”МК-Эстонию” очень интересовало, как именно Кая Каллас видит этот переход и что будет с русскими учителями, учениками, учебниками. Но Кая Каллас не ответила ни на один из вопросов, ”спустив” их в Министерство образования. Дескать, именно оно и будет заниматься разработкой шагов, необходимых, чтобы улучшить готовность к обучению на эстонском языке.

Поэтому на вопросы отвечает министр образования Лийна Керсна.

Еще плана нет

– Как именно будет происходить переход на эстоноязычное образование?

– В апреле 2021 года по инициативе Министерства образования и науки была сформирована рабочая группа, цель которой — к ноябрю 2021 года создать план действий для перехода и запуска необходимых для этого процессов. Более подробно о планируемых шагах можно будет говорить, когда план будет готов.

Но уже сейчас можно сказать, что министерство сделало несколько конкретных шагов для поддержки учеников, чей родной язык — не эстонский. Например, с 1 сентября 2000 года во всех русских школах эстонский язык как иностранный обязателен с первого класса. Государство поддерживает обучение на эстонском и классы погружения, если минимум 40% обучения проходит на эстонском языке.

С 2018 года в дошкольном образовании был запущен проект ”Профессиональный учитель, говорящий на эстонском, в группе русскоязычного детского сада”. И его цель — давать детям еще в дошкольном учреждении по возможности качественное изучение эстонского языка. Всего в проекте за три года приняли участие 133 педагога детских садов и 150 членов их команды. С сентября 2021 года к проекту привлекут еще 50 новых учителей эстонского в русских группах детских садов. Обратная связь была преимущественно позитивной и доказывает, что мы движемся в верном направлении.

В этом учебном году в школах был запущен похожий пилотный проект под названием ”Профессиональный эстоноязычный учитель в основной школе”. И в его рамках только в первой ступени образования в русских классах появился 21 такой педагог, да и в следующем году будет дополнительно еще 22 эстоноязычных учителя.

Также в планах поддержать развитие опорных услуг для тех детей и их родителей, чей родной язык — не эстонский, а также развивать у них знание родного языка и организовать различную деятельность, направленную на заполнение пробелов в знаниях в ходе получения среднего образования.

– Если к 2035 году будет переход на эстоноязычное обучение, то значит ли это, что в 2030–2035 годах больше не будет русскоязычных детских садов? Или как будет организована их деятельность?

– В поправке к Закону о дошкольном образовании предусмотрена такая возможность: по решению местного самоуправления в группах можно говорить на другом языке, кроме эстонского, если есть владеющий им учитель. Но при этом эстонский язык в учебной и воспитательной работе должен быть задействован минимум на 50%.

Что будет с учителями?

– Не секрет, что есть учителя, которым довольно сложно выполнить выдвигаемые к ним требования по знанию эстонского языка. Что будет с теми, кто по разным причинам так и не сможет к 2035 году выучить государственный язык на должном уровне? Например, пожилыми педагогами, учителями из Ида-Вирумаа и некоторыми воспитателями детских садов.

– У всех работников образования в Эстонии эстонский язык должен быть на таком уровне, чтобы они могли профессионально развиваться и поддерживать учеников в изучении языков на всех ступенях образования.

То, что пожилые люди не могут выучить новый язык, — неправда. Это доказали и в ходе различных исследований. Преимущество взрослых при изучении языка — их опыт и владение правильными техниками для запоминания. Так что в солидном возрасте учить язык — не сложнее. Просто ход процесса отличается от того, как учат язык дети.

В этом году Департамент языка будет собирать дополнительную информацию о том, как работники образования владеют эстонским языком и какие потребности есть у школ. На основе этих данных планируют провести консультации образовательных учреждений и педагогов и организовать дополнительное изучение эстонского языка.

Также Министерство образования и науки подготовит совместно с другими министерствами, предлагающими изучение языка, различные мероприятия, чтобы работники образования могли изучать эстонский. Планируют организовать консультации в гораздо большем объеме, чем обычно, а также обеспечить педагогам возможность практиковаться. И все это — в сотрудничестве с работодателями.

В следующие семь лет будут предприняты различные действия для улучшения системы курсов, ИТ-решений, методов оценивания. Будет изменен подход к обучению работников образования, улучшены вспомогательные учебные средства и методика подачи знаний.

– А что будет с учебниками на русском языке? Могут ли школы и после 2035 года ими пользоваться?

– Уже сейчас школы сами решают, какие учебные материалы им заказывать и использовать. Каждый педагог может и сейчас, и в будущем по договоренности с руководством школы заказывать и использовать качественные учебные материалы в соответствии с направлением обучения и его особенностями.

– Михаил Кылварт заявил, комментируя тему перехода, что для того, чтобы государство перестало финансировать школы, надо менять закон. Планируете ли менять законы?

– Если в результате разработки программы перехода возникнет необходимость внести изменения в законы (например, Закон об основной школе и гимназии), то министерство сделает соответствующие предложения. Подобные изменения обязательно тщательно обсудят как с партнерами, так и с членами парламента, и последнее слово будет за Рийгикогу.