Фильтрационные лагеря: допрос, раздевание догола и гинекологические осмотры

С Натальей Тихоновой об интервью мы договаривались больше недели.

"Сейчас такая загрузка!" — делится волонтер из Эстонии. "Идет большая эвакуация украинцев из России. Из Мариуполя, Харькова, Донецка люди уже едут просто сами — нужно спасаться от войны".

"Около месяца назад нам стали приходить сообщения о том, что люди находятся в настоящей блокаде", — начинает рассказ Наталья. "Эвакуационных коридоров практически нет, а когда их открывают в сторону Украины — все обстреливается. Единственный путь — в сторону России".

"И если в первое время такое перемещение было принудительным — тогда за людьми приезжали грузовики и автобусы, то сейчас украинцы не только под дулом оружия едут в Россию. Такой путь — единственный шанс выехать из Мариуполя. Пятьдесят дней в блокаде, без еды и воды, в разрушенных домах, под бомбежками. Люди любыми способами пытаются оттуда выбраться. И выбираются через российскую границу".

Сделать это украинцы могут только через так называемые фильтрационные лагеря. Наталья рассказывает, что работает это следующим образом.

"Люди ждут несколько дней в лагерях временного размещения того момента, когда их приглашают на "фильтрацию". Проходит допрос: кто, откуда, есть ли родственники среди военных. Обычно допрос длится быстро, иногда — до шести часов подряд. Людей раздевают, смотрят татуировки. Иногда женщинам проводят гинекологические осмотры. Это все рассказывают люди, которым мы помогаем", — вздыхает Наталья.

Шанс выехать одинокой женщине — минимальный

Волонтер рассказывает, что пропускают не всех. К примеру, шанс выехать у одиноких мужчин или женщин — минимальный. "Самая большая вероятность пройти — у семейных пар с маленьким детьми, у женщин в группе "мама-бабушка-внучка".

После прохождения фильтрации некоторые с границы уезжают самостоятельно.

"Обычно в сторону Европы или Грузии", — продолжает Наталья. "Тех же, кого вывезли насильственно, или тех, у кого нет денег, везут дальше на поезде в центральную Россию. В основном не говорят, куда. В поездах с закрытыми дверями, иногда сутки. Потом снимают с поезда, в автобусах отвозят в пригород, в пансионат временного размещения".

Там украинцам оформляют статус временного убежища в России. В таких местах беженцы могут находиться три месяца.

"Приехавшим выдают сим-карты, поэтому можно уже набрать родным. Но украинские банковские карты не работают, гривны поменять невозможно. Родственники находят тех, кто может помочь в России. Находят способ отправить деньги: доехать до вокзала, купить билет, сесть в поезд и уехать в сторону Европы, через Эстонию. Ведь из любой точки России на поезде можно доехать в Москву. Из Москвы едут в Санкт-Петербург, оттуда — автобусом до Ивангорода, а потом и до Нарвы", — рассказывает Наталья.

"Нарва сейчас единственный пропускной пункт, который максимально лояльно относится к документам", — рассказывает волонтер. "5 марта вышел указ, по которому можно въезжать даже по внутренним паспортам. Мариупольцы, например, часто не имеют загранпаспортов".

В Эстонии беженцев уже подхватывает волонтеры.

Люди не хотят еще раз пережить долгий путь в неизвестность

"Наша волонтерская группа пытается помогать транзитным беженцам. Одна из проблем заключается в том, что Эстония не была готова к такому потоку украинцев со стороны России", — рассказывает Наталья.

"Есть пункты размещения в Пярну и Тарту, но из Нарвы туда сложно добраться, если нет денег. А у большинства, несмотря на то, что на территории Эстонии уже работают украинские банковские карты, все равно нет финансовых накоплений. Кому-то везет — эстонские пограничники отправляют на бесплатном автобусе до пункта. Просто многие не знают о такой возможности: нет информации, на КПП волонтеры не встречают. А ведь многие беженцы преодолевают долгий путь, порой длиной в несколько суток. И мы очень хотим, чтобы люди могли получить хоть какой-то отдых, и дальше двигаться в нужные страны".

Наталья рассказывает, что многим до сих пор непонятно, как украинские военные беженцы оказываются на территории России. "А ведь они бегут от смерти. И другого выхода просто нет. Им нужно помогать, после всего, что они пережиги. Создавать условия для реабилитации. По-прежнему есть проблема: количество людей увеличивается с каждым днем, а в центрах помочь не могут, потому что люди не хотят оставаться в Эстонии надолго, а просто отдохнуть пару дней и ехать дальше. Пока же государство таким украинцам помочь не может, все держится на неравнодушных людях".

"Сначала мы помогали максимально скрытно. Потом начали распространять информацию. Чтобы люди знали, что они могут выехать из России. Нет никаких оснований их задерживать или не выпускать! Любой человек может выехать из страны в соответствии с конвенцией о правах человека". И если вопрос денег волонтеры могут закрыть, то есть еще одна проблема — желание самих беженцев.

"Люди зачастую очень ослаблены, не могут и не хотят еще раз пережить пятидневный путь в неизвестность", — делится Наталья и вспоминает историю дедушки из Мариуполя.

"Его дом разбомбили, а самого принудительно вывезли в Россию. Нам звонила его дочка и плакала в трубку, чтобы мы помогли вытащить ее отца. А дедушка постоянно рыдал. Мы сделали все невозможное, организовали большую цепочку волонтеров. И видно было, как из рыдающего дедушки он превратился в бодрого человека".

Если месяц назад, по словам волонтера, приезжало пять-шесть семей в день, то сейчас это цифра увеличилась до ста человек в день. "Очень много встречаем на вокзале, там же люди остаются ночевать. А ведь большое количество людей к нам и не обращается, выезжают самостоятельно", — рассказывает Наталья. "И поток людей с каждым днем растет. Мы это видим".

Закладка
Поделиться
Комментарии