По ее словам, с одной стороны, за происходящим наблюдать страшно, с другой — это тот импульс, который был необходим, чтобы о Беларуси и том, что там происходит, опять заговорили.

”Когда была многомиллионная улица, это одна история. А последние четыре месяца было беспросветное и очень жестокое давление внутри страны на всех, кто хоть каким-то образом поднимает голову. Вплоть до гигантских сроков. Работнику Генштаба, который прислал Nexta какой-то приказ о разгоне, дали 18 лет, — приводит пример Кулакова. — Ребятам, которые, как и мы, выходили на улицы, дали по 7-8 лет. Журналистам, которые освещали события и даже на тот момент были аккредитованы и имели статус СМИ, дали по 2-4 года”.

Как отмечает активистка, самая популярная статья, по которой сейчас судят в Беларуси, ”Участие в массовых беспорядках”. Но самое страшное, по словам Анны, что люди погибают: политзаключенный Витольд Ашурок при странных обстоятельствах скончался в колонии, 18-летний фигурант дела о "беспорядках" не выдержал давления сто стороны следственных органов и покончил с собой.

"Идет тотальная зачистка"


”Этот весь ужас морально и эмоционально выносить очень сложно. Идет тотальная зачистка: 25 журналистов главного СМИ страны TUT.BY (3,303 млн реальных пользователей ежедневно) сидят в тюрьме. Это самое сильное и влиятельное электронное СМИ! Каждый день мы открываем Facebook и Telegram-каналы для получения информации. У нас уже шутят: не успеваем офигевать, офигиватор сломался”, — продолжает Анна.

”В носках с красной полоской на улицу не выйти, сердечко на окно не повесить, герб "Погоня" (государственный герб РБ в 1991—1995 годах — прим.) на машину не повесить”, — отмечает активистка.

Анна признается, что ее остановили милиционеры за то, что на ее машине был такой герб. Но в этой истории ее удивил не сам факт, что ей выписали протокол и заставили снять с машины герб, а отношение милиционеров. ”Они всячески пытались лебезить: ”Вот здесь подпишите, мы вам выпишем половину базовой величины (с 1 января 2021 года базовая величина в Беларуси равна 29 рублям или почти 9,5 евро — прим.). Со стороны это выглядело так: я творю эту чернягу, но я же с вами вежливо, не грублю, делаю все, что могу”, — рассказывает Анна.

Как говорит Анна, в свете происходящего люди боятся за себя и свои семьи, что кто-то получит уголовные неправомерные статьи. ”В этом смысле улица закончилась, но мы не закончились: мы есть, мы — большинство. Мы собираем силы и думаем, каким другим образом повлиять на ситуацию”, — рассказывает Кулакова о дальнейших планах оппозиционно настроенных граждан Беларуси.

Альтернатива протестам


На днях бывший кандидат в президенты Беларуси Светлана Тихановская заявила о подготовке новой волны антиправительственных протестов в стране.

Анна не может сказать, выйдут ли белорусы снова на улицы. По ее мнению, на улице люди уже сделали все, что могли. ”В прямом смысле — под танками и дубинками. Протест изначально позиционировался как мирный. Улица была нужна, чтобы показать, что мы есть. Все, что мы хотели показать улицей, показали: нас очень-очень много, мы готовы к любым методам ненасильственного сопротивления. На данный момент выход на улицу предполагает насилие со стороны тех, у кого оружие”, — обращает внимание активистка, которая считает, что если люди и выйдут на улицу, то в недостаточном количестве, и в итоге они пострадают.

По словам Анны, сейчас в качестве альтернативы протестам белорусы надеются на поддержку со стороны международного сообщества, которое введет новые санкции.

”Пока не были затронуты интересы граждан Евросоюза, которые оказались в заложниках в самолете на территории Беларуси, ЕС лишь выражал озабоченность. Сейчас все спохватились. Мы рады, что, наконец, на нас обратила внимание мировая общественность, мы об этом просили восемь месяцев. В этой ситуации больше невозможно находиться”, — заверяет Кулакова, обращая при этом внимание на Россию, которая поддерживает действующую власть в Республике Беларусь.

"Это выгодно России"


”Самое трагичное в этом всем — путинская Россия. Я повторюсь: путинская, потому что мы разделяем народ России и власть. Под властью я подразумеваю и Лаврова (Сергей Лавров — министр иностранных дел России — прим.), который в свое время не дожал Грузию и взялся за нас. У них свои интересы, плевать они хотели на Лукашенко, им нужна Беларусь как федеративный округ. Им выгодно, что у Лукашенко не будет никаких путей отхода, он не сможет опять заигрывать с Западом. То есть, друзей у него не осталось. Российская власть понимает, что Лукашенко максимально зависим от них и все, что скажут, он будет делать и подписывать, — рассуждает белорусская активистка. — Это выгодно России, которая сейчас будет пытаться под эту марку присоединить Беларусь. Все было бы гораздо лучше, если бы Путин не поддерживал Лукашенко”.

Анна уверена, что если бы не было этой поддержки, то белорусы на сегодняшний день были бы свободными, счастливыми и строили бы новую страну.

”Все, что могу сказать от лица простых белорусов: мы пытаемся в этом сюрреализме выжить, уцелеть и дожать. Мы просим международное сообщество не забывать про нас, сохранять белорусскую повестку дня. Сейчас только экономическими личными санкциями мы можем как-то перекрыть Лукашенко кислород и приблизить конец происходящему. И тем самым освободить тысячи людей, которые на сегодняшний день находятся в заложниках и за которых мы в ответе. Все что мы можем — это кричать о помощи и поддержке”, — заявляет Анна, которая признает, что все санкции скажутся и на простых жителях.

По ее словам, чаша весов перевешивает в сторону осознания ужаса, в котором живут белорусы. ”У нас нет возможности, чтобы играть с Лукашенко на равных. И мы понимаем: единственное, что может повлиять на режим — это отсутствие финансирования. Если у него не будет денег на поддержание работы этой репрессивной машины. А это колоссальные деньги! Естественно, нам некомфортно. Но гораздо более некомфортно мне жить и каждый день испытывать страх и чувство глубочайшей несправедливости. Естественно, я мечтаю уже полтора года (сначала мешал коронавирус, теперь закрытая граница) слетать к друзьям в Киев, слетать в ЕвропуФранцию, Латвию, Эстонию”.