Часто бываете в Таллинне?

Не так часто, как этого хотелось бы. Таллинн — очень любимый город. Мы с женой были здесь в свадебном путешествии 36 лет назад. Таллинн же был Парижем, Римом, Лондоном. Это была самая крайняя, доступная нам заграница. Моя жена шутит, что согласилась выйти за меня замуж только тогда, когда я пообещал поехать в Таллинн в свадебное путешествие. Это было главным критерием. Потом еше несколько раз приезжали с дочкой. Теперь решили заехать в годовщину свадьбы. У меня была лекция в Тарту, а потом решили съездить и в Таллинн. Когда я уже был здесь меня пригласили выступить в Еврейской общине. Я, естественно, согласился. Это очень теплый город.

Плюс 20 лет назад, когда я работал на телевидении, мы снимали фильмы про бывшие республики СССР. Мы к 10-летию распада решили сделать 15-серийный документальный сериал под названием ”Здесь был СССР”. Рассказать, как республики по-разному живут на свободе. Слово свобода приходится иногда "кавычить", так как речь шла и об Узбекистане, Таджикистане…

Мы сняли пять передач, только одну выпустили в эфир — про Белоруссию. Сняли про Балтийские страны и Азербайджан. Но потом компанию закрыли, файлы арестовали. В каждой из стран мы снимали то, что у советского человека ассоциируется с государством. Безусловно, Таллинн — наша главная заграница. Тут мы снимали и довлатовский сюжет — по его местам. Старый город. Снимали самую западную базу бомбардировщиков. Кажется, это в Палдиски.

Вы наверняка проезжали мимо Ласнамяэ, района, где одни панельки.

Да. Таллинн — маленький город. Если выехать за пределы сувенирной части, почти мгновенно город становится серым, советским. Это заметная граница. Это впечатляет, не в лучшую сторону.

"Моя жена шутит, что согласилась выйти за меня замуж только тогда, когда я пообещал поехать в Таллинн в свадебное путешествие".

Давайте теперь про Россию. В последнее время Россию все чаще покидают оппозиционеры, активисты, многие переезжают в страны Балтии. Какая главная причина переезда?

Многие уехали под давлением уголовных дел, они просто бежали. Поздний Путин — это даже уже не гибридная демократия, мы двигаемся в сторону классического авторитаризма. Никакой политики в России нет. Человек, занимающий внятную антипутинскую позицию, заявляющий о намерениях прийти к власти, — он враг государства. Сегодня никакого разделения властей нет. Ничего кроме Путина нет. На членах банды просто разные бейджики — журналист, министр, судья.

Год назад отравили Алексея Навального. Сейчас оппозиционеры либо уехали, либо сидят, как сам Навальный. Значит, у Путина все получилось?

Понимаете, у них у всех все получается. У Чаушеску все получилось, у Мубарака, у Каддафи. Правда его потом поймали и изнасиловали перед смертью. В этом ловушка тоталитарного режима. Абсолютная власть — это мина. На нее зайти можно, а сойти никак. Захватить власть легко — всех посадил, изменил закон. Физически это сделать не трудно. Проблема в том, что ты не можешь уйти, как Клинтон, читать лекции и играть на саксофоне.

У Путина так не получится?

Нет. Вопрос дальше простой — человек успеет умереть до потери власти или нет. Как только Путин реально уйдет от власти, не марионеточным способом, как с Медведевым было, а реально — то через пару месяцев он окажется на скамье подсудимых. Он это прекрасно понимает. Список-то растет, раньше была только коррупция, а потом уже заказные убийства, войны и так далее.

Что нужно сделать россиянам, чтобы сменить власть?

Что нужно сделать, давно известно. В нормальной стране, где работает разделение власти, энергию протестующих аккумулирует оппозиционная партия. Есть свободные СМИ, независимый суд, честные выборы. Так происходит в свободной стране. В нашем подобии Туркменистана нету никаких избирателей. Умное голосование — это попытка преодолеть фальсификацию. На этих выборах с помощью электронного голосованию просто заменили цифры. В Москве с помощью э-голосования ”Единая Россия” выиграла вдвое.

В России в ближайшее время я не вижу энергии, которая способна что-то поменять. Это означает, что все перемены придут не либеральным путем. Все демократические каналы перекрыл Путин — нет прессы, нельзя выходить на улицы, нет выборов, судов.

Говорят, что Путина свергнет человек изнутри, а не оппозиция.

Это самая привычная ситуация для русского уха. Мы знаем, что все реформы в России происходили изнутри. Либералы, по российским меркам, находились внутри системы. Сейчас это очень маловероятно. Советские коммунисты после госпереворота могли уйти от власти. Они были идеологическими преступниками, но они не были ворами. Егор Лигачёв умер недавно в возрасте 101 года. Он до последних лет ездил по миру и читал лекции. Он проиграл и ушел. Путин так не может. Скорее всего, перемены будут связаны с очень травматичными ситуациями, возможно, с кровью.

Недавно оппозиция заявила желание выдвинуть единого кандидата на выборы президента 2024 года — Евгения Ройзмана.

Ройзман был бы прекрасным кандидатом. И он бы, безусловно, выиграл у Путина. В случае честного голосования, с агитацией, дебатами, митингами — он бы победил. Но его никто не пустит.

Можно не пустить на выборы?

Навального же не пустили.

У Ройзмана нет никаких уголовных дел.

Будут. Если захотят, то будут. В конце концов его могут просто убить.

Еще раз, никаких выборов в 2024 году не будет. Может быть, что-то произойдет, война, Дворцовый переворот. Но выборов в вашем эстонском смысле, с равными кандидатами, агитацией, подсчетом голосов — этого не будет.

Какую войну он закончил? Он устроил эту войну и пришел благодаря этому к власти.


У нас многим симпатичен Путин. Порядок в стране, закончил войну в Чечне…

Какую войну он закончил? Он устроил эту войну и пришел благодаря этому к власти. Закончил первую чеченскую войну Ельцин, которую он и начал. Вторую чеченскую войну в 1999 году начал Путин со взрывов домов. Он сам ее придумал, потом пришел к власти. Был уничтожен законно избранный президент Чечни. Кстати, Дудаев, первый глава Чечни, служил летчиком стратегической авиации в Эстонии в Тарту. (В Тарту есть мемориальная доска в его честь — RusDelfi).

Многие люди, как говорил Козьма Прутков, подобны колбасе — чем их начинишь, то они и носят. Многие повторят то, что им сказал "Первый канал". Это история очень печальна. Если говорить о порядке, то, как писал Декарт, нужно договориться о терминах. Европейское понятие о порядке — это апельсиновый запах в туалете, ровные дороги, сменяемость власти. Российское понятие о порядке — чтобы все лежали вниз лицом и никто не шевелился. Чтобы все молчали, как в морге. Этот порядок заканчивается деградацией и кровью. И не было ни одного исключения. Единственный пример — Гонконг. Это не я сформулировал, но мне очень нравится: все хотят Сталина для соседа, а не для себя.

У Путина нет никакой повестки, кроме имперской. Экономика при нем стала только слабее. В 90-х годах, когда его никто не знал, кроме Чубайса и Кудрина, в России уже была рыночная экономика. Когда он пытается записать себе в актив борьбу с бедностью — это ложь. Экономика начала расти еще до Путина, ему повезло с нефтяной халявой. Если бы тот долларовый дождь пролился не в воровство, а в реформы и образование — мы бы сейчас жили в другой стране.

Какой вы видите политическую ситуацию в России до выборов 2024 года?

Власти протестировали сейчас новые возможности фальсификации — с помощью электронного голосования. Путина интересует две вещи: контроль власти, парламента, институтов и контроль улиц с помощью силовиков. Они его преторианцы. Ничего в 2024 году не изменится. Только в случае обрушения — если Путин перестанет контролировать ситуацию, или те же самые преторианцы, как это всегда бывает, не придут к власти. Я давно говорил — расстреливать буду вас не я, мы только говорим, расстреливать будут только свои.

Естественным путем власть не сменится. В России разломаны инструменты. Но никогда не было, чтоб никак не было. Всегда что-то будет. 20-30 лет для истории — это погрешность. Путин у власти третий десяток. Николай I был 30 лет, Сталин 33 года, Каддафи 42 года. Это трагично для ныне живущих, но для истории — это безразлично. Важно понимать, к сожалению, что смена власти случится драматично. Путин уйдет от власти только на скамью подсудимых. Европейские аналогии тут не работают.

Когда будут перемены, не знаю, как они будут — примерно представляю. В диапазоне от бунта и распада. А Россия распадоугрозная страна. Сегодня ее держит только сила, никакого федерализма нет. Взорвется изнутри. Когда ослабнет власть, начнет взрываться, как в Советском Союзе. Невозможно, чтобы в одном государстве были и Туркменистан, и Эстония.

Таким же образом может расползтись Россия. Объединить может только идея свободы, как в США или Германии. В Штатах говорят на разных языках, там свои законы, порядки, люди в политике. Свобода как общий знаменатель дает Алабаме и Калифорнии жить в одной стране. Деньги остаются внутри, законы принимаются внутри, это прагматично. Но если в Калифорнии будут выбирать власть для Алабамы — через какое-то время будет взрыв.

Что сейчас держит Калмыкию, Татарстан, Ленинградскую область, Дальний Восток, Ингушетию — страх, железный кулак. Скорее всего, там и полыхнет. Криками о целостности России Путин разрушает ее. Россия слаба. Она сильна полицейскими мышцами, но с большими проблемами внутри. Это такой качок, у которого все прогнило внутри. Этот качок может всех поломать, но у него у самого проблемы со здоровьем.

Конечно, я бы хотел, чтобы у нас все случилось, как в Эстонии — мирно. Вышли люди, взялись за руки, спели песни.