Михаил Григорьевич рассказывает, что сам он из Белоруссии, но служил в Эстонии, и потом так здесь и остался.

”Работал на стройке и в 1967 году получил 2-комнатную квартиру, — поясняет пенсионер. — А в 1987 году поменял ее на квартиру в Пярну с печным отоплением. Но когда Эстония обрела независимость, оказалось, что у нашей квартиры есть хозяин. Нас выбросили без какой-либо компенсации. Где же моя квартира? Она испарилась, как невидимка”.

За что?


В 2003 году Михаилу Григорьевичу с женой выделили комнату в 12 кв.м. с кухонным уголком, где даже не было окна. В 2008 году предложили квартиру побольше, но в старом доме.

”Мы переехали, но там, как оказалось, ремонт не делали 20 лет! — возмущается пенсионер. — Мы просили дать нам приватизировать ее, чтобы сделать ремонт и спокойно там жить — отказ. Просили тогда поменять на другую, в городе Кохтла-Ярве, где живут родственники жены — отказ. Хотел ее выкупить — сказали: ”Выкупай по рыночной цене”. Мы махнули рукой”.

Аренда составляла 1,39 евро за квадратный метр. Но недавно пенсионер получил извещение, что вскоре аренда вырастет до 3,1 евро за квадратный метр.

”Если мы сейчас платим только за аренду 64 евро в месяц, плюс электричество, отопление, вода и все-все-все, — говорит его жена, Валентина Викторовна, — то вскоре с нас будут брать 142 евро только за аренду, плюс электричество, вода, отопление и все-все-все”.

”Пенсию подняли на 20 евро, а квартплату — почти на 80!” — возмущается Михаил Григорьевич.

Вскоре после извещения его положили в больницу. Его жена говорит, что у них у обоих здоровье очень слабое, у мужа было уже пять операций, инфаркт, диабет. У нее — инсульт и диабет, и впереди операция на глазах.

”Очень много денег уходит на лекарства, и эта новость о повышении платы за аренду более чем в два раза просто выбила нас обоих из колеи, — говорит пенсионерка. — Я говорю: сделайте тогда хотя бы ремонт, чтобы было за что платить. На что мне отвечают коротко: ”Денег нет!” То есть денег у города нет, вот мэр и его помощники решили подзаработать на малообеспеченных и пенсионерах?”

Правила и порядки


Однако у чиновников — свои порядки, и почти на каждую фразу они возражают, ссылаясь на какие-нибудь постановления, законы и установленные правила.

”До этого плату за аренду муниципальных квартир не поднимали десять лет, — говорит пресс-секретарь города Пярну Теэт Роосаар. — А 15.10.2020 года Пярнуское горсобрание приняло постановление номер 15 „Порядок использования принадлежащих городу Пярну жилплощадей”, и там установлен порядок расчета платы за использование. Согласно ему, стоимость платы за использование муниципальных квартир зависит от того, сколько собственники квартир платят за содержание дома в порядке и управление недвижимостью”.

То есть имеются в виду счета за расходы, которые выставляет товарищество. И к ним, подчеркивает Роосаар, добавляются 2% в год на осуществление ремонтных работ и доход собственника — 10%.

”За это время изменились и установленные в домах тарифы на благоустройство и администрирование, и было принято решение собирать ремонтный фонд, — добавляет пресс-секретарь. — При введении новых цен на муниципальное жилье исходили из принципа, что все расходы, связанные с этой недвижимостью, несет арендатор”.

Что же касается ремонта, то город не согласен, что нужно ремонтировать свою недвижимость.

”Люди живут там много лет, — говорит он. — И это их обязанность — содержать квартиру в порядке”.

Что же касается приватизации, то он отмечает, что эту квартиру нельзя приватизировать, так как город Пярну получил ее от владельца, который умер и у которого не было наследников.

”Ее действительно можно только выкупить по рыночной цене, но от этого предложения они отказались”, — добавляет пресс-секретарь.

Поменять эту квартиру на социальное жилье в Кохтла-Ярве, где у пенсионеров живут родственники, по словам Роосаара, тоже нельзя, потому что это — отдельные самоуправления. И у них — отдельное городское имущество, на использование которого каждый город налагает свои правила.

”По их плану получалось, что в эту квартиру въехал бы какой-нибудь житель Кохтла-Ярве, но это противоречит правилам, установленным в Пярну, по которым муниципальное жилье могут получить только жители города”, — говорит он.

Ему вторит и вице-мэр Кохтла-Ярве (частей Сомпа, Ярве и Кукрузе) Юлле Лепассаар: ”Мы выделяем муниципальное жилье только зарегистрированным в Кохтла-Ярве людям, другие могут выкупить квартиры на аукционах”.

То есть у пенсионеров есть три варианта: первый — оставаться доживать в этой пярнуской квартире и, затянув пояса, платить за аренду; второй — просить город о другой социальной жилплощади, где плата меньше; третий — если они все же намерены переезжать в Кохтла-Ярве, то отказываться от этой квартиры, ехать в Кохтла-Ярве, там регистрироваться и вставать в очередь на социальное жилье либо же выкупать какую-нибудь квартиру на аукционе.