Преступники используют три слабости эстонского э-государства, которое мы до сего дня считали своей силой. Но прежде всего они пользуются легкомыслием жертв — часть из них потом говорят, что были, "как загипнотизированные"

В эстонских банках и фирмах по выдаче быстрых кредитов электронная идентификация является нормой. К сожалению, именно это открыло мошенникам путь к кошелькам людей. Лжеработнику Swedbank достаточно разговора с доверчивым человеком, чтобы узнать его банковское имя пользователя и попросить ввести PIN-коды Smart-ID и Mobiil-ID. Потом зайти на его счет и вывести оттуда деньги.

Поскольку жертвами, как правило, становятся пожилые люди, у которых на счету не слишком много денег, в последнее время появилась тенденция, когда на их имя сначала берутся быстрые кредиты от фирмы Bondora и уже потом переводятся со счета деньги. Суммы переводятся в "болото" компаний, предоставляющих анонимные финансовые услуги.

Целая чаща проблем

Во-первых, у каждого эстонского телефонного номера, который используют преступники, должен быть идентифицируемый собственник — разговорные карты же при звонках не используются. Однако выясняется, что мошенники пользуются услугой приватного виртуального номера, которая обеспечивает анонимность. У принимающего звонок человека может высветиться какой угодно номер. Часто перезвонить на этот номер нельзя, или трубку берет вообще непричастный к делу человек, чьим номером прикрылся злоумышленник.

Практика показывает, что такие мошеннические звонки делаются из-за рубежа, где преступники маскируют свои телефонные номера под эстонские, а место, откуда идет звонок не может определить и Telia Eesti. Единственное, что здесь могут делать телекоммуникационные предприятия — блокировать задним числом эти номера.

Во-вторых, законы Эстонии стали настолько мягкими, что от фирм, предоставляющих быстрые кредиты, более абсолютно не требуется физического контакта с клиентами — лицом к лицу или хотя бы по видеосвязи.

Финансовая инспекция пояснила изданию Forte, что по закону идентификация лица без физического контакта может иметь место, если берётся кредит в сумме, не превышающей 15 000 евро.

А использование Smart-ID якобы является "обычным решением, которое используют и многие государственные учреждения для входа в интернет-среду, подачи ходатайств, запросов и подтверждений".

Член правления компании Bondora Пяртель Томберг отмечает: насколько ему известно, иногда разговоры между жертвами мошенничества и злоумышленниками тянутся часами.

"Как такое возможно — остается мистикой. Один клиент утверждал, что его загипнотизировали", — сказал Томберг и пожаловался, что на самом деле и сама фирма Bondora является в этих преступлениях жертвой.

В-третьих, важным звеном в этих схемах является то, куда переводятся деньги со счетов жертв. Ведь банковское дело должно и может быть прозрачным, чтобы при движении любой суммы был ясен как собственник счета, с которого делается перевод, так и собственник счета, на который приходят деньги.

Но здесь мошенники используют всевозможные новомодные финансовые услуги, причем здесь фигурирует даже одно платежное учреждение самой Эстонии.

"Недавно мы обратили внимание, что мошенники используют для движения выведенных у людей средств счета в одном эстонском платежном учреждении. Это так сказать временное место хранения денег, и оттуда суммы идут уже дальше за границу", — объясняет руководитель информационного бюро Центральной криминальной полиции Тоомас Плаадо.

Собственники этих счетов полиции известны, утверждает полицейский. Это же может быть конкретным выходом на преступников? Но. В основном речь идет всё-таки о счетах, зарегистрированных на "танкистов", у которых нет никакой другой связи с Эстонией, кроме того, что у них есть этот счет.

"Мошенники ищут услугу посредника, который уже доставит деньги им", — сказал Плаадо.
Помимо использования в платежах вышеприведенного посредника, для "танкистов" открывают самые обычные банковские счета или пытаются на эти деньги сразу же купить криптовалюту, которая дает в свою очередь дополнительную анонимность.

К сегодняшнему дню полиция не сообщала, что был бы установлен хоть один человек, совершивший телефонное мошенничество. Известно лишь, в какой стране они пребывают.

До сих пор единственным действенным оружием против мошенников остается разъяснительная работа. Люди должны усвоить, что при реальном звонке из банка никогда не спрашивают у человека PIN-коды. Но многочисленные предупреждения не помогают - пандемия только разрастается.