Давайте поговорим про Украину. Вы там прожили несколько лет. В марте этого года обострилась ситуация на востоке Украины. Чего ждать?

Я думаю, что на данный момент пик пройден. Мир избежал вторжения. Я думаю, что вторжение готовилось. При этом надо понимать, что Владимир Путин не действует в логике рационального поведения. Он не совершает рациональных поступков, потому что какой из поступков вы ни возьмите, его сложно назвать рациональным. Аннексия Крыма. Ну окей, аннексировал Крым, но потерял всю Украину, которую до этого называл братской. Поддержка Лукашенко. Ну вот ты поддержал диктатора, но потерял вообще Беларусь, которая и сама себя считала твоим братским народом. Отравление Алексея Навального и посадка его в тюрьму. Ну вот ты его отравил. Ты несколько лет строил ”Северный поток”, его забанили. Ты добился отмены бана, начал его строить. И травишь Навального, и опять ”Северный поток” начинают банить.

Путин не поступает в рамках рациональной логики. Он поступает в рамках логики гопников, которые подходят к прохожему в подворотне. А дальше он сам не знает, что будет делать дальше и как будет развиваться ситуация: зарежет он этого прохожего или отберёт у него мобилку. Отожмёт или просто стрельнёт у него сигаретку, или пройдёт мимо. Он понятия не имеет. Здесь всё зависит от прохожего. Если прохожий покажет готовность дать отпор, то прохожий дойдёт до дома спокойно с мобилкой и не со сломанной челюстью. А если нет, то окажется в реанимации.

Когда Владимир Путин стягивал войска к Украине, у него был только один план — как пойдёт. Давайте вот их потыкаем палкой в мягкое брюшко и посмотрим, что из этого выйдет. Я уверен, я вам гарантирую, что всё бы пошло не так, если бы не полная консолидация Запада и не жёсткие ответы. Они не предельно жёсткие, но со времён Советского Союза таких ответов не было.

Резолюция совета Европы о предложении отключить Россию от SWIFT и перестать закупать у неё нефть и газ в случае вторжения — это возвращение времен холодной войны. Если бы был Трамп, то я вам гарантирую, вторжение уже бы шло. Я в этом абсолютно уверен.

Но это не значит, что всё закончено. На мой взгляд — всё наоборот. Потому что Россия провела тренировку. Она провела учения по высадке, очень удачные для неё. Она сейчас наметит свои слабые и сильные стороны, проведёт работу над ошибками. Дальше будет игра в мальчика, который всё время кричал ”волки”. И вот сейчас они будут отводить войска, потом заново стягивать. Много стягиваний войск будет к учениям ”Запад 2021”. До тех пор, пока Запад устанет реагировать на это, а Запад в какой-то момент устанет.

Я думаю, что в какой-то момент удар всё-таки будет нанесён. Может быть, это будет осенью под прикрытием учений ”Запад 2021”, может быть позже. Мне кажется, что война будет. Парадигма превращения России в то, во что она превращается, оставляет мало других вариантов. В России сейчас наступил ”1936-й год”. Это год предвестник 1937-го. А 37-й будет обязательно.

Сегодня (30 апреля — прим.) задержали адвоката Ивана Павлова (глава правозащитного проекта ”Команда 29” — прим.), рассматривается вопрос о его аресте. До этого в России адвокатов не задерживали. Павлов защищал учёного физика [Виктора Кудрявцева], которого обвиняли в госизмене. Он два года просидел то ли в камере, то ли под домашним арестом. 29 апреля он умер. То есть, умер невиновный человек, его фактически убили, затравили.

Ну вот скажите мне, что это не 37-й год. Мы с вами имеем классическую ситуацию: страна которая кристаллизуется, превращается в новую империю, в новый формат рейха со своим фюрером во главе, который живёт в своём мире, в котором настал 36-й год. В котором аресты по утрам, в котором службы исполнения наказаний предлагают использовать труд заключённых на строительстве БАМа. Уже всё вернулось на круги своя.

И всё это с одной стороны. С другой стороны консолидирована Европа, которая осознала опасность, осознала вызов и начала на неё отвечать. Поэтому мне кажется, что война всё-таки будет.

Находится ли Бабченков Эстонии, что ждет независимых российских журналистов, к чему может привести смерть Навального, на что сейчас живет журналист, а также про свое "убийство", воскрешение и возвращение в Россию — далее в интервью.