В четверг Государственный суд оставил в силе решение окружного суда, приговорившего мать к восьми годам лишения свободы за то, что она оставила дочь без своевременного лечения, несмотря на предупреждения врача, в результате чего ребенок умер.

В семье подсудимой воспитывалась приемная дочь 2004 года рождения, у которой была врожденная ВИЧ-инфекция. В июне 2014 года лечащий врач сообщил матери, что иммунитет ребенка очень ослаблен и необходимо начать противовирусное лечение. Несмотря на это, в течение следующих трех лет обвиняемая воздерживалась от обращения к врачу и не давала согласия на начало лечения, хотя врач неоднократно напоминал об этом.

Лечение было начато только после того, что в начале 2018 года здоровье ребенка сильно ухудшилось. К сожалению, было уже поздно и в марте того же года ребенок умер.

Харьюский уездный суд признал мать виновной в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью ребенка, повлекшем смерть, и приговорил ее к восьми годам тюремного заключения. Таллиннский окружной суд отменил приговор и признал женщину виновной в смерти по неосторожности и назначил наказание в виде условного срока.

В четверг криминальная коллегия Государственного суда отменила решение окружного суда и привела в исполнение решение окружного суда. При разрешении дела в суде основным спорным вопросом было то, причинила обвиняемая тяжкий вред ребенку умышленно или по неосторожности.

По оценке окружного суда, мать исходила из представления, что она по крайней мере так же компетентна в лечении своего ребенка, как и врач-специалист. По сути, она взяла лечение ребенка в свои руки и принимала решения, исходя из своего понимания. Госсуд парировал, что такие действия уже попадают под определение оказание медицинских услуг, требующих специальных навыков, знаний и определенного качества. Если это приводит к причинению вреда здоровью, то есть основания подозревать косвенный умысел.

Уездный и окружной суд установили, что мать узнала о критическом ухудшении состояния дочери не позднее весны 2017 года, когда после почти трехлетнего уклонения пришла к врачу-специалисту. Тогда врач неоднократно и недвусмысленно объяснил ей необходимость начать противовирусное лечение. Обвиняемой также было известно, что без лечения ВИЧ-инфекция может перейти в развитию синдрома иммунодефицита или СПИДа, который в свою очередь может привести к летальному исходу. На основании всего этого суды установили, что обвиняемая осознавала, под какую угрозу ставит здоровье ребенка своим бездействием.

Коллегия констатировала, что, несмотря на осознание опасности, человек может в некоторых случаях безрассудно надеяться на то, что последствий удастся избежать. В то же время такая надежда должна быть обоснованной и подкрепляться конкретными разумными фактами. В данном случае этого не было.

Коллегия не согласилась с позицией окружного суда, что состояние здоровья ребенка было на первый взгляд в порядке, поскольку это противоречило доказательствам. То, что у ребенка проблемы со здоровьем, было очевиден уже в начале 2017 года, когда это заметили и посторонние. Ребенок все чаще пропускал школу. На это обращалось и внимание матери, но она игнорировала тревожные сигналы и лгала, что ребенок получает необходимое лечение.

Коллегия отметила, что не позднее 21 марта 2017 года, когда обвиняемая, наконец, обратился к врачу-специалисту после трех лет уклонения от медицинской помощи, ей стало совершенно ясно, что альтернативные методы лечения, которыми она предположительно пользовалась, не работают. Анализы крови неоднозначно показали, что иммунная система ребенка практически полностью разрушена.

”На что бы ни надеялась обвиняемая — на религию, правильное питание, целебное действие благоприятной среды и т. д. — к началу весны 2017 года ей должно было быть более чем ясно, что эти меры не годятся для сохранения здоровья и жизни ребенка”, — заключил Госсуд.

Закладка
Поделиться
Комментарии