Встречаемся с Денисом Бородичем в Мустамяэ. Выходим из конторы. На территории депо заканчивается стройка: блестит новенький асфальт, но главное — это газовые заправки. ”У нас будет все больше и больше газовых автобусов. Партнер, выигравший тендер, установил заправки, это его инвестиции”, — говорит Бородич.

Спасать природу человечество начало уже давно, а вот бороться с вирусами — недавно. Идем на мойку, где дезинфицируют транспорт. ”Теперь чистим автобусы изнутри три раза в день”, — поясняет руководитель TLT с 2018 года. — Мойка работает 24 часа в сутки”.

В мойке сотрудник поливает из шланга пол, протирает ручки. Некоторые водители жаловались, что вынуждены самостоятельно чистить транспортное средство. По словам Дениса, в TLT это делают специально обученные люди. Ночью отдельные работники готовят транспорт к утренним сменам. У водителей — разные типы графика: утренняя смена, вечерняя и разрывная. В среднем 160–170 часов в неделю. Минимальная зарплата — 1300 евро брутто.

Выходим с мойки. Пока идем до мастерской, с Денисом здороваются почти все работники TLT. Начальник сам знает многих по именам, спокойно ориентируется в цехах. ”Это нормально, когда люди работают вместе и знают друг друга”, — считает бывший политик.

Заходим к автослесарям. Играет русское радио, как и в других помещениях. Здесь ремонтируют автобусы. Некоторым и вовсе создают эксклюзивные интерьеры. ”Этот автобус был в капитальном ремонте. Сейчас его переделали, внутри появились фотообои с тематикой Старого города. На экранах будут идти исторические фильмы. Можно было его просто списать, но мы переделали, добавили чего-то нового. Так же и с троллейбусами — некоторые будут переделаны под морскую тему”, — рассказывает Бородич.

"Совершеннолетние" автобусы, которые отработали больше 15 лет, обычно выставляют на продажу. ”Кто-то покупает для сдачи на металлолом, кто-то — для дальнейшего использования”, — уточняет он. В цехе висит расписание: во время 8-часового рабочего дня есть обед и два перерыва на кофе по 15 минут. Большего всего удивляют раковины, которые сделали из старых трансмиссий.

Из других нововведений: водители теперь не продают билеты. ”Водитель выполняет роль водителя. С прошлого года прекратили продавать билеты, чтобы сократить обращение с наличными деньгами. В 21 веке билет можно купить карточкой через валидатор или по интернету”, — напоминает уроженец Таллинна.

Движемся в швейный кабинет. Там в основном работают женщины. Наверное, поэтому цветов там больше, чем во всех других помещениях. Здесь перешивают сиденья, наносят логотип, работают с кожей и другими материалами. По словам сотрудниц, на сиденьях чаще всего пишут имена или номера телефонов. ”Сейчас вандализма меньше, но все равно некоторые вырезают ножом логотип TLT или воруют задние сиденья. В автобусах Volvo их можно вырвать, сама видела, как дети на них с горок катаются или рыбаки сидят возле озера”, — рассказывает главная швея. Бородич добавляет, что трамваи в свою очередь чаще всего страдают от граффити.

Показывают мне и новую нанотехнологию — ”антивандальную кожу”. ”Возьмите маркер, нарисуйте что-нибудь”, — предлагает Бородич. Пишу ”DELFI”. Потом салфеткой пробую стереть — действительно, следов не остается.

Рисовать на сиденьях становится уже не так популярно. Однако пьяных дебоширов в транспорте меньше не стало, особенно вечером в выходные. ”У нас заключены контракты с охранными фирмами. Они этими проблемами занимаются”, — заверил экс-депутат Рийгикогу.

После 40-минутной экскурсии по территории на Кадака теэ возвращаемся в кабинет руководителя TLT. По словам Дениса Бородича, после того, как он возглавил предприятие, здесь многое изменилось: увеличилось количество рейсов, появились специальные программы для автотехников, были установлены новые заправки.

Однако многие все равно не пересаживаются на общественный транспорт. Кому-то неудобны остановки и расписание, другим некомфортно передвигаться в загруженном транспорте, некоторым не нравится тратить на поездку много времени.

Полное интервью с Денисом Бородичем читайте в ближайшее время на RusDelfi.