Катри Райк ставит перед нами прекрасную и вдохновляющую цель — Нарва должна стать культурной столицей Европы в 2036-ом году (подробнее — здесь).

Поддерживаю, однако понимаю, насколько тяжелым будет путь к достижению желаемого. Нам дали зеленый свет на строительство культурного квартала "Мануфактура", о котором мы мечтали, однако по существу еще мало кто понимает, каким точно культурный квартал будет в действии. Предельно ясно, наверное, только одно: он должен стать культурным объектом государственного значения, ведь финансово проект поддержан именно с этой целью.
Конкретных ответов на главный вопрос, как сделать так, чтобы культурный квартал стал туристическим магнитом для людей со всего мира, нет. Пока есть неоформленные в одну ясную стратегическую концепцию предложения разных людей, которым Нарва и Кренгольм небезразличны.

На данном этапе, я считаю, это уже очень много. Главное, чтобы неравнодушные к этой теме люди смогли найти общий язык, сесть за один стол и разработать тот единый вектор развития, которых будет учитывать интересы всех сторон. И интересы местных жителей тоже, которые сейчас больше всего к этой теме настроены скептически. Их настроения понятны. Об этом на вчерашнем обсуждении по теме Кренгольма хорошо сказала директор Нарвского музея Мария Сморжевских-Смирнова. У нас у всех есть та общая человеческая боль, которая связана с Кренгольмом, не принимать во внимание которую при движении вперед, невозможно.

В регионе, который десятилетиями был заточен под промышленность и производство, сложно сходу объяснить, зачем нам нужна в таком объеме культура. Простые люди здесь всю жизнь работали преимущественно на заводах, а не в художественных мастерских. Идея культурного квартала даже сейчас ясна, наверное, больше в Таллинне и Тарту, но не нам самим. Здесь нам больше понятно, с экономической точки зрения, зачем нам нужен, например, промпарк. А вот зачем нам строить культурный квартал — это пока еще дремучий лес, выход из которого мы не найдем до той поры пока не поймем, что такое сектор креативной экономики и как его комплексно развивать в городе и в регионе в целом.

Если говорить на простом языке, то для того, чтобы запустить успешный продукт на производство, нужно сначала его разработать. Разработкой занимаются, например, дизайнеры, местом работы которых и может стать культурный квартал "Мануфактура". Об этом вчера немного говорил на дискуссии Ivan Sergejev. Дизайнеры свое образование получают в академиях искусств. Это по сути своей художники, которые своим творчеством помогают производителям сделать их продукцию уникальной.

То, как оформлена сейчас уличная выставка "Кноп 200" — это хороший пример того, как работа художника Katline Graphic Design стала нужна в виде качественного графического дизайна для оформления выставки. В наших реалиях просто необходимы творческие люди, которые один и тот же продукт могут сделать оригинальным и оформить его подачу так, чтобы это было интересно больше, чем одному человеку.

Если смотреть в прошлое, то известность продукции Кренгольма давал ее творческий цех, где работали художники. Именно они сделали Кренгольм известным во всем СССР. Я напомню, что творчество художницы Тамары Барбариной Тамара Барбарина неотделимо от Кренгольма. Она, как и другие художники творческого цеха, занималась в то время разработкой новых идей для продукции и была дизайнером того времени.

Нас всех, наверное, с толку сбивает именно то, что "Мануфактуре" дано на данном этапе определение культурного квартала и нам кажется, что там будут только концертные залы, выставки и т.д., но это не так. Мы уже сейчас серьезно обсуждаем, как создать комплекс, куда смогли бы прийти предприниматели, чья деятельность основывается на разработке новых концепций продуктов, которую они смогли бы предлагать на производство.

Проблема в том, что мы оперируем понятиями, которые сами иногда не можем четко и конкретно трактовать. От этого и, наверное, сейчас и сложно до конца понять, зачем нам самим нужна "Мануфактура". По этой причине на фоне оптимизма одних нарвитян, мне хорошо понятно и недоверие других — тема Кренгольма слишком по-человечески близка всем.
Повторюсь, наверное. Я действительно считаю, что нужно как можно больше говорить о креативной экономике. О том, что этот сектор, прежде всего, про три буквы "т" — про технологии, про талант и про толерантность.

Говоря о культуре, мы часто забываем про науку, которая является точно такой же базой для креативного сектора экономики. Известность Кремниевой долины, к слову сказать, никогда бы не была в том виде, в котором мы о ней знаем, если бы в центр не была бы поставлена интеллектуальная деятельность.

И еще, наверное, самое важное. На мой взгляд, мы должны при разработке стратегической концепции Культурного квартала исходить, прежде всего, из геополитического месторасположения Кренгольма, местных особенностей региона и опыта прошлого. Понятно, что Культурный квартал будет находится на границе не только РФ и Эстонии, но и ЕС и РФ. В данной ситуации этот факт является самым значимым аспектом.

Культура, искусство, наука и новые технологии — это те кирпичи, при помощи которых можно построить тот мост, который, учитывая сегодняшнюю ситуацию в мире, никогда не смогут политики. О пользе для экономики культурной дипломатии написана не одна научная работа и, я думаю, именно о ней нужно вспомнить, когда к работе приступит рабочая группа по разработке смысловой составляющей культурного квартала "Мануфакутура".

"Культурная дипломатия — вид публичной дипломатии и неотъемлемая часть политики ”мягкой силы”, включающая в себя ”обмен идеями, информацией, произведениями искусства и другими компонентами культуры между государствами и населяющими их народами с целью укрепления взаимопонимания.

Задача культурной дипломатии заключается в укреплении отношений, повышении социально-культурного сотрудничества, продвижении национальных интересов. Хотя часто и упускается из виду, но культурная дипломатия играет важную роль в достижении целей национальной безопасности” — определение из Википедии.

Для меня Кренгольм 2036 года — это культурный центр и инновационный центр науки и технологий государственного значения, который построен именно на принципах культурной дипломатии. Если он сможет объединить людей культуры и науки, у него есть шанс экономически себя окупить в будущем и помочь региону в развитии инновационной промышленности в целом.

И да, перед тем, как писать этот текст, отвечая для себя на вопрос, какой можно привести пример культурной дипломатии в действии в Нарве за последнее время, мне вспомнилось недавнее очень душевное музыкальное мероприятие. Пусть оно было небольшим, но, все-таки, наверное, оно было понятным людям, которые живут здесь. С обоих берегов реки Нарова. Это последний концерт двух джазменов 30 апреля.

Про что было это событие? Как раз, про культурную дипломатию, про ее силу и про то, что мосты между странами можно и нужно строить при помощи искусства, культуры и науки. Язык культуры и науки всегда был и будет про человеческие отношения, а не про геополитические интересы стран.

Нарва с ее историко-культурным багажом — это лучшее место в Эстонии, которое можно поставить в центр развития креативной экономики, инновационной промышленности и культурной дипломатии!

Редакция может не разделять мнение автора.