Максим, насколько я знаю, в Москве тоже есть проблема с самокатами. Люди обращаются в травмпункты, случаются аварии. Как Москва решает эти проблемы?

Сейчас в Москве настолько много поездок на электрических самокатах, что они уже буквально за год обогнали даже количество прокатов на велосипедах, к которым мы шли более трех лет. Поэтому наблюдается такой яркий всплеск вот этой малой мобильности.

Действительно, проблема существенная, аварии случаются. Аварии, что самое неприятное, случаются и с детьми. Поэтому мы подготовили ряд мер, которые позволят навести в этом порядок, ну и при этом не ограничивать использование электрических самокатов. Некоторые из этих мер такие.

Первое: если электрический самокат передвигается по проезжей части, то он должен находиться в зоне регулирования Государственной автомобильной инспекции. Также мы считаем, что обычно самокат, который используется в городе, небезопасен для самого пользователя, если передвигаться на нем со скоростью больше, чем 25 км/ч. Производители самокатов подтверждают: это просто небезопасно (исходя из колес, радиуса колес и того, что человек на электрическом самокате всё-таки не использует никакие средства индивидуальной защиты, как, например, водитель мотоцикла).

Второе: если самокат передвигается в одной плоскости с пешеходами, то, конечно, он должен двигаться со скоростью пешеходного потока и не превышать его.

И в-третьих: прокатный самокат должен быть ограничен по скорости — не более чем 25 км/ч. Почему? Мы исходим из того, что получить самокат очень просто: гражданин, который достиг у нас 18 лет, может купить его без проблем, даже если будет пользоваться этим самокатом в первый раз. И конечно, вы не хотите, чтобы он разогнался вдруг, неожиданно для вас, до скорости 70 км/ч.

Поэтому мы считаем, что прокатные самокаты должны быть ограничены законодательно — до скорости не более 25 км/ч. Это нужно только для того, чтобы сам пользователь самоката не попал в какое-либо дорожно-транспортное происшествие. Поэтому весь набор мер, ещё раз повторю, в первую очередь направлен на то, чтобы пользование было безопасным, пользователей было больше и при этом не ущемляло права тех людей, которые каждый день, действительно, безопасно передвигаются на электрическом самокате, что, конечно, удобно.

Кроме того, мы вместе с основными компаниями, которые занимаются предоставлением самокатов в аренду в Москве, договорились о введении техническим решением специальных зон со сниженной скоростью.

То есть если самокат попадает, например, в парк Горького, один из крупнейших, самых красивых парков, которые есть в Москве, то на нем автоматически нельзя разогнаться больше, чем, по-моему, 10 или 15 километров в час. И таких зон очень много — больше 50, и их количество будет расти.

Так как в каждом самокате есть система ГЛОНАСС, система видит карту и автоматически переходит на более спокойный режим.

Вот такой набор мер, я уверен, позволит найти нормальные решения. С учетом того, конечно, что пользоваться самокатом должен человек, который понимает, что он делает и имеет какие-то минимальные навыки езды на велосипеде, а также понимает, что это всё-таки поездка внутри города.

Какая-то статистика по штрафам есть? Были ли уже выписаны штрафы?

Такой статистики прямо сейчас у меня нет, но знаю, что мои коллеги из полиции этими вопросами уже серьёзно занимаются, и, наверняка, у них более точные данные имеются.

Примерно в одно время, с разницей в три недели, в Таллинне на Лаагна теэ и в Москве произошли аварии. У вас актер Михаил Ефремов совершил смертельную аварию, у нас — молодой человек Иса Халилов. Как Москва борется с лихачами? Насколько я знаю, у вас установлены камеры слежения.

Камеры фото- и видеофиксации, конечно, следят за соблюдением скоростного режима и, конечно, в позитиве влияют на общую статистику аварийности. Специально для читателей и тех, кто смотрит Delfi, могу сказать, что в Москве за последние семь лет в два раза снизилось количество погибших на дороге. При этом такие серьёзные ДТП с пострадавшими происходят из-за превышения скоростного режима или несоблюдения скоростного режима.

В частности, если говорить про того, о ком вы сказали, артист Ефремов сел за руль в состоянии алкогольного опьянения, что вообще недопустимо. И никакой штраф, никакая камера, к сожалению, здесь не компенсируют неадекватное состояние водителя, что и было доказано в суде. Такое мое виденье этого вопроса. И этот вопрос мы часто обсуждаем с сотрудниками полиции, которые наделены полномочиями (в отличие от городских властей) — контролировать соблюдение скоростного режима и наказывать нарушителей.

Во всех резонансных ДТП, — вот то, что скорей всего, произошло и на Лаагна теэ, и у нас в Москве — нет такого, что ни разу не нарушавший правила дорожного движения человек сел за руль и вдруг попал в такое ДТП, которое повлекло за собой человеческие жертвы. Скорее всего, этот человек уже нарушал правила, уже превышал скорость и имеет, к сожалению, плохую историю вождения. И, конечно, на мой взгляд, для таких людей нужно отдельное решение принимать, если человек сейчас так, платя штрафы, фактически покупает себе некую индульгенцию на дороге, и, к сожалению, не делает должных выводов о том, что нужно себя вести по-другому. На мой взгляд, эти вещи требуют пересмотра.

В некоторых странах, например, реализована система, в которой человек, неоднократно нарушающий скоростной режим, даже оплачивая штрафы, по решению органов полиции обязан пройти тест у психолога, чтобы можно было оценить, насколько человек объективно понимает реальность и почему он систематично нарушает скоростной режим, даже если оплачивает штрафы. Я думаю, какие-то такие меры, необязательно эти, должны уже войти в повседневную практику.

Вы планируете создать такую практику? Были сообщения о нарушении ПДД блогерами. Анастасией Ивлеевой, например.

Ещё раз скажу. Сейчас мы, как городские власти, не наделены такими полномочиями контроля. Но эта дискуссию активно идёт и в обществе, и среди автомобилистов (в Москве, в частности), и по всей России. Поэтому, думаю, что, исходя из наших таких общих действий, какие-то решения должны быть. И, конечно, обмен опытом с городскими властями Таллинна был бы здесь очень нам полезен.

Москва планирует запустить услугу беспилотного такси. Можете рассказать об этом проекте?

Однозначно, будущее за беспилотным транспортом. Вопрос времени: когда это произойдёт. Вопрос тут в развитии технологии, лидаров, программного обеспечения, быстродействия компьютера и средств связи. Но это вопрос ближайших лет. Я уже уверен, что при нашей с вами жизни это уже произойдёт, и количество беспилотного транспорта на дорогах будет достаточно большим.

В Москве у нас есть несколько проектов, которые развивает наш российский IT-гигант — компания Яндекс. Это делает даже правительство Москвы: в транспортном комплексе тоже есть свой беспилотный автомобиль, который мы тестируем, который сейчас работает внутри большого больничного комплекса, перевозя внутри закрытого контура поликлиники анализы из лаборатории в стационар и обратно.

В Москве таких проектов несколько. Законодательство Российской Федерации стимулирует использование беспилотного транспорта — как в пилотном режиме сейчас, так и в будущем, уже на системной основе. Надо пройти определённое количество решений, но российское законодательство способствует тому, чтобы беспилотный транспорт появился уже в ближайшем будущем. Поэтому мы будем поддерживать все эти технологии, мы будем развивать всё, что касается городской среды.

Это подробные электронные карты города, нанесение на них дорожных знаков, интеллектуальные светофорные объекты, которых у нас уже большинство. На основных перекрёстках эти светофоры способны обмениваться информацией с машиной. Мы будем делать всё, чтобы Москва, как один из лидеров цифрового развития в мире, была и одним из лидеров в части беспилотного транспорта.

У вас ещё есть один проект — facepay. Можете рассказать о нем? Что он из себя представляет?

Технология — оплата по лицу. Она уже находится у нас во внутреннем контуре тестирования. То есть сейчас наши сотрудники уже несколько месяцев тестируют эту технологию, что называется, в боевом режиме. Пока это закрытый контур.

Есть ряд банков у нас в России, которые уже по биометрии, по биометрическому паспорту проводят и платежи в том числе.

Поэтому соединение наших возможностей по распознаванию лиц с банковской технологией и с их системой защиты персональных данных будет позволять при подходе к одному из турникетов на станции понимать, что это вы, открывать турникет, — и вы — как пассажир — не будете прикасаться ни к чему. Эту технологию мы будем внедрять постепенно, от линии к линии. Это будет самый уникальный проект в транспортном комплексе во всём мире.

Вы уже упомянули про Таллинн, про сотрудничество. А есть ли у вас ещё какие-то проекты с Таллинном? Может быть, намечаются какие-то?

Во-первых, между Москвой и Таллинном подписаны соглашения о том, что два города сотрудничают в области обмена данных информации, поддерживают культурные и туристические связи. Такое соглашение есть. В 2019 году мэр Москвы Сергей Собянин подписал его с мэром Таллинна. Уверен, что и в дальнейшем это формальное соглашение, которое позволяет более тесно общаться и приглашать взаимные делегации, будет и дальше продлено на годы вперёд.

На последнем урбанистическом форуме была делегация из Таллинна, на ней присутствовал вице-мэр Андрей Новиков, который в том числе курирует транспорт. Мы встречались с Андреем, обменивались данными и информацией по развитию электрического транспорта. Вы знаете, Москва сейчас самая крупная столица и город в Европе, который преобладает по количеству электрического транспорта. До конца года у нас уже будет 1000 электробусов, все они российского производства. И мы очень довольны результатами эксплуатации этих электробусов. У нас гарантия от производителя — в течение 15 лет ежедневно эксплуатация этого электрического транспорта, который крайне важен для всех жителей, снижает выбросы, повышает качество жизни в городе.

Мы рассчитываем на обмен, хотя бы уже информацией, о том, как развивается транспортная среда, как сделать город максимально удобным для жизни, как сократить количество дорожно-транспортных происшествий. Это та почва, которой можно обмениваться каждый день, и, уверен, такое сотрудничество, которое идёт, оно будет продолжаться и дальше.

Каких-то конкретных проектов, что вот что-то делаем мы совместно, пока нет. Но я уверен, что они могут появиться в ближайшем будущем. Почему бы и нет?

Когда были в последний раз в Эстонии? Это ваша родина. И что сейчас вас связывает с ней?

Действительно, я родился в Эстонии, жил в Копли, учился в русской 15-й средней школе. Поэтому до сих пор помню весь путь свой от дома до школы, наверное, каждую улицу и каждое дерево по дороге туда и обратно. Я занимался спортом, несколько раз выигрывал даже первенство Эстонии по подводному плаванию. Все эти вещи, конечно, никогда не забудутся, они всегда со мной, где бы я ни находился. Поэтому вот эта связь… она не прерывается, она всегда со мной.

К сожалению, крайне редко бываю в Эстонии. Наверное, с понятными ограничениями сообщений, ну, и вообще, конечно, редко. Но все воспоминания всегда со мной. Эта эмоциональная связь никогда не потеряется.

В работе помогает как-то эстонское мышление?

Я бы не сказал, что есть какое-то специфическое эстонское мышление, мне кажется. Не знаю. Если вы скажете, что это такое, я буду признателен.

Я про какой-то особый подход, деликатность.

Полагаю, что и в Москве есть огромное количество людей, которые очень деликатно относятся к частной жизни, к своему личному пространству. Здесь это, наверное, требование современного города. А с точки зрения цифрового развития, с точки зрения того, каковы тенденции, каковы отношения города с жителями, — это вещи, которые очень похожи между Таллинном и Москвой.

Развитие цифровых технологий, удобных для ежедневного пользования жителями, приоритетное развитие городского транспорта. Вот эти, наверное, вещи нас объединяют, мы здесь очень похожи. И каждый город, городские власти стараются сделать всё, чтобы в жизни пользование транспортом и безопасность были максимально комфортными для жителей, которые им пользуются. Наверное, так.

Ваши коллеги не шутят над тем, что вы из Эстонии? Эстонцем не называют?

У меня родители русские всё-таки. Хоть я и родился в Эстонии, но всё-таки ощущаю себя русским. У нас многонациональный город, Москва. Так же, как, в общем-то, и Таллинн. Поэтому никогда, ни в чей адрес каких-то шуток про национальность у нас никогда нет.

Большой привет всем жителям Эстонии! Вашему порталу Delfi и всему изданию! Я его постоянно читаю, смотрю. Очень полезная информация и про все прибалтийские страны, и про Эстонию в том числе. На мой взгляд, очень информативное и корректное, вот во всех отношениях, издание.

Все актуальные новости от RusDelfi можно прочитать в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.