Проведем небольшой коммуникационный экскурс в недавнее прошлое на примере фигуры Марта Хельме — как он представлялся в российских СМИ. Все нижеуказанные цитаты и ссылки взяты с открытых доступных источников.

Нажали на верные педали


Рейтинг популярности партии ЕКRЕ среди русскоязычного населения не скачкoобразно, но все же потихоньку растет. Особенно это заметно на Северо-востоке. В Нарве выходит даже партийная газета на русском языке ”Взгляд”. Ее первый номер сразу же нащупал единые точки интересов партии и предпочтений русского человека. Прежде всего морально-этического плана.

Речь идет прежде всего о мировоззрении и традиционных семейных ценностей. В первом же номере на первой полосе читаем: ”Нарвитяне сами по себе такие же консерваторы, как и партия ЕКRЕ”. Все правильно, у нарвитян действительно имеются свои причины для определенного консерватизма — усталость от прежний властей, экономическо-социальные проблемы, характерные для ”русского духа” традиции и жизненные установки, в том числе и понятие исторической памяти.

Портал Eesti Uudised в свое время негодовал по поводу слов Марта Хельме о том, что вышедшие на улицу во время ”Бронзовой ночи” люди — это простые люди Эстонии, которые высказывали своё мнение.

А чего стоит его фраза "Люди из Ида-Вирумаа, хоть и не эстонцы, но уже наши. А если говорить о тех, кто приезжает в Эстонию с Украины, — это не наши люди". Вы думаете, это может не понравится?

Политологи отмечают, что EKRE является единственной парламентской партией, у которой нет официальной позиции по русским школам. Ведь помимо шаблонного призыва учить эстонский речи о немедленном закрытии русских школ лидеры партии не говорят. При этом Март Хельме недавно в ходе видеодебатов подчеркнул, что нельзя людей принуждать выучить эстонский язык. Центрист Михаил Стальнухин в своем интервью одному местному пропагандистскому каналу сказал: ”… даже самая радикальная партия EKRE гораздо мягче говорит о русской школе”.

EKRE скептически относится к Евросоюзу и в какой-то степени к НАТО. Партия также выступает за снятие ограничений в связи с пандемией и призывает подавать в суд на соотвестствующее распоряжение правительства. Все вышеперечисленные причины в

основном и являются привлекательными для потенциального избирателя. Как писал Аймар Вентсель весной этого года: ”Симпатии в отношении EKRE в местных русскоязычных группах на Facebook я вижу уже несколько лет. Их все можно объединить примерно в такое предложение: "Я бы голосовал за EKRE, если бы они не были националистами".

Полезный ”токсичный русофоб”


Националистические настроения партии EKRE как-бы прощаются со стороны российской пропаганды. Потому что основная риторика партии отвечает основным пунктам внешнеполитической агенды России. Потому что взгляды EKRE согласуются со взглядами части местного русскоязычного населения. Это гомофобия, противостояние Европейскому союзу и НАТО, а также враждебность в отношении политической элиты страны. К этому следует добавить критику Украины со стороны Марта Хельме, который называет ее "несостоявшимся государством". А также откровенные и скрытые реверансы в сторону России. Об этом писал также Вентсель.

По поводу реверансов. Интервью Марта Хельме немецкому телеканалу Deutsche Welle удивило многих, особенно оценка президента Путина: ”Путин является аптекарем, который должен на своих чувствительных весах решать, чтобы все было уравновешенно и чтобы на основе этого равновесия было можно вести эффективную внешнюю политику”, — заявил Хельме. Российские СМИ называли Хельме ”антигероем” для Прибалтики после интервью.

В самой Эстонии это интервью пояснялось так: ”Март Хельме ловил голоса русскоязычных избирателей. Тех самых избирателей, которых центристы по сей день считали своими. EKRE этого хотела и сделала так, как обычно поступали члены Центристской партии — начала говорить с русскоязычным избирателем на русском языке и не о том, о чем говорится эстоноязычным избирателям на эстонском языке”, — считает Калле Муули.

Затем российские СМИ обратили внимание на высказывания Марта Хельме в части ЛГБТ. Vesti приводят слова президента Кальюлайд, что с такими взглядами человек не годится в министры Эстонской Респбулики. Это же повторяют каналы Vzglad. REN TV, которые не исключили возможность, что Хельме поплатится за свои слова.

Так и случилось. Только поводом стала жесткая критика отца и сына Хельме системы выборов в США. Однако заголовки в российских СМИ на сей счет были больше сочуственными: ”Не заткнете рот”, ”Эстонские министры испугались гнева США”, ”Поругал Байденов” и так далее.

На этом фоне высказывания члена партии Хенна Пыллуааса о территориальных претензиях в адрес России в самой официальной Москве воспринимаются как ”ну сколько можно!” и служат скорее как дежурный повод новь заявить про русофобию и искажение истории.

Плюс и внешнеполитический аспект, который также соответствует агенде соседнего государства — критика либеральной демократии. И тут слова Хельме совпадают с линией Кремля. Про свежеиспеченного президента Эстонии Март Хельме сказал, что ”Алар Карис такой же, как и все либеральные политики, которые прислушиваются к

западу и говорят про Россию то, что им велят”. И самое свежее предупреждение от Марта Хельме о надвигающемся геополитическом шторме с коллапсом либеральной демократии. 2019 год, интервью Путина газете Financial Times: "По некоторым её (либеральной идеи) элементам — наши западные партнёры признались, что некоторые её элементы просто нереалистичны: мультикультурализм там и так далее. Вот когда началась проблема с миграцией, многие признали, что да, это, к сожалению, не работает, и надо бы вспомнить об интересах коренного населения". Как говорится, найдите отличия.

Год назад прокремлевски настроенные публицисты начали думать о заговоре русофобов: ”Что касается Консервативной народной партии и лично Марта Хельме, то в их адрес уже высказываются подозрения, что патентованные русофобы, на самом деле, выражают интересы русскоязычного населения, которое известно особо гомофобными настроениями. Ну а отсюда уже рукой подать до обвинений в прямой работе на Москву”, — писалось в СМИ.

Так полезен ли Март Хельме российской пропаганде? ”Токсичный русофоб”, как его называли в российских СМИ, нужен с точки зрения использования его риторики на внутриполитическом поле, будь-то выборы местного значения или для вселения элементов сумятицы в обществе. Просто это вписывается в тактику российской пропаганды согласно стратегии. На самом же деле это просто совпадение политических и мировоззренченских взглядов, удачно подхваченных.

Lost in translation?


И в завершение о мнении о том, что EKRE говорит эстонцам одно, руским другое. СМИ сами порой создают такую ситцуацию. Цитата Марта Хельме в русских СМИ про выборы президента в Эстонии: ”Это несерьезно. Это как в Северной Корее. Я бы даже сказал, что в России и Белоруссии больше демократии — там больше кандидатов и в процессе выборов может участвовать народ, хотя никто и не отрицает манипуляции людьми, голосами и пропаганду, там это тоже есть”. И в эстонских: ”Это несерьезно. Это как в Северной Корее”.