Надежда Ивановна пропила 10 дней супрастин, но почему-то ничего не проходило. Наоборот, становилось только хуже и хуже, пишет "МК-Эстония".

”От копчика и по всей длине ног стало болеть и гореть. Ноги и руки стали отказывать, все то горело, то болело, то немело. Я ни есть, ни пить уже не могла, спала пару часов, и то сидя, — перечисляет она. — Пила обезболивающие в больших количествах — не помогали. Вызывала скорую, те приехали, сделали укол обезболивающего и все. Сказали — к семейному. Дважды ездила в ЭМО. В первый раз я забыла сказать про это пятно, говорила только про проблемы со спиной. Во второй раз сказала, они якобы взяли тогда анализ на боррелиоз. Но, по их уверениям, он был отрицательный. И только невролог, к которой я пришла с жалобами на проблемы со спиной и во всем теле, сказала, что по симптомам очень похоже на боррелиоз”.

Невролог договорилась с инфекционным отделением, чтобы Надежду Ивановну положили в больницу. Там взяли анализы и провели полное обследование. И в итоге подтвердился боррелиоз.

”Две недели я пила антибиотики, потом меня выписали, — рассказывает женщина. — В больнице, чтобы проверить чувствительность, меня били током и кололи иголками, но во многих частях тела она была на нуле. Как объяснила мне врач, это из-за того, что нервные окончания до сих пор воспалены. И до сих пор здоровье не восстановилось”.

А что же семейный врач? По словам Надежды Ивановны, в ответ на рассказ о случившемся та ответила: ”Ты тут меня не учи! Я свою работу знаю!”

”И вот сейчас я сижу на больничном, а она меня гонит на работу, — жалуется Надежда Ивановна. — Мол, по два месяца с боррелиозом на больничном не сидят! Я уже не знаю, как мне быть. Надо врача менять уже, видимо…”

”Не боги мы, понимаешь?”


”Она была с другой проблемой у нас на больничном листе, — комментирует ситуацию семейный врач Римма Прутьян. — Потом показала это пятно, и я его не оценила как укус клеща. Потом она попадает к неврологу, невролог отправляет ее в больницу, она пролечилась. Сейчас она на больничном, идет на улучшение. Вот и все”.

На просьбу пояснить, почему она не оценила это пятно как укус клеща, доктор отвечает: ”Ну, вот не оценила как укус клеща. Ну, вот не оценила. Совсем не такая картина, как бывает при укусе боррелиозного клеща, совсем не такая. Потому что я видела эти последствия укуса боррелиозного клеща, видела и знаю, как выглядит. Но здесь совсем была другая картина, нетипичная. И я ее не оценила как укус клеща. Вот и все”.

”А сейчас, — добавляет Прутьян, — она идет на поправку и планирует выйти на работу. Врача пока не поменяла, не знаю, какие у нее планы. Сейчас у нас идет нормальная совместная работа дальше”.

Комментируя утверждение Надежды Ивановны, что доктор настаивает на закрытии больничного, Прутьян отвечает: ”Нет, вы что? Это совершенно неправильно. Я не могу настаивать на закрытии ее больничного листа. Я ей больничный лист не закрываю, я ей больничный лист продлеваю. И сегодня она была, сказала: ”Наверное, я уже пойду на работу, я боюсь, что меня уволят. Я говорю: ”Решайте сами”. Я спросила, какая у нее работа, чем она занимается, может ли она ее выполнять. Она сказала: ”Да, у меня хорошая работа, я не хочу ее терять”. Я ответила: ”Ну это вы сами решаете. Вы можете работать?” — ”Нет, я еще буду…” — ”Пожалуйста, продлеваем больничный лист, получайте дальше лечение”. Я ей продлила еще на 10 дней, потом пациент приходит на контроль, анализы делаются, все под контролем. Да, не расценила как укус клеща, расценила по-другому. Но все идет нормально, как и должно идти”.

И потом, вздыхая, добавляет: ”Господи, хоть уходи с работы… Как же они оценивают каждый наш шаг! Не боги мы, понимаешь? Ну ладно”.

”Ой, да, в этот раз она была какой-то очень доброй, — говорит Надежда Ивановна. — Без проблем продлила больничный, хотя я уже готовилась к худшему. Обычно она не такая, и каждый раз, когда надо идти к ней на визит, меня буквально с утра уже начинает трясти от страха. Иной раз на приеме так гаркнет, что и забудешь, что хотела спросить…”

На усмотрение врача


”МК-Эстония” выяснила у специалистов Больничной кассы, может ли доктор закрыть больничный лист, хотя пациент ещё не выздоровел?

”Открытие и закрытие больничного — решение врача, которое доктор принимает исходя из состояния здоровья пациента и необходимости освобождения от работы, — говорят в БК. — Если пациент еще находится на лечении в больнице, он может и там обратиться по этому вопросу к своему лечащему врачу. Если же возникает спор, если человек считает, что он еще болен и хочет оставаться и дальше на больничном, а врач считает по-другому, то можно обратиться к нам, и наш представитель изучит ситуацию и вынесет решение”.

Возникает также вопрос, не должен ли врач, поставивший неверный диагноз, впоследствии компенсировать БК нанесенный им ущерб? Ведь пациента лечили за счет государства две недели в больнице, и потом он еще два месяца вынужден сидеть на больничном. Тут ущерб как пациенту, так и БК.

”Должно быть решение суда, в котором указывается, что осложнения возникли из-за медицинской ошибки или что услуга была оказана ниже общего уровня медицинской науки (причинно-следственная связь), — комментируют в БК. — Больничная касса не может сама принять такое решение, она некомпетентна это делать, и если когда-либо будет такое решение суда, Больничная касса может потребовать взыскания возмещения”.

По данным представителя БК Маргариты Купченковой, еще не было таких случаев, когда Больничная касса востребовала с доктора нанесенный его невнимательностью или халатностью ущерб.

Наша справка


Куда жаловаться?

Если вы недовольны бытовыми условиями в медицинском учреждении или общением с медицинским персоналом, прежде всего следует обращаться к руководству медучреждения.

Больничная касса Эстонии может проводить надзор в отношении качества и доступности медицинских услуг, оказанных ее договорными партнерами. О проблемах с качеством и доступностью медицинских услуг можно сообщить по адресу info@haigekassa.ee

Если есть сомнения в качестве медицинской услуги, то следует обратиться в Экспертную комиссию по качеству медицинской помощи, действующую при Министерстве социальных дел. Если комиссия обнаружит врачебную ошибку, она известит об этом совершившего ошибку врача и медицинское учреждение, а при необходимости внесет в профессиональное общество предложение проверить компетентность медицинского работника, совершившего ошибку.

Комиссия не может обязать врача или медицинское учреждение компенсировать пациенту ущерб, возникший вследствие врачебной ошибки. Для этого надо обращаться в суд.

Возмещение

Если выяснится, что в ходе оказания медицинской услуги пациенту был причинен ущерб, то можно обратиться для взыскания возмещения:

1) к производителю медицинских услуг или

2) в гражданский суд

Между Союзом врачей Эстонии (EAL) и страховой компанией АО ”If P&C Insurance” заключен договор о страховании профессиональной ответственности, на основании которого застрахованы все работающие врачи, входящие в EAL.