В Эстонии около 55 000 людей с особыми психическими потребностями, в их число входят как люди с тяжелым или хроническим психическим расстройством, так и люди с нарушениями интеллекта.

”Пару десятков лет назад люди с психическими расстройствами или физическими недостатками были ”спрятаны” в большие учреждения, где условия жизни и предлагаемая помощь были далеки от достойного уровня жизни. В то время и речи не было о соответствующем образовании, самореализации или о том, чтобы быть членом общества”, сказала министр социальной защиты Сигне Рийсало. За последние десятилетия мы проделали большую работу, и ситуация меняется. ”Эстония движется в сторону закрытия больших, расположенных в специально отведенных местах домов попечения больничного типа, а места оказания услуг для людей с особыми психическими потребностями создаются среди общества”.

По словам министра недавно проведенное исследование показывает, что отношение людей к психическим болезням и нарушениям интеллекта изменилось, но государство прикладывает усилия к тому, чтобы жители Эстонии позитивно воспринимали бы людей с особыми психическими потребностями.

У чуть более чем половины опрошенных отсутствует опыт общения с людьми с особыми психическими потребностями, что означает, что личного опыта при общении с такими людьми скорее мало. Чаще всего с людьми с особыми психическими потребностями сталкиваются в городской обстановке или в публичных местах, таким образом контакт будет скорее непродолжительным. Стоит отметить, что психические особенности часто остаются незамеченными — таким образом многие люди могут контактировать и не знать об этом. Так 20% опрошенных подтверждают, что не знают, как отличить человека с особыми психическими потребностями.

Отдельно стоит отметить более поддерживающее отношение к людям с особыми психическими потребностями со стороны молодого поколения. Это выражается с одной стороны в готовности жить с ними рядом, с другой стороны, молодые люди считают создание подходящих условий для работы людям с особыми психическим потребностями более важным по сравнению с отношением старшего поколения. Молодые люди и женщины с большей долей симпатии относятся к людям с особыми психическими потребностями, по сравнению с отношением к ним мужчин и пожилых людей.

Большая часть опрошенных относится к людям с особыми психическим потребностями или позитивно (25%) или нейтрально (64%). Также 56% опрошенных утверждают, что относятся к людям с особыми потребностями также, как к людям без них, а 49% готовы вмешаться, если кто-то будет обижать людей с особыми потребностями.

По словам консультанта по изменениям Miltton, доктора психологии Эвы-Марии Кангро, ответы негативной направленности по большей части связаны с незнанием, которое вызывает страхи. Так, например, большая часть людей считает, что знание об особенностях поведения людей с особыми психическими потребностями облегчило бы общение с ними. ”Негативное отношение можно поменять прежде всего личным опытом”, — сказала Кангро. ”Непосредственный контакт с людьми с особыми потребностями, как правило, помогает изменить отношение”, — отметила она.

Кангро отметила, что наши человеческие потребности довольно схожи. ”Чтобы мы могли быть полноценными членами общества, нужна соответствующая обстановка. Созданием такой обстановки для людей с особыми психическими потребностями нужно сознательно заниматься”, — пояснила Кангро и добавила, что каждый человек нуждается в поддержке или возможности выполнять посильную работу.

Эстонцы, по их словам, соприкасаются с людьми с особыми психическим потребностями несколько чаще, чем представители других национальностей. Заметна более низкая степень поддержки людей с особыми психическим потребностями среди общин другой языковой группы, что, скорее всего, объясняется меньшим объемом знаний и меньшим количеством контактов. Мероприятия по информированию о душевном здоровье до сих пор проходили в основном на эстонском языке, а также условия для людей с особыми психическими потребностями созданы чаще в тех местах, где проживает меньше представителей других национальностей.

По словам социолога Peaasi.ee и консультанта исследования Мерле Пурре, работа по информированию среди населения, у которого родной язык не эстонский, нуждается в исправлении. Например, русскоязычных материалов, которые могли бы помочь лучше понять людей с особыми психическими потребностями, намного меньше. Она отметила факт, который был выявлен в ходе исследования: опрошенные иных национальностей ясно дают понять, что более глубокие знания о людях с особыми психическими потребностями помогли бы им лучше себя чувствовать при контакте с такими людьми, что показывает готовность к получению новых знаний.

С результатами исследования можно ознакомиться ЗДЕСЬ.