Чудеса бывают! Пойманного на опьянении таллиннского водителя освободили от всех наказаний

 (17)
Чудеса бывают! Пойманного на опьянении таллиннского водителя освободили от всех наказаний
"МК-Эстония"

Выпил — сел в тюрьму… или за парту? Предложенный полицией второй вариант был для таллиннского водителя как настоящее чудо, пишет "МК-Эстония".

Вот уже несколько дней не могу дозвониться до старой знакомой, автоответчик твердит одно и то же: ”Я на курсах, не беспокойте меня!” Удивляюсь безмерно — кто на курсах? Моя Машка, веселушка-хохотушка и известная лентяйка? Да на каких же? Любопытство зашкаливает… Наконец-то встречаемся. ”Ты не представляешь, как и во что я влипла!” — ошарашивает Маша с ходу. Вот её рассказ.

Начиналось всё прекрасно, отмечали юбилей мужа на даче: первое весеннее солнышко, шашлычки, отменные закуски, веселье рекой и… конечно, алкоголь — куда русскому человеку без возлияний… Вообще, я человек малопьющий, а тут что-то разошлась: шампанское, вино, да ещё соседи со вкусненькой домашней наливочкой! Намешала, короче, сверх меры, а утром ехать надо — дела неотложные, а я человек слова: если обещала — выполню. Мой мудрый и дальновидный муж пытается меня остановить: ”Поваляйся ещё пару часиков, попей кофейку, давай яичницу с бекончиком сделаю, куда тебе в таком виде, а раннюю встречу можно и перенести”. Да нет же — вскочила в восемь утра, как подорванная, расчёской взмахнула и… за руль.

Дальше всё по известному сценарию: подмигивающие фары встречных машин, красно–синие мигалки, полно полиции — операция ”ДУЮТ ВСЕ!”. Дую и я — обречённо и уже ни на что не надеясь. Выдуваю 0,26 — это в миллиграммах абсолютного алкоголя на один литр выдуваемого мной воздуха, как авторитетно мне объясняет молоденький полицейский. ”Это ведь не очень много?” — с надеждой в дрожащем голосе спрашиваю я. ”Не много”, — снисходительно отвечает и ухмыляется. — Однако для больших последствий хватит”.

Дальше — протоколы, отъём машины, звонки-перезвонки, повторные ”продувы” — даже вспоминать не хочу.

Наконец, добираюсь до дома, первым делом хватаю законодательство и звоню компетентным знакомым. От прочитанного и услышанного прихожу в ужас: при самом чёрном раскладе — штраф больше тысячи, лишение прав сроком до двух лет и даже тюрьма; при лёгком, если повезёт, то обойдусь штрафом, тоже немаленьким, и лишением права управлять транспортным средством до одного года. Впадаю в депрессию, ни на чём не могу сосредоточиться, и мысли-мысли-мысли мучают меня: а что скажет мой работодатель — не отменит ли повышение по службе, а как я буду ездить на дачу без авто — ведь сезон только начинается, и что делать с запланированным давно отпуском — ведь детям обещана поездка? Хочется выть, причём в полный голос. Остаётся только молиться о чуде, что я и делаю, хотя в Бога не верю. И… вот оно, чудо — на третий день раздаётся сакральный звонок из полиции, приглашают на переговоры по поводу замены всех наказаний — чем, вы думаете? — учёбой! Бегу на встречу.

Приятный полицейский инспектор подробно объясняет, что есть такая альтернативная программа KOJU (korralik juht), что означает ”порядочный водитель”. Участие в ней добровольное. Если человек согласен пройти обучение, то (вот оно чудо!) он освобождается от ВСЕХ санкций в виде штрафов, лишения прав, арестного дома и прочих, данные о нарушении не вносятся в Регистр наказаний, производство о проступке закрывается, причём немедленно.

Есть два ”но”: первое — участие в программе платное, стоит двести тридцать евро, и оплатить эти курсы нарушитель должен сам; второе — программа не для всех, а только для тех, у кого ”чистое досье”, то есть нет дорожных правонарушений за прошедший год, промилле в крови — не более 1,5, что соответствует 0,75 мг на литр выдуваемого воздуха, и первое ”попадание на алкоголь”. Испытывая невероятное облегчение, безо всяких сомнений и раздумий подписываю согласие участвовать в программе — будто подарок от Деда Мороза получила…. Муж, считая, что мне несказанно повезло, вручает мне двести тридцать евро в качестве подарка на мой день рождения. М-да, осталась фактически без подарка, да и чёрт с ним, сама виновата!

Дальше всё, как и обещал инспектор полиции: через два дня получаю официальную бумагу о закрытии начатого в отношении меня делопроизводства и удалении записей из Дорожного регистра. Дышу полной грудью и строю свои жизненные планы, так внезапно прерванные — нет, не злой судьбой, а по моей же вине. Осталось выполнить обещания с моей стороны: честно отучиться на курсах программы. Это четыре (всего четыре!) лекции — раз в неделю по три часа. Чтобы пройти обучение, на всё про всё даётся аж десять месяцев. Тянуть не хочется, записываюсь на курсы — очередь на несколько месяцев вперёд, как в русских, так и эстонских группах, в группе максимум двенадцать человек.

И вот настаёт ”час Х” — пора отправляться на учёбу. Жутко нервничаю — как-то всё будет? Почему-то кажется, что будут читать мораль, воспитывать, бесконечно стыдить и показывать страшные картинки. Да ещё и муж подначивает, шипит зловеще: ”Будешь там одна, среди мужиков-алкашей, все мозги тебе вынесут лекциями, так тебе и надо — не послушалась меня!”

И вот, тащась словно овца на заклание, прихожу на учёбу. Занятия проходят в здании Института предпринимательства, что на улице Суур-Сыямяэ в Таллинне.

Занятие первое. Знакомство. Истории участников

Наша группа заполнена полностью — двенадцать человек. Завидев меня, единственная на тот момент представительница женского полу облегчённо выдыхает мне в ухо: ”Слава богу! А я уж думала, буду одна среди мужиков!” Возрастной контингент — от двадцати до шестидесяти пяти, лица довольно-таки приятные, и никаких алкашей-бомжей, как предрекал мне муж. Слегка приободряюсь. Все слегка смущены… С нетерпением ждём преподавателя. Что-то нас ожидает?

И вот вплывает приятная дама с пронзительными голубыми глазами, представляется: ”Ирина Шишова, семейный и групповой психотерапевт, основное место работы — психолог Таллиннского центра душевного здоровья и пенитенциарной системы”. И сразу берёт быка за рога. Основные требования: нельзя опаздывать, уходить раньше, выходить во время урока, тем более пропускать занятия. Надо: уважительно относиться к членам нашего коллектива, активно работать во время уроков и — о ужас! — выполнять домашние задания. Отдельные требования к соблюдению конфиденциальности: нельзя разглашать фамилии участников, передавать куда-либо их данные, фотографировать. ”Вопросы есть?” — спрашивает Ирина. И тут же посыпалось: ”А если заболею? Поеду в командировку? Не выполню домашнее задание?”. На все вопросы спокойный ответ Ирины: ”У вас десять минут подумать и оценить свои возможности. Если не уверены, что сможете посещать эти курсы, не собираетесь выполнять требования, то встаём и уходим, пока не подписали договор”. ”Куда?” — жалобно проблеяла группа. ”Возвращайтесь к вашим баранам — в ту ситуацию, в которой вы очутились, будучи задержанными полицией”.

Желающих уйти не находится, желание задавать дурацкие вопросы пропадает начисто, подписываем договор и включаемся в работу.

Первое задание слегка ошарашивает: каждый участник должен выйти, представиться, назвать водительский стаж и рассказать свою историю, с которой загремел в полицию, озвучив при этом свои промилле. Остальные задают вопросы, анализируют ситуацию и предлагают варианты, при которых можно было бы избежать неприятной ситуации. Наверно, можно было бы соврать, чтобы выглядеть не так постыдно в глазах группы? ”А зачем?” — вопрошает наш педагог. Действительно, зачем? Все в равном положении, и даже как-то интересно, что посоветуют-то. Истории разные: банальные, трагические, нелепые и даже смешные. Не могу удержаться, чтобы не привести некоторые из них. Памятуя о конфиденциальности, настоящие имена скрываю.

Дальнобойщик, 45 лет, 1,5 промилле
”Поругался с женой и тёщей. Пошёл спать в свою фуру — у меня там как дома, всё есть. Выпил, закусил, кончились сигареты. Поехал в магазин (за сигаретами!), причём прямо на фуре, хотя легковушка стояла рядом. Живу в деревне, магазин в пятистах метрах. Продавщица меня и спалила, позвонила в полицию. На самом деле я ей благодарен, правильно сделала.

Молодой, 20 лет, 0,8 промилле
”Девушка меня бросила, выпил коньяка с горя и… отправился на поиски новой. Остановили за превышение скорости, ну и понеслось!

Ещё один молодой, 22 года, 0,4 промилле
”Как-то не ладилось всё в последнее время. Захотелось встряхнуться, прокатиться с ветерком. Посидел на вечернем пляже, выпил пару бутылок пива, посидел ещё немного, чтобы выветрилось, и домой. А остановили за громкую музыку. Был очень удивлён, когда ”выдул” 0,2 мг.

Автослесарь, 58 лет, 0,9 промилле
”Живу один, без семьи. Каждый вечер, придя с работы, выпиваю 300 г водки, а что ещё делать? Водительский стаж — 35 лет, никогда не попадался, утром чувствовал себя хорошо, не пьяным. А тут ”общая дуйка”.

Менеджер, 42 года, 0,7 промилле
”Вернулся из тяжёлой командировки, выпил немного, тут вспомнил, что в машине дорогие образцы, да и машина чужая, — служебная. Решил переставить машину на платную стоянку. Ехал медленно, осторожничая. Это-то и показалось полиции подозрительным.

Автоновичок, 32 года, 1,4 промилле
”Сдал на права наконец-то, с шестой попытки, устроил праздник для друзей — крутой, до утра. Утром на работу. Не удержался, сел за руль, похвастаться хотелось перед коллегами. Дохвастался…

Группа впадает в азарт, обсуждая, анализируя и советуя. Мне, в частности, мужики дружно выдали: ”А мужа-то надо было слушаться!” Преподаватель почти не вмешивается, однако рулит при этом незаметно, вовремя подкидывая новый вопросик, поддерживая беседу в нужном русле. Интересно…

Три часа пролетели как одно мгновение. Под конец удивляет всех Красавица (назовём её так), которая гордо заявляет: ”Я не буду исповедоваться перед всей группой. У меня совсем другая история — здесь любовь и страсть. Можно я расскажу только вам, Ирина?” На что наш психолог отвечает: ”Это ваше право, вы можете встать и уйти, и больше сюда не приходить, поскольку не выполнили требование курсов”. Группа замирает, сопереживая Красавице. Но всё заканчивается хорошо — наш мудрый психолог предлагает ей собраться с силами и… озвучить свою историю на следующем занятии. Консенсус достигнут. Да-а, думаю, на следующем занятии опоздавших точно не будет.

Занятие второе. Задачки

Второе занятие начинается с истории Красавицы. Здесь действительно любовь и страсть, а ещё измена, предательство, арестный дом, семейное насилие и …2,6 промилле. Скажем так, если коротко: спасаясь от насилия, ей пришлось выбрать между семейным насилием и ”пьяным рулём”. Вот и выявилась ещё одна возможность попасть на альтернативные курсы, даже если не соблюдены все условия (в данном случае это 2,6 промилле). Если большинство участников были направлены полицией, то Красавица и ещё два участника с большим промилле — прокурором, после заключения мирового соглашения. И если у Красавицы были смягчающие обстоятельства, то двое других участников, прежде чем попасть к нам, прошли ещё программу KAINE ELU (Трезвая жизнь), отказавшись от употребления алкоголя совсем! Всё лучше, чем сидеть в тюрьме!

Решаем задачки, для этого выдали каждому специальную тетрадь в пятьдесят листов. Считаем количество выпитого, переводим в абсолютный алкоголь, выводим промилле и время, когда можно сесть за руль после начала праздника. Учитываем вес и пол каждого, а также приём лекарств. Вот, например, задача: худышка весом в 57 кг и гигант-дальнобойщик весом в 140 кг выпили на двоих бутылку водки поровну. Вопрос: когда можно сесть за руль? Ответ: ему уже через шесть часов, а худышке — аж через девятнадцать. В принципе, это и так понятно. Но пока решаешь, как-то это дисциплинируют, что ли, да и каждый для себя выводит свою норму.

Занятие третье. Мифы и страшилки

Разбираем физиологию, как алкоголь действует на организм. Распространённый миф: чем больше закусываешь, тем раньше можно за руль, оказывается чушью. Печень здорового человека выводит (в среднем) восемь граммов абсолютного алкоголя в час, и ни еда, ни напитки на этот процесс не влияют! Ирина ювелирно развенчивает миф, предложенный Дальнобойщиком: выпил двести граммов растительного масла (вот гадость-то!), и ни один анализ не покажет. Дальше — страшилка про печень. Защищаясь от алкоголя, печень заменяет свои клетки на жировую ткань, чем дальше — тем больше. Наконец наступает момент, когда процесс становится необратимым, даже если человек бросает пить. При этом он может и не догадываться, что цирроз печени уже есть, потому как печень не имеет нервных окончаний и посему не болит. А дальше — от нескольких недель до нескольких месяцев, и… аля-улю в страшных муках!

Доучилась… ночью снится кошмар: печень и почки пришли с заявлением отпустить их в безалкогольный отпуск.

Занятие четвёртое, заключительное

Подводим итоги. Оказывается, мы все изменились. Точнее, изменилось наше отношение к алкоголю, и всего-то за месяц. Кто-то бросил пить совсем, кто-то пересмотрел график и норму своих возлияний и перестал частить, одни перестали участвовать в пьянках на работе, другие просто перестали употреблять в будни. Делились, кто в чём нашёл замену алкоголю: тут и возвращение в спортзал, и прогулки с внуками, и зелёный чай, и много ещё чего. И уж точно все заявили, что за рулём больше ни-ни!

Мария заканчивает свой рассказ, а я, заинтригованная, прошу о встрече Ирину Шишову, психолога и преподавателя этой программы.

Ирина Шишова, семейный и групповой психотерапевт, комментирует:

Программа KOJU (korralik juht, или добросовестный водитель) предлагает возможность водителям-пьяницам начать жизнь с чистого листа. Германия первой начала использование данной системы перевоспитания водителей ещё в 2009 году, затем эту практику переняли многие европейские страны. Научные исследования в Европе показали, что менее одного процента водителей, прошедших программу реабилитации, снова садятся за руль в пьяном виде.

В Эстонии эту программу запустили в 2014–2015 годах в Южной Эстонии в качестве пилотного проекта, ведушим автором программы стал психолог Гуннар Мейнхард. Тогда в ней приняли участие 293 водителя, 270 из которых успешно прошли курсы и обещали больше не пить за рулём, что на сегодняшний день и подтверждается. Учитывая столь высокую эффективность программы, начиная с 2016 года её запускают уже по всей Эстонии — сейчас реабилитационные курсы действуют в Таллинне, Нарве, Пярну и Куресааре.

Курсы ведут психологи-консультанты, и я — одна из них. Я не позволяю себе никаких нравоучений, критики и завышенных требований. Занятия проводятся в исключительно дружелюбной атмосфере в комфортном классе при взаимном уважении преподавателя и учеников. В классе — от шести до двенадцати человек. На встречах часто рассматриваются неприятные ситуации, эмоции и воспоминания, у каждого выявляем неприятный опыт, связанный с самообманом, иррациональными мыслями, несовместимостью с действительностью. Я задаю ситуацию, группа её рассматривает, обсуждает, анализирует, и каждый предлагает своё видение проблемы или её решение. При групповой работе получаем мощный дополнительный эффект воздействия на умы друг друга.

Моя цель — использовать все возможности, чтобы разъяснить причины неправильного поведения и сбалансировать его, правильно расставить акценты, повлиять на эмоции участников и, в конечном итоге, изменить угол зрения участников, мотивируя их на долгосрочные размышления. Только в результате совместной деятельности достигаются желаемые изменения мотиваций участников!

Не буду скрывать, некоторые участники возвращаются и посещают курсы повторно, то есть по прошествии ”испытательного года” снова задержаны за рулём в нетрезвом состоянии, но таких у нас единицы. Есть у меня пара человек уже по третьему разу, это лица с первичными правами. Однако законодательство наше пока позволяет повторное участие в программе.

Иногда вижу, что на занятия пришли закоренелые алкоголики, и их надо лечить в специальных учреждениях. На курсах я всегда спрашиваю: ”Как бы вы отличили алкоголика от здорового человека, не используя медицинские термины?”. Мой вариант ответа: ”Обычный” человек употребляет, чтобы было хорошо, а алкоголик, чтобы не было плохо”.

Эффективность программы достаточно высока: число вернувшихся на курсы падает с каждым годом — в среднем, с 7 до 5%. Психологи-консультанты не стоят на месте: мы развиваем свои умения, исходя из знаний и навыков клиентов — но всё должно быть сделано точно в рамках программы.

Если в будущем потреблять меньше алкоголя, то общество станет здоровее, а безопасность на дорогах — существенно выше!