Схожая ситуация наблюдается и на муниципальном уровне. На последних муниципальных выборах в Таллинне женщины составили лишь 34% из общего списка кандидатов, а в результате было избрано 24 женщины из 79 депутатов.

Почему так мало женщин в эстонской политике? Для того, чтобы разобраться с этой проблемой, мы решили поговорить с известными женщинами-политиками и узнать у них, в чем заключается проблема и проблема ли это вовсе?

На вопрос, зачем нам в принципе нужны женщины-политики, наши гостьи сошлись в едином мнении, что только имея больше женщин в представительных органах, мы можем получить более высокий уровень дискуссий и больше качественных решений, потому что у всех людей есть уникальный опыт, а мужчина не может полноценно отстоять позицию женщины-избирателя, потому что у них разный жизненный опыт.

Премьер-министр Кая Каллас подметила, что ”Безусловно, мы не какая-то однородная группа людей. Мы: либералы, консерваторы, социал-демократы. Каждый выбирает кандидата по своему мировоззрению и взглядам. В любом случае ситуация будет другой”.

По словам журналистки и депутата горсобрания Таллинна Марис Хеллранд, мы имеем прекрасные примеры более эффективного управления при высокой доле женщин в реальной политике в Скандинавских странах. Также в больших мировых медиакомпаниях были введены квоты на людей абсолютно разных групп. По ее словам, начать можно было бы с введения подобных квот в государственных компаниях, но нет смысла прямо сейчас заставлять частные компании вводить подобные правила у себя.

В целом большинство моих собеседников поддержали идею квотирования, однако нашлось и два исключения. Например, Кая Каллас считает, что подобные меры могут помешать общей цели, ведь будут порождать в обществе мнение, что женщины, которые чего-то добились, достигли своих целей именно благодаря квотам, а не своей компетентности. Но вице-мэр Таллинна по городскому планированию Мадле Липпус с этим не согласна и говорит, что ровно такую же логику уже сегодня можно применить к мужчинам и задать вопрос: ”А не получил ли этот мужчина свое кресло из-за того, что он мужчина?” Ведь в обществе сохраняется стереотип, что мужчина занимается карьерой, а женщина сидит дома с детьми. Депутат парламента и бывший министр здоровья и труда Рийна Сиккут утверждает, что смысл квот не в том, чтобы найти ”какую-либо женщину”, просто полагаясь на ее пол, но найти подходящую женщину-специалиста, и из 1.3 миллиона населения у нас всегда есть как минимум несколько подходящих кандидатов.

Депутат Европарламента Марина Кальюранд согласна с эффективностью квот и привела пример того, как они работали в Руанде, однако она считает, что эстонское общество еще не готово к подобным мерам и выразила уверенность, что нам стоит начать с так называемых ”чередующихся” списков кандидатов, в чем ее поддержали и остальные собеседники. По словам депутата парламента и главы комиссии по окружающей среде Йоко Алендер, в Эстонии положение кандидата в списке является достаточно важной составляющей.

На вопрос, что нам нужно сделать, чтобы привлекать больше женщин в политику, прозвучали разные ответы. Марина Кальюранд и советник по ночной жизни Натали Метс сказали, что важнее всего поддержка и имеющиеся образцы для подражания. Йоко Алендер и Мадле Липпус уверены, что нежелание идти в политику — это гораздо более обширная проблема, сформированная общественным мнением о политике, как токсичном и грязном месте, и нам в том числе нужно исправлять политическую среду, чтобы больше людей захотели в ней участвовать. Но все согласились, что для женщин-политиков самое сложное — это начать карьеру и получить поддержку от окружения и семьи, а после первых шагов все становится гораздо проще.

Интересное пересечение мнений вышло у Каи Каллас и Рийны Сиккут:

Кая Каллас: ”Женщины в политике больше настроены, чтобы получить результат и сотрудничать, в то время как мужчины очень часто борются друг с другом, и это больше похоже на дуэль”.

Рийна Сиккут: ”Несколько лет назад мы опросили членов Социал-демократической партии, почему они пришли в политику. К большому интересу выяснилось, что для мужчин это была возможность для улучшения карьеры и усиления влияния, а женщины — для решения какой-то проблемы, будь-то школа, общественный транспорт или что-то иное… У них было что-то, что они хотели изменить".

Все собеседники были опрошены порознь и не знали ответов друг друга, поэтому для Рийны стало большим удивлением, что Кая дала идентичный ответ, однако она заметила, что, скорее всего, такая же ситуация и в других партиях и странах, и это то, с чем мы должны считаться и что нам стоит объяснять для привлечения людей в политику.

И это был не единственный вопрос, на который собеседники ответили единодушно:

На вопрос о том, ”Что бы изменилось, если бы в политике стало больше женщин?” мы получили следующие ответы:

”Политическая культура и то, как люди общаются между собой” — Кая Каллас.
”Я думаю, что качество дискуссии” — Мадле Липпус.
”Роль аргумента будет выше” — Йоко Алендер.
”Дискуссия будет абсолютно иной” — Рийна Сиккут.

А на вопрос: "Нормально ли упоминать внешность политиков в статьях?”:

”Это ненормально… Я часто об этом думала, почему это касается только женщин-политиков? И почему это вообще важно? Я не думаю, что это актуально” — Кая Каллас

”Нет, это не нормально. Это ненормально, ведь то, что пишут медиа, очень сильно отражается на нашем обществе <…> Медиа (также) не должны называть женщин-политиков — женщинами-политиками, потому что они просто политики, равно как мужчины-политики — это политики, а не мужчины-политики”, — сказала Натали Метс.

”Конечно, это ненормально. Никогда и нигде не нужно оценивать и сортировать людей по тому, что они носят <…> Потому что политика про мнения, взгляды и изменение реальности, и в этом контексте то, что я ношу или какая у меня прическа — просто не имеет значения” — Мадле Липпус.

”Я не помню, чтобы кто-то обсуждал внешность мужчин-политиков, однако, когда я впервые купила дорогую сумку, на которую я заработала в 50 лет, меня критиковали и я считаю, что это несправедливо” — Марина Кальюранд.

”Они (медиа) даже не знают, как говорить про внешность мужчин, они даже не знают, что такое хороший костюм, к сожалению. <…> Я не думаю, что нормально говорить только про внешность женщин. <…> Это просто сексизм”, — считает Йоко Алендер.

Такое же единодушие собеседники выразили по вопросу, можно ли быть политиком и хорошей мамой одновременно. Они все сошлись во мнении, что это возможно и крайне важно, чтобы, в первую очередь, внутри семьи было понимание и равномерное распределение обязанностей между партнерами, и в таком случае это возможно. Рийна Сиккут также заметила, что иногда быть хорошей мамой, если ты политик, даже проще, потому что в отличие от медсестры или продавца в магазине политики имеют возможность планировать распорядок дня и могут привести ребенка на работу.

Полную версию ответов и всех интервью можно посмотреть на ютуб-канале Дафти. Оригинальное видео вышло на английском языке с субтитрами для лучшего понимания как эстонским, так и русскоязычным зрителям.

Закладка
Поделиться
Комментарии