Соответствующий иск был направлен почтой России на прошлой неделе, 23 июня. Однако на данный момент он не был зарегистрирован Мещанским районным судом города Москвы, это вопрос нескольких дней.

Лично присутствовать на процессе Игорь Копытин не будет — в России он объявлен персоной нон грата:

"Когда Эстония присоединилась к санкциям по Списку Магнитского, Российская Федерация объявила 20 имен, которым запрещен въезд в Россию, и я — среди них. Поэтому у меня есть адвокаты в России, которые и будут представлять мои интересы" — комментирует в интервью RusDelfi ситуацию историк.

"Почему мы решились на такой шаг? Колчак — это историческая фигура, оказавшая большое влияние не только на историю России, но и государств, входивших в состав Российской Империи — в том числе и Эстонию. И как эстонскому историку, мне интересно отношение Колчака к статусу Эстонии и ее независимости. Более того, совершенно естественно, что и у самих россиян и зарубежных исследователей есть большой интерес к Колчаку и его деятельности.

В архивах ФСБ есть личное дело адмирала Колчака. Действительно, частично его допрос, проведенный в Иркутске, был ранее опубликован в начале 90-х годов, однако документы из личного дела Колчака, хранящиеся в архиве ФСБ до сих пор не опубликованы — мы, исследователи, не знаем, что содержится в этом деле.

Исходя из того, что данная персона представляет общественный интерес, то я не вижу причин, почему бы ФСБ не опубликовать или не предоставить доступ к документам? Я думаю, что такое их решение связано с содержанием документов. Я знаю, что даже к личным делам реабилитированных лиц, которые находятся на хранении в архиве ФСБ, доступ также затруднен. Кстати, если нам удастся через суд получить доступ к архивному делу Колчака, то возможно, это создаст прецедент для того, чтобы можно было получить доступ к личным делам и других лиц, чьи архивные дела находятся на хранении в ФСБ.

Отказ свой они мотивировали следующим — поскольку Колчак не реабилитирован, то по закону Российской Федерации ФСБ не видит причин, почему они должны предоставлять дело Колчака мне. Вот мы и попробуем разобраться в этом.

Что касается вопроса реабилитации — я считаю, что Колчака в принципе нет смысла реабилитировать. Процесс реабилитации был запущен в советское время в период оттепели в отношении лиц, репрессированных при Сталине — в основном, это были члены компартии, которые пострадали от репрессий и от сталинского террора. Но ведь Колчак был убежденным противником советского режима, воевал против него. Он был руководителем белого движения, одним из его организатором, поэтому я считаю, что ни о какой реабилитации здесь речь идти не должна — это просто не нужно.

Известно, что и в России, и в других странах доступ к архивам довольно проблематичный, потому что очень многие документы скрываются от общественности, не только дело Колчака, но и огромное количество других, связанных с событиями Второй мировой войны, со сталинскими репрессиями и так далее. А официальные власти пытаются найти какие-то оправдания, почему они закрывают архивы от пользователей.

Один из аргументов, который высказывают кремлевские политики или околокремлевские историки — с документами должен работать только специалист, а не любитель, иначе он может сделать какие-то неправильные выводы. Но в данном случае, я думаю, что как доктору и профессиональному историку, они могли бы мне предоставить мне документы, чтобы я мог дать им какую-то оценку", — говорит Копытин.

RusDelfi связался также также с юристами из "Команды 29", которые представляют интересы Игоря Копытина в России и занимаются данным делом.

Как вы считаете, насколько реально выиграть такого рода дело и когда предположительно состоится суд?

Конечно, вероятность победы в споре с российским государством, а особенно ФСБ, не высока. Однако мы в Команде 29 не начинаем дел, если не хотим их выиграть. Если ничего не добьемся в российских судах, то будем обращаться в ЕСПЧ. У нас уже есть положительная практика по доступу к архивным материалам.

В частности, в прецедентном деле Георгия Шахета Команда 29 вместе с ”Мемориалом” помогла получить доступ к материалам на нереабилитрованного родственника в архиве МВД. Колчак тоже не реабилитирован. Другое дело, что мы пока не можем распространить действие этого решения Верховного суда РФ на архивы ФСБ, которые отстаивают позицию в российских судах о том, что на них это решение не распространяется — пока они делают это успешно. И если мы выиграем это дело, то будем первыми, кто получит доступ к архивному делу нереабилитированного человека именно в архиве ФСБ. Это будет прецедентное решение.

На каком основании был получен отказ, и связан ли он с тем, что специалист, сделавший запрос — гражданин другого государства?

Отказ не связан с гражданством заявителя. Нам и ранее была известна позиция Центрального архива ФСБ в отношении уголовного дела Колчака, так как Колчаку было отказано в реабилитации, он считается нереабилитированным, а на практике это значит, что архив ФСБ не предоставит доступ к такому делу.

ФСБ ожидаемо утверждает, что ”основания для предоставления доступа к материалам запрашиваемого архивного уголовного дела отсутствуют”. При этом в обоснование они ссылаются на ”Тройственное положение”, которое регулирует порядок доступа к архивным делам репрессированных и Закон о реабилитации. Гражданам, которые обращаются к ним с просьбой предъявить доступ к материалам уголовных и административных дел нереабилитированных, они готовы выдавать только короткие справки о результатах пересмотра дела.

Справка (безотносительно кейса Колчака): Закон о реабилитации был принят в 1991, в соответствии с ним дела пересматривались прокуратурой и какие-то люди, осужденные в советское время, были признаны подлежащими реабилитации, а значит репрессированными, а какие-то не подлежащими реабилитации, что значило, что они были осуждены законно. Колчак был признан не подлежащим реабилитации, и в связи с этим архив ФСБ считает, что они обязаны выдать только краткую справку, где будет изложен факт осуждения и отказа в реабилитации. Мы с этой позицией не согласны и в нескольких процессах, включая этот, оспариваем эту позицию.

Были ли ранее случаи, чтобы иск подавался против такой организации, как ФСБ?

Конечно, ФСБ в качестве ответчика не так часто фигурирует. Другое дело, что мы ведем дела, которые касаются доступа к информации, госбезопасности и чаще других имеем в качестве процессуального оппонента ФСБ. Среди актуальных неуголовных дел я могу назвать дело семьи Остряковых, которая пытается получить доступ к делу нереабилитированного деда; дело, где ФСБ скрывает имена чекистов, причастных к репрессиям, дело немца Гельмута Фридриха, который пытается получить дело своего отца, расстрелянного советскими солдатами.

Однако назвать выигранные у ФСБ дела гораздо сложнее. Так, по знаменитому делу Рауля Валленберга, где мы пытались получить доступ к журналам советских тюрем, в которых содержался легендарный дипломат, наши оппонентом также выступала ФСБ. Проиграв все инстанции в России, мы дошли до ЕСПЧ. Жалоба еще подлежит рассмотрению.