Центрист Коробейник: у меня на счету несколько миллионов, я могу не работать

 (134)
интервью RusDelfi
Andrei Korobeinik
Andrei KorobeinikFoto: Rauno Volmar

Депутат Рийгикогу Андрей Коробейник получил большую дозу внимания за эту неделю. Центрист покинул парламент, получил компенсацию в 21 000 евро, через четыре дня вернулся, отказался от компенсации, но, как выяснил RusDelfi, вообще не переживал о происходящем.

Андрей Коробейник 21 ноября покинул Рийгикогу, так как в парламент вернулась экс-министр Майлис Репс. Потом Центристская партия начала искать нового министра образования и науки. Им стал Яак Ааб — министр госуправления. На его должность пришла Аннели Отт — депутат Рийгикогу. Так как Отт ушла из парламента в кабинет министров, то на ее место вернулся Андрей Коробейник. Произошло это 24 ноября.

Интересная неделя была?

Обычная. EKRE хочет принять нехороший Закон об иностранцах. Закон не очень удался, если его примут, то с IT-сектором все будет плохо. Я подал поправки немного пораньше, так как не знал, вернусь в парламент назад или нет. Комиссия будет рассматривать их в декабре. Возможно, это вызовет очередной политический кризис.

Читайте также:

Когда произошел скандал с Майлис Репс, вы знали, что она вернется в Рийгикогу, а вы покинете парламент?

Да, конечно.

Что думаете об ее отставке?

Такие вещи сложно анализировать, когда ты фигурант происходящего. Со стороны обычно виднее. Было понятно, что ей нужно уходить, чтобы сохранить политический капитал. Например, когда я был в Партии реформ, там была история с Кристеном Михалом. Он долго не уходил. Я ему советовал уйти, так как он бы выиграл от этого. Но он принял это на свой счет. Потом потерял на этом. Если бы ушел, то, скорее всего, стал бы лидером партии.

(В 2011 году стало известно, что политики партии IRL продают российским бизнесменам вид на жительство в Эстонии. Ответственность переложили на тогдашнего министра юстиции Кристена Михала — RusDelfi).

Майлис Репс советовалась с вами?

Нет. Мы просто в партии обсуждали это. Были разные мнения, думаю, 50 на 50. История сложная. Дело даже не в том, права она или нет. Если она вовремя ушла бы, то потом спокойно могла бы вернуться. Бороться неделями с журналистами — не очень разумно.

История с Майлис показательна. Когда у тебя рабочий день 12 часов и у тебя шестеро детей, то ты ничем другим заниматься не успеваешь. Кто думает, что работа министром — огромное счастье, это не так. Я очень сильно сомневаюсь, что это так.

Например, в частном секторе ты можешь делать со служебной машиной что хочешь.

Там бизнес, а тут деньги налогоплательщиков.

А в чем разница? Государство нанимает топ-менеджера. А почему, нанимая топ-менеджера в госсектор, ты предлагаешь ему меньше? Почему условия в Telia должны быть лучше, чем у того, кто занимается нашими школами и чья деятельность влияет на наших детей? Если топ-менеджер Telia будет работать лучше, то от этого выиграют только их клиенты, да и то не факт. Если министр образования и науки будет работать хуже, то проиграют все. И смысл в таком лицемерии? Да, это наши деньги, налогоплательщиков. Но я лично хотел бы, чтобы мои деньги использовали как можно более эффективно. Когда у тебя есть водитель и у него выбор посидеть час или забрать ребенка из школы, то почему он не может забрать ребенка?

Уже идет речь, чтобы разрешить негражданам голосовать на парламентских выборах. Политики EKRE всегда говорили, почему неграждане голосуют на местных выборах, это непорядок. Сейчас они этой проблемы не видят. Как только часть голосов уходит EKRE - эта проблема исчезает. Они явно нацелены на этот электорат. У них большие надежды на Таллинн, где, скорее всего, и будет баллотироваться Март Хельме.
Андрей Коробейник

Вам предлагали стать министром образования и науки?

Нет. Я бы и не хотел. Это не моя область. Другим министром — может быть. Но министром образования — нет. Я знаю, что из себя представляет эта работа. Хотя я не сторонник того, чтобы министром становился специалист именно этой сферы. Если врач станет министром социальных дел, то он будет смотреть на ситуацию в рамках узкой ниши. Ему тяжелее увидеть, что происходит снаружи. Совсем плохая история, когда военный становится министром обороны.

Каким министром могли бы стать?

Министром внешней торговли и информационных технологий. Я понимаю, чего этой сфере не хватает.

Andrei Korobeinik Foto: Rauno Volmar

Какие эмоции были, когда узнали, что нужно покинуть парламент? Попрощались с политикой?

Нет. Я председатель горсобрания Пярну. Там очень много важных тем. Не скажу, что это совсем разный уровень. В городе ты решаешь много, поэтому многим бывшим мэрам сложно в Рийгикогу — они не могут быстро влиять на ситуацию. В Пярну сейчас очень напряженная ситуация. Это курортный город, сейчас кризис. Финны зимой не приедут. Стараемся помочь отелям, чтобы они не закрылись. Плюс почти все готово, чтобы начать строить мост в центре города, но нехорошие ребята из Isamaa это блокируют. Тут тоже интересно, они находятся в коалиции в парламенте, а в Пярну в оппозиции. Для того, чтобы с ними бороться, нужно приложить много усилий. Использовать таллиннские связи.

Четыре дня вы были вне Рийгикогу. Судя по вашим словам, вас это вообще не задело. А как же потеря основной работы и большой зарплаты в 5000 евро?

Рийгикогу — не моя основная работа. В политике так всегда, скандал, потом кто-то уходит. Также и в частном секторе. Я очень часто был в ситуации, когда что-то менялось со дня. У меня нет проблем с деньгами. У меня уже есть несколько миллионов, я могу ни дня не работать.

У вас на счету несколько миллионов?

Да. Я продал несколько фирм. Это не секрет. У меня достаточно большой список дел и компаний, с которыми я связан.

Кто ваши родители? Есть стереотип, когда молодой человек много зарабатывает и пробивается в политику, то у него богатые и влиятельные родители.

Отец умер, когда мне было 3,5 года. Мама всю жизнь работала швеёй в Пярну, сейчас на пенсии. Стоит похвалить эстонскую систему образования. В Англии, если ты не ходишь в частную школу, то тебе сложно пробить определенный потолок. Я спросил у английских друзей — все поголовно учились в частной школе. А я закончил Пярнускую русскую гимназию, которая в определенный момент занимала последнее место в рейтинге школ — из 217 она была 217-й. Это мне не помешало ни разу.

Как часто вы ездите в Пярну?

У нас заседания в горсобрании раз в месяц, но встречи бывают чаще. Поэтому часто езжу. Вот, сегодня, например, поеду.

Как?

На автобусе. Сейчас автобусы Lux Ekspress очень удобные, особенно lounge-зона. Почти два часа я могу поработать. В машине неудобно.

По городу передвигаюсь на электросамокате. Часто хожу пешком. Это способ подумать о чем-то, аналог медитации.

Вы сказали, что откажетесь от компенсации в 21 000 евро чистыми за уход из Рийгикогу. Почему?

Я не вижу проблемы в самой компенсации. Если кадровый политик теряет должность в парламенте и обратно не попадает, то компенсация — это нормально. Но получить компенсацию и вернуться через четыре дня — не очень правильно. Тем более, как только я выбываю из парламента, то сразу начинаю получать зарплату из Пярну, около 2000 евро (одновременно две зарплаты получать нельзя).

Если бы не вернулись через четыре дня. Оставили бы деньги?

Вполне, да. Но опять же, я получал бы зарплату в горсобрании, что тоже бюджетные деньги. Поэтому мог и отдать их, если бы не вернулся.

Вы сказали, что отдадите деньги на благотворительность. Куда?

Думаю про два вариант. Отдать Продуктовому банку. Это получится 4500 недельных пакетов с едой. Либо туда же, но добавить маски.

Andrei Korobeinik Foto: Rauno Volmar

Вы играете в телевизионной версии ”Что? Где? Когда?” на Первом канале в Москве. Вам когда-либо это мешало?

Нет. Я регулярно участвовал в Кубке президента Азербайджана по брэйн-рингу. Проблем тоже не было. Где политика, а где интеллектуальные игры.

Поехали бы на передачу к Владимиру Соловьеву?

Наверное, да. Если бы подошло по времени, то почему нет. Если у тебя есть канал, то ты должен доносить на нем свою точку зрения. Если телеканал ”Россия” выражает другую точку зрения, то твое мнение не меняется. Когда я был в Партии реформ, то там не разрешали давать интервью Таллиннскому телевидению. Но я все равно общался с ними, если звали.

Я ни разу в жизни не смотрел Соловьева. Я смотрю по телевизору только ”Что? Где? Когда?”, футбол и Netflix. Там нет Соловьева. Вообще не смотрю телевизор, даже эстонские новости. Только читаю в интернете.

Кстати, все актуальные новости от RusDelfi теперь и в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.