Речь о пакете под названием Fit For 55, который Еврокомиссия представила в среду; среди прочего Брюссель ставит две цели — уменьшить выбросы СО2 на 55% по сравнению с уровнем 1990 года к 2030 году и свести их к нулю к 2050 году.

”Это очень свежий и объемный документ, и, наверное, в Эстонии еще нет эксперта, который был бы с ним знаком от корки до корки, — сказала Яна Тоом. — Начать нужно с того, верим ли мы в изменение климата. Аномальная жара у нас, жуткие потопы в Германии и в Бельгии — ясно, что климат меняется. Можно спорить, почему это происходит, но климат меняется точно. Что касается климатического пакета, это документ, с которым Комиссия выходит на долгие переговоры — директивы будут обсуждаться в Европарламенте, в национальных парламентах, в Совете ЕС. Мы постараемся сделать всё быстро, потому что медлить нельзя, но год или два процесс займет. Когда выходят с такими предложениями, в них есть пространство для маневра — как на египетском рынке: если тебе говорят, что что-то стоит сто долларов, в итоге ты эту вещь купишь за двадцать. Так что это не догма, цифры могут измениться. Взять, например, предложение лишить любых налоговых льгот фоссильное топливо: ясно, что Польша, в которой угольная промышленность — огромная часть экономики, будет блокировать это предложение в Совете ЕС. Подводных камней тут куда больше, чем надводных”.

Тоом утверждает, что в нынешнем виде пакет явно реализован не будет, но вообще он нужен: ”Дело и в экологии, и в будущем наших детей и внуков, и в том, например, что когда из-за глобального потепления в некоторых местах не станет воды и еды, люди оттуда побегут — и они побегут сюда, и Европа получит очередную волну мигрантов. Проблема тут комплексная. Но, с другой стороны, если примерить положения нынешнего пакета к людям, скажем, в Ида-Вирумаа, становится, мягко говоря, невесело”.

Самый противоречивый пункт — ликвидация производства двигателей внутреннего сгорания к 2035 году, но здесь, по словам евродепутата, Еврокомиссия впервые нарушает принцип технологической нейтральности: ЕС взял за правило не нападать на отдельные технологии. ”Вопрос не в самом двигателе, а в том, что именно в нем сгорает. Если заменять все машины с таким двигателем электромобилями, мы столкнемся с проблемой нехватки электрозаправок — их в ЕС будет нужно к 2030 году шесть миллионов, а построить планируется только три миллиона. Плюс на нашем морозе электромобили ведут себя не очень надежно. В общем, я бы не стала ставить на то, что Еврокомиссия тут победит. В нынешнем сценарии всё так или иначе удорожает. То же самое касается расширения системы торговли квотами СО2 — сейчас мы о них слышим только применительно к сланцу: хотите выкопать тонну сланца, покупаете квоты, причем их стоимость формируется на бирже и они всё дороже. Еврокомиссия хочет расширить эту систему на авиацию, морской транспорт и отопление жилья. То есть и билеты станут дороже, и отопление. Впервые получается, что расходы могут упасть на плечи потребителя — что не радует ни потребителя, ни отдельные страны”.

А происходит это, говорит Яна Тоом, потому что ЕС, не будучи федеральным, не может регулировать ситуацию иначе. ”Если бы ЕС был централизован, мы могли бы ввести более разумную систему налогов и запретов. Но у Брюсселя руки связаны, и Еврокомиссия начинает заходить из-за угла на кривой козе. И если не реформировать ЕС, это единственное, что Брюсселю остается… То же с лесами: в климатическом пакете есть предложение посадить в ближайшие годы по крайней мере три миллиарда деревьев — но лесоводство относится к компетенции стран-членов ЕС, и страны не хотят, чтобы им указывали, что делать”.

Еще климатический пакет предусматривает введение торговых пошлин на товары, которые производятся в странах, не пекущихся об экологии. ”Здесь несколько закорючек, — говорит Тоом. — Во-первых, непонятно, что скажет на это Всемирная торговая организация. Во-вторых, даже если она всё это одобрит, возникает опасность, как уже намекают американцы, "торговых трений", то есть контрпошлин уже против ЕС. Тут мы подходим к моей любимой теме санкций. Мы знаем, что авиакомпании ЕС прекратили летать над территорией Республики Беларусь. Самолеты летают в обход, то есть в облет — и вот из-за этих полетов в облет в атмосферу выбрасывается огромные массы СО2. То есть одна и та же Еврокомиссия выдвигает меры по борьбе с выбросами СО2 — и, идя на поводу у ряда стран, поддерживает санкции, которые эти выбросы сильно увеличивают. И я понимаю, что шахтер из Ида-Виру складывает два и два — он из-за всего этого лишится работы, а с другой стороны ЕС наказывает батьку Лукашенко, и эти вещи плохо соотносятся. Есть риск, что климатический пакет запустит в ЕС центробежные процессы, которые мы уже наблюдаем — когда поднимут голову всевозможные евроскептики”.

”Проблема еще и в том, что ЕС в масштабе глобальных выбросов СО2 — относительно небольшой игрок. Посмотрим на Китай, Индию, Россию, Латинскую Америку — они не прилагают таких же усилий в борьбе с глобальным потеплением. Если Европа со своими амбициями останется в одиночестве, наша политика нанесет только урон европейцам. Но чтобы достичь консенсуса в глобальном масштабе, нужно иметь взвешенную внешнюю политику, а с ней у нас, увы, не очень хорошо”, — сказала Тоом.