Андрей, изначально хотелось бы поговорить о том, как сейчас в Литве живут белорусы, которые бежали от режима Лукашенко? Много ли их здесь?

Сложно назвать конкретное число, потому что многие из тех, кто получал гуманитарные визы и приезжал сюда по гуманитарному каналу, потом разъехались по всей Европе. Кто-то уехал в Украину, кто-то — в Грузию, Польшу, Германию. Сейчас белорусов много везде. И, к сожалению, этот процесс продолжается. Можно сказать, что сейчас вторая волна релокаций, вторая волна бегства от режима.

Те люди, которые первыми выезжали из страны в августе-октябре, столкнулись с очень непривычной для себя ситуацией — преследованиями. У каждого человека своя мерка восприятия. Кому-то, например, кажется, что один звонок из РОВД или милиции — это уже основание для того, чтобы выезжать из страны, потому что это политическое преследование. Для других это не было достаточным основанием, чтобы уехать.

Ясно, что любой человек, который сейчас находится в Беларуси, — в опасности, потому что прийти могут абсолютно к каждому. И мало кто сейчас может открыто выражать свои взгляды, именно по той причине, что это преследуется. Сейчас мы столкнулись с совершенно другой волной эмиграции. Это те люди, которые давно работают в сфере независимой журналистики, гражданского общества, правозащиты, которые привыкли к тому, что их репрессируют, на них постоянно осуществляется какое-то давление, проводятся обыски, ещё что-то.

Закладка
Поделиться
Комментарии