В октябре прошлого года занимавший тогда пост главы МВД Эстонии Март Хельме в интервью DW посоветовал всем геям бежать в Швецию, где на них "смотрят более вежливо".

"Нарвитяне — сами по себе такие же консерваторы, как и партия EKRE. Нельзя утверждать, что эти высказывания нравятся всем нарвитянам, но в них есть смысл", — говорит Дмитрий Гусев.

Однопартиец Дмитриева Александр Андреев добавляет, что они выступают против пропаганды ЛГБТ.

"Мы против пропаганды. Мы против того, чтобы пропаганда попадала в нормальную семью. Мы не готовы, чтобы чужие люди рассказывали детям в садике про нетрадиционные отношения. Родители сами могут про это рассказать, когда ребенок вырастет. Нам не нужны парады в стиле — ”Эстония — свободная страна от ЛГБТ”. Да, вы можете открывать свои заведения и ходить туда, но не нужно об этом ”кричать” на каждом шагу", — делится своей позицией Андреев.

Гусев уверен, что в Европе пропаганда гомосексуализма начинается с ранних лет, с детского сада и с дошкольных учреждений. "Я считаю, что ребенок должен до 18 лет формироваться как личность. В 18 лет пусть он делает свой выбор. До этого его надо воспитывать в духе натуральной природы. А природа распорядилась так, что ребенок не может появиться от однополых родителей, — рассказывает Дмириев. — Это должны быть два разнополых родителя. Вот когда ребенка выпускают в жизнь, то он уже сам должен определить для себя дальнейший вектор развития в плане сексуального воспитания. Ребенок как губка, он впитывает все, что в него вкладывается. Если в него вкладывается гомосексуализм с малых лет, нетрудно догадаться что будет, когда он вырастет. Если ему дать нормальное воспитание, без уклона на какие-то гомосексуальные вещи, то став взрослым человеком, он сам для себя должен решить и понять в какую сторону он двигается".

"Но, опять же, мы взрослые люди, при встрече с человеком не спрашиваем с кем он спит. Это личные вопросы, не нужно нас в них посвящать и не нужно нам навязывать лишнюю информацию", — добавляет Андреев.

Гусев заверяет, что они с Андреевым совершенно нормально относятся ко всем меньшинствам: нацменьшинствам, сексуальным меньшинствам. "Если они не навязывают свои правила окружающим, к ним совершенно нормальное отношение", — говорит Дмитриев.

На вопрос, как воспримите, если потом ваш ребенок придет и скажет, что он нетрадиционной сексуальной ориентации, Гусев отвечает: "Ребенок вообще не должен подходить с такими вопросами. Пусть он сам для себя решит кем хочет быть, когда вырастет. Свои дети — есть свои дети. Против своих детей уже не пойдешь".

Март Хельме также критически высказывался про трудовых мигрантов из Украины. Комментируя эту тему, Гусев указывает на то, что большое количество нарвитян вынуждены работать за границей.

"Это значит, что в регионе не хватает работы даже для своих. Если мы впустим сюда мигрантов, это могут быть любые представители любых национальностей — украинцы, белорусы, русские, не важно кто, то, соответственно, вторая половина работающего населения должна будет покинуть свой дом и уехать на заработки туда же, где сейчас первая половина, — рассуждает нарвский политик от EKRE. — А это — смена жителей в регионе, тогда здесь будут одни мигранты и местное население уедет отсюда. Тем самым мы даем им право голоса и лишаем своих людей права голоса в дальнейшем развитии страны".

Андреев добавляет, что трудовые мигранты чаще всего приезжают со стран, где заработок и уровень жизни ниже, чем у нас. Мужчина уверен, что тем самым трудовые мигранты создают демпинг на зарплаты на рынке труда, оказывая медвежью услугу местным жителям.

"Если это квалифицированные специалисты и они не портят рынок, то это одно. Но, практика показывает абсолютно другое: некоторым работодателям это нравится, они экономят на этом деньги, но это идет против интересов местных жителей. И не нужно привязываться к конкретным национальностям, кто бы это ни был. Почему? Потому что после развала Союза это очень тонкая грань, чтобы понять, кто есть кто и откуда. Если ты родом из СНГ и приезжаешь в Европу, то для местных ты все равно русский", — говорит Андреев.

Большое интервью с представителями нарвского EKRE можно прочитать здесь.