Спрос есть

Результаты розничной торговли за август, опубликованные в конце недели Департаментом статистики, показывают, что розничная торговля процветает. Даже за вычетом влияния инфляции, в постоянных ценах розничные продажи по сравнению с прошлым годом выросли на 9,4%. В предыдущие месяцы, с апреля по июль, рост розничных продаж измерялся двузначными цифрами, но и сейчас говорить о замедлении темпов роста явно рано. Высокие показатели продаж обеспечены одними уже пенсионными накоплениями, которые поступили на счета владельцев совсем недавно, в начале сентября. Даже если подавляющее большинство людей, снявших пенсионные накопления, не бросятся сразу за покупками, лишь малой части этих средств хватит для рекордных продаж. Кроме того, повышению покупательной способности способствует продолжающийся рост заработной платы и активный рост занятости.

Лето было успешным и для продаж автомобилей. За три летних месяца в Эстонии было зарегистрировано почти 6 500 новых легковых автомобилей — приблизительно на четверть больше, чем в прошлом году. Но сегодня автодилеры, так дожидавшиеся пенсионных денег, сталкиваются с неожиданным препятствием: не хватает автомобилей. Некоторые автодилеры успели практически распродать свои запасы еще до поступления в обращение пенсионных накоплений, а новые автомобили с заводов приходят не так быстро. В связи с большим дефицитом микрочипов быстрых изменений здесь ждать не приходится. Похоже, европейская автомобильная промышленность находится в особенно невыгодном положении. В то время как США и Азии удалось сохранить 80–90% нормальной производственной мощности, в Германии выпуск автомобилей упал до каких-то 60% от среднего уровня 2019 года.

Скудное предложение

Автомобильная отрасль не является исключением и хорошо отражает более широкую проблему нынешней экономической ситуации — спрос есть, а предложения недостаточно. Не то чтобы это было совсем неожиданно. Аналитики предсказывали нечто подобное уже в первые месяцы коронакризиса, когда правительства последовательно вводили запреты на передвижение людей и устраивали вынужденные простои. Хотя большинство мрачных прогнозов в то время было посвящено волне безработицы и банкротств, вызванных внезапной рецессией, говорилось и о том, что ограничения разрушат глобальные цепочки поставок.

Восстановление экономики началось гладко, и долгое время эти прогнозы казались необоснованными. Теперь, когда более или менее обычная ситуация длится уже несколько месяцев, проявившиеся проблемы почему-то оказались неожиданностью. Резко выросла стоимость сырья, товаров и их транспортировки. Кроме того, в международной торговле появились ”узкие места”, из-за которых некоторые необходимые товары практически невозможно получить вне зависимости от цены.

Щедрость центробанков и правительств чрезмерна?

Причин у сложившейся ситуации много, но самая главная из них — это все же спрос. Большим отличием нынешнего кризиса от предыдущих была чрезвычайная щедрость центральных банков и правительств. Несмотря на то, что вследствие ограничений многие потеряли работу, без дохода они не остались. Более того, ограничение возможности тратить деньги способствовало накоплению сбережений и повышению покупательной способности. В какой-то момент, когда ограничения были ослаблены, люди бросились удовлетворять свои желания. Особенно сильным рост был в США, правительство которых проявило наибольшую щедрость во время кризиса. Розничные продажи в США в этом году выросли в среднем на 20%, в то время как, например, в Великобритании их рост ограничился 8%, а в странах еврозоны — 6%. Такой дисбаланс стал и одной из причин того, что все морские контейнеры мира, похоже, скапливаются в портах США.

Помимо производства и логистики, сегодня испытывает давление и рынок труда. Щедрые дотации на заработную плату и социальная помощь позволяли людям не работать, сохраняя доход, и вернуться к нормальной жизни оказалось не так уж просто. В некоторых странах пособия по безработице были достаточно высокими, а уровень предлагаемой на рынке труда заработной платы настолько низким, что он отбивает у людей желание вернуться к работе. При этом из стран, которые раньше полагались на иностранную рабочую силу, такие как Великобритания, иностранцы уехали, и новых работников взять негде.

В итоге все будет хорошо — но когда?

В чем можно быть уверенным, так это в том, что однажды ситуация нормализуется. В экономике свободного рынка высокий спрос и рост цен означают, что все фирмы захотят получить выгоду от высокой маржи. Однако сегодня неизвестно, когда точно это произойдет. Цены на некоторые сырьевые товары, такие как железная руда или древесина, уже снижаются, но темпы нормализации зависят от конкретной товарной группы и специфики ее производства. Вне зависимости от объемов спроса, потребуется время, чтобы запустить конкурирующую компанию по производству микрочипов или контейнерным перевозкам.

Возвращаясь наконец к Эстонии и розничной торговле, можно сказать, что нынешняя ситуация в некоторых отношениях даже хороша. У жителей Эстонии больше денег, чем когда-либо, а рост цен и дефицит, возможно, заставят некоторых потребителей дважды подумать о том, действительно ли им нужен новый автомобиль или смартфон.