Anna Sviredetskaja
В иконописи ценится не оригинальность, а то, как мастеру удаётся соблюсти баланс между каноном (традицией) и красотой. Эта профессия хоть кажется устаревшей, в то же время она не осталась в стороне от технических инноваций, потому что на смену мастерам постепенно приходят машины.

Как и многие современные иконописцы, Анна Свиридецкая познакомилась с иконой совершенно случайно, так как её семья не была воцерковленной. Но была любовь к живописи. ”Я заинтересовалась иконами в тринадцать лет. Я постаралась скопировать икону Владимирской Божией Матери, но ничего не получилось. В то время я училась в художественной школе, и спросила у своей преподавательницы, почему ничего не выходит. Она не могла ответить на мой вопрос, но интерес к иконам у меня остался. Я слушала курсы по истории иконописи, читала специальную литературу. Наша семья была верующей, но мы не ходили в церковь. Чтобы продолжать заниматься иконами, я приняла крещение и начала ходить в воскресную школу. Таким образом, мой интерес только возрастал.

Anna Sviredetskaja

В этой сфере очень важно, чтобы мастер иконописи был верующим, так как считается, что если иконописец создаёт икону без веры, в результате получится просто цветовая схема. По этой причине среди мастеров в основном люди воцерковлённые, говорит Анна Свиридецкая. ”Будучи неверующим человеком, нельзя заниматься иконописью. Но бывали случаи, когда люди приходили к вере через икону”.

В иконописи важна скорость выполнения заказа, но качество иконы должно быть важнее скорости её написания.

При этом для создания каждого сюжета нужно специально подготовиться: собрать много информации и сделать эскизы. ”На создание иконы уходит в среднем больше месяца, и многое зависит от того, должен ли мастер сам подготавливать иконную доску. Прежде всего я должна заказать иконную доску у плотника и сообщить ему необходимые параметры. Затем нужно загрунтовать поверхность доски, это много лет я делала самостоятельно, но теперь это делает другой мастер. Затем нужно перенести рисунок на бумагу или сразу на иконную доску. Я рисую сразу на доске, потому что так быстрее и рисунок получается лучше. После этого, места, где не будет рисунка, покрываются сусальным золотом. Это сложный процесс. После золочения начинается основная работа и написание иконы”.

Традиционно выбор материала был очень важен при изготовлении икон, и разные школы предпочитали разные деревянные материалы. Выбор дерева для иконы был основан на местных традициях и на том, какие виды деревьев росли в данной местности. Чаще всего использовали липу, в северо-западной России использовали лиственницу и ель, а во Пскове иконы изготавливали из сосны. Анна считает сосну неподходящим материалом, так как она выделяет много смолы. В древней Руси и Византии самые дорогие иконы писались на досках из кипариса, потому что это дерево хорошо сохраняется и не впитывает влагу. Анна также обращает большое внимание на материал. ”Материал очень важен. Сейчас я пишу на доске из чёрной ольхи работы местного мастера, в России часто пишут на досках из липы”.

Anna Sviredetskaja

Раньше мастера иконописи считались богатыми людьми, но сегодня этим в основном занимаются энтузиасты, и заказчиками их работ является церковь. ”Определить цену иконы сложно. Материалы и труд за икону среднего размера могут стоить приблизительно 800 евро. Всё зависит от сложности фигур, композиции и размера иконы”.

Есть мастера, которые создают иконы для частных лиц, в этом случае у них меньше свободы. По словам Анны, самый лучший заказчик тот, кто доверяет видению мастера.

”Заказы иконописцы находят по-разному. У некоторых мастеров много заказов от прихожан и частных лиц, у других иконы заказывает духовенство. Я в основном пишу иконы для церкви. Если у заказчика есть идея, он приходит к мастеру и рассказывает о ней. Иногда у заказчика есть какие-то образцы, если же таковых нет, тогда мастер начнет их подбирать. Такие детали как цветовая схема обязательно обсуждаются. После того, как мастер приступил к написанию иконы, необходимо держать заказчика в курсе работы. Иногда заказчик полностью полагается на мастера, но нередко у него есть четкие представления о том, что он хочет видеть”.

Православная церковь консервативно относится к оформлению внутреннего убранства храмов. Это связано с многовековой сложившейся традицией. Для тех, кто строит и восстанавливает православные храмы, на первом месте стоит скорость и максимальное соответствие старинным образам. По словам Анны Свиридецкой ”Иконы заказывают туда, где их недостаточно. Конечно, в старых церквях есть иконы, в том числе праздничные, но в новых церквях, например в храме в Ласнамяэ, не было праздничных икон”.

По данным Департамента статистики в Эстонии двадцать тысяч водителей автобусов и грузовых автомобилий, примерно столько же учителей общеобразовательной школы, а сколько может быть иконописцев в нашей маленькой стране? ”Я не знаю точных чисел, но в Эстонии есть около семи — десяти иконописцев. Людей, которые изучали эту профессию, на самом деле, гораздо больше, но они заняты другими делами, например занимаются детьми, и у них нет времени писать иконы”.

Anna Sviredetskaja

Бывают ситуации, когда мастер не берет заказ. Один такой случай был и у Анны несколько лет назад. ”Всякое случается. В моей практике был случай, когда у меня заказали икону святой Татьяны, образец, который мне дали, был больше похож на портрет, нежели на икону. Я исправила это, особенно нос, который не соответствовал канону иконописи. А потом выяснилось, что заказчик хотел, чтобы лик иконы был похож на его мать. Нам нужно было обсудить это раньше, и лучше бы он заказал портрет, так как смысл иконы не состоит в том, чтобы она походила на чью-то мать или отца”.

Чем иконопись отличается от живописи? Анна, для которой иконопись — работа и служение, а живопись — увлечение, говорит, что живопись представляет реальный мир, в то время как иконопись показывает высший мир и мир, который будет после конца мира. По словам Анны в 16-17 вв. иконопись претерпела серьезные изменения, усилилось иностранное влияние, однако, за последние сто лет было предпринято много попыток вернуться к истокам, и вырос интерес к работам Андрея Рублева и византийских мастеров.

”Иконопись всегда была искусством, но всегда было много икон с малой художественной ценностью, которые были выполнены производственными методами. В 17-18 вв. в иконопись проникли тенденции, которые были неизвестны в прошлом, такие как чрезмерное украшение, а также сюжеты, которых не должно быть, например, изображение бога-отца”.

Анна говорит, что иконопись не осталась в стороне от технического прогресса, и поскольку заказчики ценят скорость выполнения, делаются попытки заменить человека машиной. ”Я слышала, что иконы уже делаются на 3D принтере. Мне очень жаль, потому что теряется человеческий фактор, который должен присутствовать при их создании. Если это были бы обои или ткань — пожалуйста, но икона, созданная таким образом, лишена самого главного”.

Поскольку время — ценный ресурс для иконописца, Анна большую часть дня проводит за работой. ”Когда ребенок ходит в детский сад, мы просыпаемся в семь утра, собираем его и ведем в детский сад. После этого я успеваю поработать до четырех часов дня, потом забираю ребенка. В зависимости от того, ляжет ли он спать в девять или десять вечера, у меня остается три-четыре часа на работу. К счастью, мой муж помогает мне с домашними делами”.

Люди разных профессий жалуются на различные профессиональные заболевания, а на что жалуется иконописец? Анна говорит, что очень важно заботиться о здоровье. ”В основном болит спина, потому что на протяжении целого дня приходится сидеть в неудобном положении. Кроме этого сильно устают глаза, потому что на иконе много важных и мелких деталей. Иногда у мастера начинаются заболевания рук, но я надеюсь, что меня это обойдет стороной”.

Анна Свиридецкая не ограничивает свое творчество только иконописью, недавно у неё вышла первая книга, в которой рассказывается о приключениях девочки-ласточки Фиаланны в волшебном мире. Не беспокоится ли Анна, что православная церковь, которая осудила произведение Джоан Роулинг о приключениях Гарри Поттера, с неодобрением посмотрит и на её книгу? ”В нынешних книгах в жанре фэнтези много монстров, жестокости и оккультизма, и это мне никогда не нравилось. Я хотела написать историю, которую мне самой хотелось бы прочесть, и которая рассказывала бы о ценностях, самых важных в жизни — любви, самопожертвовании и бережному отношению к природе, и о том, как важно идти к своей мечте”.

Все актуальные новости от RusDelfi можно прочитать в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.