Этот дом Ану купила пять лет назад и до пожара жила там с тремя детьми. Четвертый ребенок женщины уже взрослый и живет отдельно.

Ану и двое младших детей 9 и 11 лет уже готовились ко сну, когда начался пожар. 17-летней дочери в этот момент дома не было. Женщина с ужасом думает, что было бы, если бы пожар начался, когда семья уже спала.

”В большой комнате на окнах стоят решетки, а пожар начался вблизи от входной двери. Мы бы просто не смогли выбраться”, — говорит женщина.

Роковая ошибка


Причиной пожара стал оставленный рядом с печью матрас.

”Мы все переболели коронавирусом. Из-за этого я спала на полу на матрасе. Поскольку снизу был подвал, пол был влажный, матрас намок. Я прислонила его к печи, ушла из дома. Печь в это время была холодная, — рассказывает Ану. — Когда я вернулась домой, в комнате было три градуса, я растопила печь. Но совершенно забыла, что там стоял матрас”.

Затем Ану с детьми находилась в жилой комнате, семья смотрела телевизор.

”Мы уже все были готовы ложиться спать, когда сын сказал: ”Мама, какой странный запах”. Сама я запаха не почувствовала, поскольку лежала, а сын сидел. Я ему сказала открыть дверь. Он открыл, а коридор уже был в дыму. Мы в два счета выбежали на улицу, я позвонила в Центр тревоги. Потом попыталась пройти в ту комнату, чтобы оттолкнуть матрас от печи. Но впустила в комнату воздух, и вырвалось пламя. Я захлопнула дверь, и сама выбежала на улицу”, — с ужасом описывает те события Ану.

Пожарные прибыли уже через шесть минут после звонка, и вся работа по тушению заняла менее часа.

”Это было очень быстро. Большое спасибо спасателям”, — добавляет Ану.

Семья не успела взять с собой ничего из вещей. На улицу они выбежали в том, в чем были.

”Когда я вскочила с кровати, то почему-то схватила спортивную кофту и халат сына и с ними выбежала. Сама я была в шерстяных носках, просвечивающих штанах и в футболке. Дети тоже в футболках, но с босыми ногами. Я сразу отправила их к соседям. Гардероб со всей верхней одеждой и обувью сгорел. Сгорела и моя комната. Из оставшейся части дома тоже не удалось почти ничего спасти. Только телевизор остался. Все остальное пришлось выбросить: одежда, мебель… все было черным от копоти”.

Невинные жертвы


К сожалению, пожар не обошелся без жертв. У семьи было три кошки, две из которых погибли из-за дыма.

”Одна кошка была на кухне, и одна с нами в комнате. Я три раза пыталась пройти в дом, чтобы поймать их. Но из-за дыма не могла. Ребенок видел, как я пыталась проползти. Затем, когда я их отправляла к соседям, он попросил: мама, пожалуйста, не ходи больше в дом. После пожарные сказали, что коты остались внутри. Ребенок сначала не понял. Я ему объяснила, что Снежок (Лумепалль) и Пират (кот был слеп на один глаз. — Прим. ред.) отправились на небеса. И он тут же расплакался — вспоминает Ану.

Выжил кот, который полностью глухой. Он спрятался в самом дальнем углу дома.

Тела погибших животных пожарные оставили в ванной комнате. Ану с 17-летней дочкой похоронили их. Младшие дети запомнили котов живыми и радостными.

”Дети были сильно напуганы. Я отвела их к психологу, чтобы они могли выговориться. И чтобы в будущем у них не осталось таких страхов. Сейчас они мне посылают фотографии котов, где дорисовывают им крылышки. Я, возможно, не смогу так хорошо помочь детям, как психолог. Я сама еще не до конца осознала случившееся. Стараюсь держаться позитивно, но хочется расплакаться”, — говорит Ану.

Все школьные принадлежности детей тоже сгорели или пострадали от воды при тушении пожара. Но учителя все равно посоветовали Ану приводить детей в школу, чтобы они были в обществе. На тот момент у начальных классов еще было контактное обучение.

”Поскольку сгорела моя спальня, то сгорели все мои личные вещи, включая памятные подарки детей на праздники, их рисунки и т. д. Но и всю одежду детей пришлось выбросить. Стирка от запаха не избавит”, — говорит Ану.

Снова с нуля


Сейчас семья живет в арендованной двухкомнатной квартире, которую Ану смогла найти через хороших знакомых. Управа города Пайде также предлагала семье жилье, но оно не подошло из-за небезопасного местоположения.

”Жилье было около большого шоссе. В тот период дети еще ходили в школу, и по возвращении домой им пришлось бы одним переходить эту дорогу, где нет даже пешеходного перехода. Это небезопасно, поэтому я отказалась от этого варианта”, — объясняет женщина.

Она надеется управиться с ремонтом к июню, чтобы снова вернуться назад.

”Дети уже спрашивают, когда мы вернемся домой”, — добавляет Ану.

Когда Ану купила дом, то самостоятельно сделала там капитальный ремонт. Теперь же придется делать все заново.

”Мы сами встроили кухню, раковины, покрасили стены, поклеили обои. В гостиной тоже все было сделано с нуля. И теперь опять надо начинать. На тот ремонт, конечно, меньше средств ушло, чем теперь надо”, — говорит Ану.

Сейчас женщина с помощью неравнодушных людей уже нашла одежду для детей и необходимые на первое время вещи. Но средств на ремонт дома пока не хватает. Ану обратилась в фонд помощи Naerata ometi MTÜ, через который надеется собрать средства на восстановление дома. По примерным подсчетам требуется 6500 евро.

Ану помогает ее мама. Также после пожара около двух недель дети провели со своим отцом. Однако другой помощи Ану от него пока не получила.

”Я просила, чтобы он сделал список строительных материалов для дома. Но до сих пор жду этот список”, — говорит Ану.

Женщина уже сделала предварительную работу по дому. Все испорченные вещи выброшены, печь, с которой начался пожар — разобрана. Ану хочет максимально все подготовить для ремонта.

”Я уже решила, что сама займусь ванной комнатой. Строители сделают кухню и комнаты”, — решительно говорит женщина.

Историческая ценность


Дело усложняется тем, что сам дом находится под защитой памятников старины. Поэтому на все внутренние изменения Ану должна получать разрешение соответствующего департамента.

От городских властей Пайде в качестве помощи Ану получила бесплатный контейнер и услугу вывоза мусора. Женщина интересовалась и возможностью получить помощь психолога, но из-за длинных очередей ей посоветовали обратиться к школьному специалисту, что Ану и сделала.

”Также они предложили отнести наши вещи, пострадавшие от копоти, в химчистку. Но у меня почти ничего не осталось. А в химчистке мне сказали, что нужно подтверждающее письмо от волостной управы, но до сих пор еще этого письма никто не прислал. И все пока зависло в воздухе”, — рассказывает Ану.

В городской управе Пайде уточнили, что после окончания ремонта и восстановления дома Ану сможет подать заявление на компенсацию в размере 3000 евро.

По данным Департамента защиты памятников старины, в советские времена в этом доме находились процедурные комнаты и палаты туберкулезной больницы. Здание имеет архитектурную и историческую ценность.

”В результате пожара обнаружилось, что в комнатах сохранились очень красивые первоначальные потолки. До сих пор не было известно, что в домах старой части Пайде были такие кессонные потолки. У дома также сохранился первоначальный внешний вид, в том числе первоначальные оригинальные окна, обшивка и очень красивый цоколь из известняка”, — говорит руководитель отдела надзора Департамента защиты памятников старины Карен Кландорф.

Она добавила, что департамент заинтересован в том, чтобы дом как исторически ценный объект был по возможности восстановлен.

”Мы договорились, что владелец предоставит нам заявление о пособии на восстановление двух сгоревших окон. Когда заявление поступит, мы решим, в каком денежном объеме сможем помочь”, — говорит Карен Кландорф.

По словам Ану, сейчас она ждет ценового предложения на восстановление окон, чтобы представить заявление в департамент.

Официантка и школьница


Сама Ану работает официантом в одном из таллиннских пабов. Своей зарплаты женщине хватает на жизнь, но не на ремонт. 17-летняя дочь Ану учится в школе. Ану учится вместе с ней.

”Когда-то я бросила учебу в 9-м классе, так как ждала ребенка. С отцом детей я познакомилась в 98-м году, в 99-м забеременела. Вместе мы прожили 16 лет, — рассказывает Ану. — Когда дочка не хотела ходить в школу, я взяла себя в руки, и мы вместе пошли в 9-й класс в школу для взрослых”, — добавляет Ану.

Страховка могла помочь


Ану купила дом в рассрочку у прежнего хозяина и ежемесячно выплачивает за него по 500 евро. Была у женщины и страховка. Но когда из-за финансовых сложностей Ану ее не оплатила вовремя, страховка перестала действовать.

”Мне просто пришлось выбирать, оплачу ли я электричество, воду, урежу запасы еды или останусь без страховки. Я выбрала последнее. Теперь, конечно, сделаю страховку заново, когда восстановим дом”, — говорит Ану.

”Во всем этом ужасе меня радует, что пожарные быстро среагировали и потушили огонь, и обо мне заботились, пока я там была. Спасибо им. Могу только добавить, будьте внимательнее к своему имуществу”, — заканчивает Ану.

Поможем Ану!


Если наши читатели хотят помочь Ану и ей детям накопить деньги на ремонт дома, перевести любую сумму можно на счет организации Naerata Ometi MTÜ по следующим реквизитам:

LHV Pank EE167700771002598797

Swedbank EE672200221046387155

SEB EE101010220101993019

Coop Pank EE074204278613542000

В пояснение перевода укажите ”Anu maja taastamiseks” (На восстановление дома Ану). Также добавьте свой личный код, чтобы получить назад подоходный налог.

Пожертвование можно сделать и отправив СМС:

на номер 13013 с текстом Naerata Anu, пожертвовав 1,6 евро

на номер 13017 с текстом Naerata Anu, пожертвовав 3,2 евро

Также пожертвование можно сделать на странице www.naerataometi.ee

По данным на 14 марта, уже собрано 3750 евро. Если собранная сумма превысит необходимую сумму на ремонт дома, то остаток средств будет перенаправлен на другие благотворительные проекты Naerata Ometi MTÜ.