Галина Шатская умерла 8 мая этого года. В декабре женщине исполнилось бы 63 года, а летом они с супругом должны были отметить рубиновую свадьбу — 40 лет. Фактически Галина даже не входила в группу риска для вакцинации от коронавируса. Но, тем не менее, именно это заболевание стало причиной ее смерти. И ее супруг считает, что трагедии можно было бы избежать.

Если бы сделали тесты

”Жена работает в аэропорту. Работала, — осекается Геннадий Шатский. — Занималась проверкой пассажиров, которые вылетают. Работодатель, компания G4S, в конце марта организовал курсы для сотрудников, которые жене нужно было пройти. Отказаться было нельзя. Обучение проходило три дня и закончилось 26 марта”.

Мужчина говорит, что до курсов Галина никуда практически не ходила и всегда соблюдала все меры безопасности, связанные с пандемией.

”После курсов у жены поднялась температура. 29 марта она сдала тест, он оказался положительным, — продолжает Геннадий. — Я считаю, что заразилась жена именно на курсах. Их ведь можно было проводить онлайн или перенести на время, когда обстановка с коронавирусом улучшится. Или можно было хотя бы экспресс-тесты делать тем, кто пришел на курсы. Они продаются в аптеках и стоят не так дорого. Тогда выявили бы, кто положительный, и все, обучение не проводили. Я знаю, что в итоге там был еще один человек, который оказался больным”.

Вдовец говорит, что обучение длилось часов по восемь, и все сидели в помещении в масках. Но на обеде неизбежно маски все снимали, коллеги общались, так, скорее всего, Галина и заразилась.

”Сначала она мучилась дома. Может, это и моя вина — надо было ее через день-два после положительного теста в больницу везти, все могло бы быть иначе. Но мы все сильны задним умом, — вздыхает мужчина. — Где-то 17 апреля жену забрали в больницу, потому что температура все держалась. Когда привезли, оказалось, что у нее функционирует всего 10% легких. Больница, затем реанимация, аппарат ИВЛ, на котором она провела дней 10, и 8 мая ее не стало”.

Геннадий не хочет вступать в конфликт с работодателем супруги, тем более что тот помог с похоронами. В редакцию он обратился, чтобы рассказать свою историю и, возможно, спасти чью-то жизнь, если люди серьезнее начнут относиться к соблюдению противокоронавирусных мер.

”Не надо хорохориться, спешить снимать все ограничения. Коронавирус — очень коварная штука, — делает акцент мужчина. — Я каждый год прививаюсь от гриппа. У нас фирма маленькая, но всегда вакцинируют. А у жены я интересовался, все-таки с людьми работают — их никогда на прививки не отправляли. И с вакциной от ковида работодатель тоже не поспособствовал”.

К слову, сам Геннадий коронавирусом тоже переболел — заразился от жены. Говорит, что в какой-то день хотел покурить, но не мог, начал сильно кашлять. Семейный врач отправил на тест, тот оказался положительным, а рентген показал правостороннюю пневмонию. Мужчина пропил курс антибиотиков, и уже через две недели был здоров.

”А жена не справилась, — вздыхает вдовец. — В душе пусто. В доме пусто. Просто давит все, но не могу никуда деться. Если бы не эти курсы, она была бы жива…”

Вакцину не предоставили

Руководитель авиационного отдела G4S Eesti Кристьян Саарик приносит искренние соболезнования близким Галины от лица фирмы — ее уход был очень неожиданным и печальным для коллег по G4S. Что касается ее заражения коронавирусом, по словам Саарика, к сожалению, невозможно определить, заразилась ли Галина коронавирусом до, во время или после курсов.

”Курсы проводились, потому что у G4S есть исходящие из закона обязательства обучать охранников авиационной безопасности, и это контролируется Транспортным департаментом, — объясняет Кристьян Саарик. — Мы должны проводить такое обучение, чтобы обеспечить защищенность полетов. Все тренинги по авиационной безопасности связаны с внутренней безопасностью, и по соображениям безопасности G4S не сможет проводить это обучение онлайн. План и организация курсов т. н. контактным методом были скоординированы Транспортным департаментом, который занимается сферой авиации в Эстонии”.

Представитель G4S отмечает, что обучение проходило в большом, хорошо вентилируемом помещении площадью более десяти квадратных метров на каждого участника. Также использовались маски для лица и дезинфицирующие средства для рук.

Что касается вакцинации от коронавируса, руководитель авиационного отдела констатирует, что государство начало прививать работников передовой в феврале, но, к сожалению, авиационная охрана и сотрудники службы безопасности не входили в этот перечень.

”Если, например, в число работников передовой попали сотрудники AS Tallinna Lennujaam, то охранники авиационной безопасности G4S, которые работают в том же здании и контактируют с пассажирами, не попали в эту категорию. И Таллиннский аэропорт, и G4S запрашивали вакцинацию для авиационной охраны, — замечает Кристьян Саарик. — Кроме того, G4S запросил вакцины для сотрудников службы безопасности и авиационной охраны через Союз охранных предприятий Эстонии и Центральный союз работодателей. Вакцину от коронавируса нашим сотрудникам не предоставили”.

Саарик добавляет, что в марте многие люди получили вакцину через своего семейного врача. В первую очередь это люди из группы риска и пожилые люди.

”Об этой возможности мы также говорили во внутренней коммуникации компании. Неизвестно, обращалась ли Галина к семейному врачу и что ей ответили”, — подытоживает представитель G4S.

Расходы возмещает работодатель

Присяжный адвокат Евгений Твердохлебов из Advokaadibüroo Vindex говорит, что, если человек заразился чем-то на работе, это можно расценивать как несчастный случай на работе. Работодатель обязан расследовать такие случаи и акты о результатах таких действий отправлять в Трудовую инспекцию, а в случае смерти работника — незамедлительно сообщать в полицию.

Возможности возмещения заболевания и смерти предусмотрены законом.

Например, получивший при выполнении рабочих заданий травму человек имеет право требовать от работодателя возмещения ущерба, вызванного нанесением вреда здоровью. В первую очередь сюда относятся расходы на лечение и вспомогательные средства, а также ущерб из-за уменьшившегося дохода. В случае смерти — расходы на похороны и выплаты тем, кто находился на содержании у скончавшегося.

В случае заболевания или повреждения, возникшего в результате несчастного случая на работе, возмещение по болезни выплачивает Больничная касса, начиная выплату со второго дня освобождения от работы и в размере 100%.

”Если представить случай, когда родные работника или он сам обвиняют работодателя в несоблюдении мер безопасности, которые повлекли заболевание или смерть сотрудника, в первую очередь нужно обратиться в полицию. Возможно, будут установлены признаки преступления. Также я советовал бы обратиться к адвокату. Он сможет оценить, нужно ли

обращаться в суд, Трудовую инспекцию, какое-то другое ведомство и о сохранности каких доказательств и каким образом следует позаботиться”, — разъясняет Твердохлебов.

При этом он добавляет, что оценить, были ли предпринятые на рабочем месте меры достаточными или нет, что еще мог сделать работодатель, чтобы обеспечить безопасность своих работников, может только профильный специалист. Например, должны ли были использоваться другого типа маски, должно ли было обучение проходить на улице, а не в помещении, и так далее.

К слову, советник по прессе Инспекции труда Кристель Абель рассказывает, что обращения по поводу заражений коронавирусом на рабочем месте и жалобы на работодателей, которые не обеспечивают безопасную трудовую среду, поступали в ведомство во время режима ЧС. Однако уже давно подобных жалоб не было. Кристель Абель отмечает, что Инспекция труда достаточно регулярно проверяет обеспечение мер безопасности от COVID-19 на рабочих местах.