По словам Хельме, которые приводит rus.err.ee, это призыв о помощи против Европы с ее федерализацией и процветающей неомарксистской идеологией. Март Хельме убежден, что в ЕС пытаются переписать историю и установить цензуру, а из Европейской комиссии сделать правительство Европы.

В очередь на выход

”Я всегда был сторонником Европейского союза как экономического сообщества и союза наций, и я поддерживаю его по сей день. Но мы видим, как Европейский союз превратился в высшей степени идеологизированный и федералистский организм. В Европейском союзе в прямом смысле слова нарушаются договоры и договор о присоединении Эстонии”, — заявил Хельме в интервью ERR.

Хельме считает неприемлемым, что Еврокомиссия, которую никто не выбирал, собирается взять для ЕС кредит, хотя ни в одном из документов такие полномочия Еврокомиссии не прописаны.

”Кроме того, в ЕС процветает неомарксистская идеология, например культура отмены. У меня волосы на теле дыбом встают, когда кто-то говорит, что Моцарт и Бетховен — воплощение превосходства белой расы, и это нужно пересмотреть. Это уже напоминает маоистскую культурную революцию в Китае”, — отмечает Хельме.

Политик подчеркивает, что ни он, ни его партия не выступают против ЕС: ”Мы против того, чтобы Еврокомиссия становилась правительством ЕС. Кроме того, мы против единых европейских налогов и единой политической идеологии”. Для начала Хельме собирается инициировать дискуссию на тему ”Куда движется ЕС и куда движется Эстония в составе ЕС?”.
Наша страна не единственная, где есть политики, сомневающиеся в будущем Евросоюза. Правопопулистская партия ”Альтернатива для Германии” планирует идти на выборы в Бундестаг осенью с новой программой. Партия считает необходимым не только выход из состава Евросоюза, но и создание нового европейского экономического сообщества и сообщества по интересам. Также в программе провозглашен запрет на воссоединение семей беженцев, запрет минаретов, поддержка традиционных семей, восстановление пограничного контроля и отказ от евро.
В Нидерландах оппозиционная ”Партия свободы” призывает к ”Некзиту” уже с 2014 года. А проведенный в 2017 году соцопрос показал, что 56% жителей страны настроены положительно по отношению к выходу из Евросоюза.

Во Франции рейтинг лидера партии ”Национальное объединение” Марин Ле Пен сравнялся с рейтингом действующего президента Эммануэля Макрона. А Ле Пен тоже еще в 2016 году говорила о том, что у Франции намного больше причин для выхода из ЕС, чем у Великобритании.

Медицина и продолжительность жизни

Сегодня жизнь Эстонии тесно связана с Евросоюзом. Но что будет, если вдруг мы выйдем из ЕС? Как это повлияет на цены, на различные отрасли экономики и на жизнь обычных людей?

”Эстония пока еще получает средства из так называемого фонда выравнивания. У Евросоюза есть такой специальный фонд, который служит для того, чтобы вновь вошедшие страны восточной Европы или страны так называемого догоняющего развития быстрее догоняли и быстрее становились в средний европейский уровень, — объясняет экономист Владимир Вайнгорт. — Эстония, конечно, уже почти по всем показателям близка к среднеевропейским. Но они с каждым годом поднимаются: чем быстрее улучшаются показатели у бедных стран, тем выше поднимаются средние”.

Экономист отмечает, что первое, чего мы лишимся, выйдя из состава Евросоюза, это той помощи, которую оказывает Евросоюз странам догоняющего развития, помогая им догонять и развиваться.
”Это достаточно серьезная величина, она в прошлые годы достигала почти 10% от нашего бюджета. Наверное, эта величина будет убывать по мере улучшения показателей, но это произойдет не завтра и не послезавтра. Еще несколько лет, как минимум, мы будем получать эти деньги. Конечно, все может измениться в связи с пандемией, но пока предпосылок к изменениям нет”, — считает Вайнгорт.

Он добавляет, что Эстония, безусловно, приближается к десятке наиболее развитых стран старой Европы, а продолжительность жизни в нашей стране за истекшие после советского периода 30 лет растет быстрыми темпами.

”Количество людей, которым перевалило за 80 лет, у нас достаточно высокое. И мы стоим на пороге так называемого клуба 80+, — продолжает Владимир Вайнгорт. — 34 страны мира имеют среднюю продолжительность жизни больше 80 лет. А мы стоим на 37 месте, перед нами только Куба и США. То есть понятно, что мы вот-вот туда войдем. И сделать это было бы невозможно без уровня развития эстонской медицины, а этот уровень нам основательно помогает держать Европейский союз”.

В качестве подтверждения своих слов экономист приводит пример нынешней ситуации с поставками вакцин от коронавируса: Евросоюз достаточно хорошо справляется с поставками вакцин в Эстонию.

”То есть надо отметить, что в таких жизненно важных ситуациях наша медицина стоит на очень высоком уровне просто потому, что мы в числе немногих, кто сумел эту помощь Евросоюза перевести в реальный уровень здравоохранения, — подчеркивает Вайнгорт. — Это очень важное обстоятельство. Если бы мы не входили в Евросоюз, не были бы частью его медицинской системы, мы бы, конечно, таких показателей не достигли по продолжительности жизни”.

Курс определяет цены

Другим важным аспектом после медицины Владимир Вайнгорт называет рынок труда. В период высокого уровня безработицы, который случился во время мирового экономического кризиса в 2008–2009 годах, жители Эстонии могли и до сих пор могут свободно выезжать в страны Евросоюза на работу. Выход из ЕС лишит нас этой возможности.

”Также очень важно — возможность учиться. Сейчас абитуриенты могут поехать учиться в другие страны Европы, чтобы освоить те специальности, на которые не готовят в Эстонии. Одно дело, когда молодые люди едут абсолютно свободно, им не нужно никаких разрешений, и совершенно другое дело, если бы им нужны были учебные визы и все остальное”, — теоретизирует экономист.

И, конечно, самый важный вопрос, который волнует всех — что станет с ценами внутри страны, если Эстония покинет Евросоюз? На ценах выход из ЕС, по словам Вайнгорта, отразился бы в зависимости от того, какой курс при разделении был бы установлен.

”Евро — довольно устойчивая валюта. Она даже более устойчивая, чем доллар. Бизнес и отдельные люди, в какую бы страну они ни попали, не испытывают проблем, потому что приезжают с очень высоко котируемой валютой, — констатирует Владимир Вайнгорт. — Представим себе, что мы выходим и возвращаемся на эстонскую крону. Для нас установили бы курс. Когда мы переходили на евро, курс был 15, но не факт, что при обратном переходе нам дали бы тот же курс. Если курс будет низкий, то есть мы будем платить, например, 20 эстонских крон за евро, тогда выиграют экспортеры, но проиграют импортеры. Если курс будет выше, например, 12 эстонских крон за одно евро, то выиграют импортеры, но проиграют экспортеры”.

Если мы выйдем с низким курсом, объясняет экономист, то цены у нас вырастут, потому что мы очень мало чем обеспечиваем себя сами. Ведь сегодня даже самые обычные продукты в магазине у нас импортные.

Сельское хозяйство пропадет

”Англичане легко вышли из Евросоюза еще и потому, что они не переходили на евро, они сохранили для внутриреспубликанского пользования фунт стерлингов. А мы перешли на евро. Во многих экономических учебниках деньги называют кровью экономики. Взять и выйти из зоны евро — это все равно что сделать организму полное переливание крови. Это очень сложная операция — опять перейти на какую-то валюту, — говорит Вайнгорт. — А самое главное, что в выходе из Евросоюза нет плюсов. Конечно, есть разговоры о том, что брюссельская бюрократия — это бюрократия высшей пробы. Да, любая бюрократия тяжела и неприятна, но простые люди с этим по большей части не сталкиваются”.

Эстонская сельскохозяйственно-торговая палата также считает членство Эстонии в Евросоюзе очень важным и, конечно же, не поддерживает идеи о выходе из ЕС.

”Вступление Эстонии в Европейский союз в 2004 году дало большой импульс развитию местного сельского хозяйства и пищевого производства — мы смогли инвестировать значительные средства в модернизацию сельского хозяйства, а также получили часть возможностей общего европейского рынка, — комментирует председатель правления Эстонской торгово-сельскохозяйственной палаты Роомет Сырмус. — Как у государства-члена Европейского союза у нас больше возможностей для отстаивания своих интересов, чтобы устранить узкие места, которые есть в той или иной области у ЕС”.

Будет ли в случае выхода из ЕС в Эстонии рост цен на отечественные продукты питания, по словам Роомета Сырмуса, зависит от разных обстоятельств.

”Но, вероятно, будет, потому что Эстония вряд ли сможет поддерживать местное сельское хозяйство на сопоставимом уровне из своего бюджета, — считает председатель правления Эстонской торгово-сельскохозяйственной палаты. — В случае продуктов питания из третьих стран уровень цен зависит от внешней торговой политики, которую Эстония решит проводить. Но в целом я не считаю вероятным выход Эстонии из Евросоюза”.

Кстати, все актуальные новости от RusDelfi теперь и в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.