удивило появление президента на церемонии вступления в должность нового правительства не в парадном наряде, а в джемпере с текстом в защиту свободы слова и ее демарш против утверждения в должности человека, подозреваемого в семейном насилии.

Это была демонстрация отсутствия у президента полномочий вмешаться на официальном уровне, но не права по-человечески отреагировать на происходящее. На Северо-Востоке такой подход оправдал себя, вряд ли по-другому будет и на Богом, но не EKRE забытом Юго-Востоке, так что без выяснения отношений там тоже не обойдется.

Керсти Кальюлайд — президент будущего, а вот каково наше представление о будущем и каков спрос на него, станет понятней после местных и президентских выборов 2021 года, до которых многое в стране еще может измениться.