Ведущий — Виталий Бесчастный: Раймонд, вы в нашей студии недавно говорили, что правительственная коалиция договорилась о переводе всех школ на эстонский язык обучения. Правильно?

Раймонд Кальюлайд: Да. Факт. Я понимаю, сейчас Вадим будет говорить, что это не так. Советую всем посмотреть коалиционный договор, там так и написано. Но конкретика будет в ноябре. Они договорились до муниципальных выборов не говорить об этом, чтобы дать центристам возможность говорить избирателям, что они отстояли русскую школу.

Виталий Бесчастный: Евгений, реформисты в предвыборной программе написали: ”Мы видим решение в качественном образовании в Таллинне на государственном языке уже с детского сада".

Евгений Криштафович: Да, это наша программа-максимум.

Виталий Бесчастный: Вадим, вам наверняка есть, что добавить.

Вадим Белобровцев: Здесь все просто. Что касается Партии реформ и их программы-максимум или минимум, ликвидация русского образования, начиная с детского сада, уже прописана везде, где только можно. Поэтому с приходом Партии реформ к власти в Таллинне местные школы постигнет та же учесть, что и русскую школу в Кейла, где реформисты во власти.

Что касается того, что в правительстве о чем-то договорились. Раймонд, может, лучше знает. Хотя он не входит ни в одну из коалиционных партий, даже интересно, откуда у него такая информация. Даже у нас информация другая. В коалиционном договоре прописано, что эстонского языка должно быть больше. С этим никто и не спорит. Действительно, мы иногда должны констатировать тот факт, что за 30 лет никто так и не создал методику и систему, как русские дети по окончанию школы выучили бы язык на высокую категорию.

Естественно, никакого перевода на эстонской язык обучения Центристская партия не поддерживает. И ни о чем она не договаривалась.

Виталий Бесчастный: Раймонд, ваша партия выступает за обучение на эстонском языке?

Раймонд Кальюлайд: Наша партия выступает за единую школу. Где эстонские и русские дети учились бы вместе. Наше русскоязычное объединение считает, что в городах должен остаться выбор, на каком языке учиться.

Я не хочу продолжать разговор о том, что есть, а чего нет в договоре. Это все могут посмотреть сами, там есть подпись всех депутатов. Плюс премьер-министр Кая Каллас и министр образования и науки Лийна Керсна публично заявили, что такая договоренность есть и к 2035 году все школы должны перейти на эстонский язык обучения.

Виталий Бесчастный: Я читал этот пункт, там очень обтекаемая формулировка.

Раймонд Кальюлайд: Мне всегда смешно слышать жалобы центристов, что нет методики и системы. Слушайте, пять лет министром образования и науки была Майлис Репс (ЦП), чем она занималась эти годы? Покупала кофеварки? А на методики не было времени? Может, Вадим объяснит?

Вадим Белобровцев: Да, я легко объясню. За эти 30 лет министров образования было много. При Майлис Репс в детских садах появились преподаватели эстонского языка, кто общается с детьми на эстонском. К сожалению, ее предшественники, а теперь и последователи, этим не занялись. Дело здесь даже не в этом. Формулировка действительно обтекаемая. Лийна Керсна может говорить все, что хочет. Она даже какую-то группу создала по этому вопросу. Результат работы этой комиссии можно будет оформить в рамочку и повесить в кабинете. Сейчас закон не позволяет этот перевод осуществить, если сама школа и местное самоуправление в этом не заинтересованы. Поэтому в Таллинне этого и нет. Партия реформ еще в том году пыталась перевести все таллиннские детсады и школы на эстонский язык обучения, было голосование в Горсобрании. Кроме центристов, все проголосовали "за". В том числе и партия Раймонда, хотя он говорит, что нужно дать право выбора.

Раймонд Кальюлайд: Не все проголосовали, а отдельные депутаты.

Вадим Белобровцев: Ни один человек не проголосовал против, скажем так. Единственные, кто голосовал против, так это депутаты центристской фракции. Короче говоря, если бы не депутаты центристской фракции, тогда у нас уже к 2025 году все школы и детсады должны были бы полностью перейти на эстоноязычное обучение.

Виталий Бесчастный: Евгений, вы юрист по образованию. Скажите, если в Рийгикогу примут закон о полном переводе школ на эстонское обучение, а в Таллинне у власти остаются центристы, они все равно могут оставить русскоязычные муниципальные школы?

Евгений Криштафович: Нет. Я не большой любитель трактовать коалиционное соглашение, на него можно смотреть под разным углом. Я люблю конкретные шаги. Правительство, в которое входят реформисты и центристы, приняло решение, что в Таллинне будут построены четыре государственные гимназии. Самая большая из них — в Ласнамяэ, на 2000 учеников. Вся гимназическая ступень русскоязычных школ перейдет в руки государства. Так было в Кохтла-Ярве, Валга, Пярну, это общая политика.

В основной школе будет голосование ногами. В позапрошлом году детей с родным русским, приходящих в эстонскую школу, было 700 человек. В прошлом 1200. Это гигантские цифры. Чаще всего это первоклассники. Приоритеты сместились.

Виталий Бесчастный: Вадим, получается, центристы не смогут защитить русских гимназистов в Ласнамяэ?

Вадим Белобровцев: Конечно, смогут. Все это ерунда. По-хорошему, на сегодняшний день существует договоренность между городом и государством, что будет построено три госгимназии. Одна из них в Мустамяэ, другая в Пыхья-Таллинне и еще одна — в центре города. Сейчас с этими тремя гимназиями уже есть проблемы. Государство не успевает их построить, подвисли гимназии в Пыхья-Таллинне и Кесклинне. Мустамяэская гимназия отодвинута на один год вперед. Учитывая, что тут завязаны европейские деньги, непонятно, как из этой ситуации будет выходить министерство.

Что касается гимназии в Ласнамяэ. Предварительный запрос был. Без согласия Таллинна на строительство ничего не получится. Мы вообще против таких школ-комбинатов, 2000 человек — это много для гимназии. Мы свое согласие на это не дадим…

Евгений Криштафович: Линнамяэский русский лицей, значит, нормально? Там можно комбинат?

Вадим Белобровцев: Это не гимназия, это школа с 1 по 12 класс. Там два здания.

У нас пока еще свободная страна. Если дети хотят идти в русские гимназии, где 60 на 40, то они могут туда пойти. Даже если появится госгимназия. Эстонская госгимназия будет дополнительной возможностью, если эта школа появится.

Виталий Бесчастный: То есть Линнамяэский лицей, например, оставит гимназическую ступень, даже если будет построена госгимназия?

Вадим Белобровцев: Да, 100%. Тем более, насколько я знаю, в русских школах в районе Ласнамяэ просто нет свободных мест, дети пытаются попасть в школы. Если они все хотят попасть в эстонскую школу, как говорит Евгений, почему тогда так много желающих учиться в русской школе?

Раймонд Кальюлайд: Это интересная риторика: правительство не достроит госгимназию. Точно так же таллиннские центристы говорят, что государство не справляется с вакцинацией. А потом посмотрим, кто сидит в правительстве? Они же и сидят. Кто в последние пять лет отвечал за образование? Они и отвечали.

Вадим Белобровцев: За строительство госгимназии сейчас отвечает Партия реформ. Мы не сидим в Министерстве образования.

Раймонд Кальюлайд: Опять! Пять лет вы там были. Реформистка Лийна Керсна там несколько месяцев. Также и про ковид. Говорят, что правительство все делает неправильно. А потом посмотрим на списки в Пыхья-Таллинне — от центристов на первом месте идет Танель Кийк, министр социальных дел. Мне кажется, у вас испортились внутрипартийные отношения, после того, как я ушел в 2019 году. Русскоязычные люди на все это смотрят. Посмотрите, поддержка центристов со стороны русскоязычных людей упала до 40%.

Виталий Бесчастный: Поддержка Михаила Кылварта соо стороны русскоязычных людей составляет 86%, согласно последним опросам.

Раймонд Кальюлайд: Личная, конечно, да. Я вижу по всему городу рекламу — голосуй за меня, тогда получишь Кылварта в мэры.

Виталий Бесчастный: Еще одна тема, которая связана с образованием, — плата за место в детском саду. Реформисты и социал-демократы требуют ее отменить. Почему в Таллинне до сих пор нужно платить за место в детском саду?

Вадим Белобровцев: Платят за детский сад не только в Таллинне, но и по всей Эстонии. У нас нет нигде полной отмены платы за место в садике. Только в одной волости, вроде бы, Канепи. Там понятно, почему это придумали, — чтобы люди прописывались в волости.

У Партии реформ с детскими садами совершенно шизофреническая ситуация. В Таллинне они требуют, чтобы детский сад был бесплатным, и это должны оплачивать местные самоуправления. В то же время в Тарту, где реформисты находятся у власти вместе с соцдемами, они не отменяют плату за место в детсаду. Кроме того, их собственный вице-мэр говорит, что этого не будет и оппозиция занимается популизмом. Мы говорим о том, что мы готовы отменить плату вообще для всех, но мы считаем, что это нужно делать по всей стране и с помощью государства. Сейчас мы отменили плату со второго ребенка, думаю, это будет хорошим подспорьем для родителей.

Кроме того, у Партии реформ прописано это в программе — отмена платы по всей Эстонии. А когда у Лийны Керсны спрашивают об этом — она отвечает, что местные самоуправления должны за это платить сами. Ситуация шизофреническая получается.

Виталий Бесчастный: Евгений, Раймонд, почему ваши коллеги в Тарту не отменили плату за место в детском саду?

Евгений Криштафович: Наша позиция заключается в том, что это должны делать местные самоуправления, особенно при тех бюджетах, которые есть у Таллинна. В Тарту возможностей меньше, а у Таллинна денег, как у дурака махорки. Если мы уберем те средства, которые идут на муниципальную пропаганду, на совершенно ненужные расходы, то у нас найдутся средства, чтобы сделать детский сад бесплатным. Сначала для многодетных семей, а потом и всем. Сейчас город Таллинн может себе это позволить.

Виталий Бесчастный: Зависит от города?

Евгений Криштафович: Да. Например, в Тарту нет бесплатного общественного транспорта, а в Таллинне есть.

Раймонд Кальюлайд: Должен вмешаться. Здесь ни центристы, ни реформисты не поступают честно.

Вадим Белобровцев: Честно поступает только Раймонд!

Раймонд Кальюлайд: Социал-демократы и я. Если мы посмотрим на риторику Вадима, то он говорит мы (Таллинн) "за", а правительство против. А если мы посмотрим, кто сидит в правительстве — центристы и реформисты! Реформисты тоже говорят — мы "за". Если две правительственные партии "за", то почему они до сих пор этого не сделали?

Социал-демократы, конечно, поддерживают идею сделать бесплатными детсады по всей стране. Если бы мы были в правительстве, то мы бы занимались этим вопросом и все было бы сделано.

Есть один позитивный шаг — отмена платы со второго ребенка. Кстати, это поддерживали все депутаты таллиннского горсобрания. Это правильно. И знаете, у меня такое ошушение, что и следующий состав мэрии сделает финальный шаг и отменит плату за место в садиках. Я помню, несколько лет центристы сопротивлялись, но после наших постоянных вопросов, они все-таки согласились отменить плату со второго ребенка.

Вадим Белобровцев: Раймонд, я вынужден тебе разочаровать. Центристы это сделали не из-за какого-то давления, а банально из-за коронакризиса. Ситуация для многих тяжелая. Поэтому мы предлагали родителям не водить детей в детский сад и освобождали их от платы.

Что касается выражения "у Таллинна много денег". Понятно, город хорошо управляется. Наша консервативная финансовая политика привела к тому, что у нас есть деньги. А у Тарту, видимо, не так хорошо обстоят дела с бюджетом.

Раймонд Кальюлайд: Прости, Вадим, тебя надо поправить. Не центристы отменили плату со второго ребенка, а все депутаты городского собрания.

Вадим Белобровцев: Я знаю, что ты хочешь присоседиться к хорошим инициативам, но не надо этого делать.

Раймонд Кальюлайд: Не надо тянуть одеяло на себя. За это были и реформисты, и социал-демократы, и другие.

Вадим Белобровцев: Да, а кто это предложил? Таллиннская мэрия.

Раймонд Кальюлайд: До этого миллион раз это предлагала оппозиция. Вы пошли в последнюю минуту навстречу.

Это первая часть дебатов. Продолжение — с 18:26 в нашем подкасте:

Темы выпуска:

1:04 Русское образование, закрытие гимназий в Ласнамяэ, отмена платы за место в детском саду, коалиционный договор.

18:26 Развитие Пыхья-Таллинна, пляжный дом на Штромке, трамвай в Пельгуранд и электричка до Копли.

28:30 Уборка тротуаров. Таллинн — самый богатый, поэтому ему не нужны деньги от государства?

36:32 Где город должен урезать бюджет, проплаченные бизнесмены, городские СМИ — пропаганда?

41:35 Муниципальные работники активно баллотируются в списках центристов, агитация в рабочее время, конфликт интересов.

51:31 Возможная коалиция в Таллинне — реформисты и центристы уже договорились? Совместная оппозиция.

1:01:25 Блиц.

Слушайте наш подкаст в Soundcloud, Google podcasts и Apple Podcasts.