Теперь я перехожу к главной истории, на которой просто изошла на крик наша российская пропаганда. Это замечательная история про интервью президента США Джо Байдена, который буркнул ”Угу”. Он даже не сказал: ”Путин — убийца”. Ведущий его спросил, убийца ли Путин? Президент буркнул: ”Угу”. Причем обратите внимание, что сначала в Кремле не поняли, что случилось. Потому что вот Люба Соболь опубликовала очень смешной твит, где Reuters сообщает, что Байден говорит, что он считает, что Путин — убийца, а ТАСС в эту же секунду сообщает, что Байден считает, что они с Путиным понимают друг друга. Потом, конечно, кто-то нажимает кнопку и начинает вот это нестись: ”Забыл выпить таблеточки”, ”не президент, а диагноз”, ”дебилы у власти”. Как сказал Владимир Владимирович, ”Кто там обзывается — тот сам так называется. В общем, всякие дипломатические выражения из известного анекдота о том, какие слова пишутся раздельно, а какие вместе. Он неприличный. Поэтому, если не знаете, погуглите.

В общем, телевизор раскалился от ненависти. Единороссам пришло партийное указание отписаться постом по Байдену. Российского посла вызвали для консультации.

И тут я две вещи хочу сказать. Во-первых, я не сомневаюсь, что американская политика по отношению к России, действительно, будет ужесточаться. Потому что есть такой дредноут, который тяжело разворачивается, но не останавливается. Этот дредноут называется ”американская бюрократия”. Начал он разворачиваться в 2014 году. Продолжит разворачиваться при любом президенте и продолжит разворачиваться потому, что причина этого разворота — это на самом деле политика самой России.

Кремль долго пытался поссориться с США, потому что живет по принципу ”Я поссорился с США — значит, я существую на геополитическом горизонте”. Вот, наконец, его заметили. Так что разворот — это лишь реакция.

Что меня удивляет во всей этой истории. С пропагандистами телевизионными всё понятно: они по определению оригиналов текстов не читают, да, скорей всего, они и американского языка-то не знают, как матрос Дыбенко. А вот что меня изумило, это то, что большое количество людей, которые состоят в оппозиции, судя по всему, тоже не считают того все-таки, что сказал Байден, при каких обстоятельствах и по какому поводу это было сказано, потому что это сразу вызвало: ”Ура! Наконец, нашелся американский президент, который сказал правду”.

Давайте сейчас посмотрим, что именно он сказал, потому что, забегая вперед, я скажу, что это имеет мало отношения к реальному противостоянию со ”взбесившейся бензоколонкой”, и что то, что они говорит — это часть внутренней политики демократов, которые всех своих противников выставляют марионетками России, точно так же, как Путин всех своих противников называет агентами Госдепа. В этом смысле как-то вот Путин и Байден нашли друг друга. Потому что один издает бумажный рык, а другой готов храбро бороться против бумажного тигра.

Я напомню, что большую часть избирательной кампании Байден вел, не показываясь на публике. В общем, сидел он в подвале, за него кампанию вели медиа. А потом он не давал пресс-конференций очень долго, на которой ему могли задавать неподготовленные вопросы. Настолько долго, что это беспрецедентно для президента свободной страны. И, естественно, республиканцы начали хихикать. И вот в ответ на эти хихиканья Байден и дал это самое интервью. Он его дал Джорджу Стефанопулосу. И оно очень похоже на те, которые Путин дает Екатерине Андреевой, потому что ведущий каким-то удивительным образом упускал возможность задать президенту острые вопросы, а если тот начинал путаться, он немедленно приходил на помощь, менял тему, что было немудрено, учитывая, что Стефнополус — это бывший пресс-секретарь Клинтона. Ну, это, как если бы Путин давал интервью Пескову.

Даже с этой страховкой интервью Байдена выглядело довольно беспомощно. Потому что началось оно, например — опять же я говорю о тех частях интервью, которые гораздо важнее, чем ответы Байдена на вопрос про Россию, и которые у нас, я не думаю, что пропагандисты читали — вот, значит, кризис на границе. И Стефанопулос спрашивает о нем, потому что там творится сущий кошмар, что вполне, естественно, потому что на тех же дебатах с Трампам Байден просто открыто сказал мигрантам, что если вы считаете себя преследуемыми, приходите. Соответственно, они пришли, на границе задержано в феврале (это только задержано) — 97 тысяч человек. Отпускают их в США без тестов на ковид. Ну, вы представляете, как сейчас это слушать тем американцам, которые сидят в некоторых штатах на карантине? Просто новая власть вынуждена уже наложить блэкаут на то, что творится на границе. Журналистам отказывают в посещении центров задержанных.

Как Байден отвечает на этот вопрос, что творится на границе? Он вдруг начинает рассказывать историю времен президентства Обамы. Знаете, такая охотничья история. И он рассказывает, как он, Байден был в Турции, и ему Барак Обама звонит и поручает эту историю с мигрантами, и конгресс принимает билль на 800 миллиардов долларов, который должен бороться с нищетой в Латинской Америке. И Байден рассказывает, как он провел 100 часов с лидерами трех государств латиноамериканских, и те рассказывают ему о неком городе, в котором был ужасный уровень преступности. И говорят: ”Знаете, в городе нет освещения” — и просят денег на освещение. А Байден им говорит: ”Я вам не дал денег, но вот, что я вам скажу: покажите мне, что вам нужно. Я пошлю подрядчиков, мы поставим вам уличное освещение, потому что у вас много коррупции. И догадайтесь что? Уровень насилия в этом городе снизился”.

Но как-то это странно выглядит. Президента США спрашивают, что делать с мигрантами, которые рвутся через границу, потому что он сказал им: ”Приходите”. Он рассказывает про то, как он провел освещение в неназванном латиноамериканском городе. Вот чего хочет сказать президент США? Что он освещения проведет в другие города Латинской Америки и там все будет хорошо и миграция прекратиться? Ну, наверное, освещения как-то маловато. Наверное, надо будет что-то еще. Еще дороги надо будет провести, дома построить, больницы, школы. Сколько это будет стоить триллионов, сказать сложно. Причем поможет ли это ликвидировать коррупцию и преступность, тоже сомнительно. Как-то этот ответ неуловимо напоминал мне пресс-конференцию Путина, когда Путин обыкновенно на каждой из них распорядится в село газ провести.

И, собственно, этот спич самого Стефанопулоса, судя по всему, привел в замешательство. Потому что, тут перебивает его журналист в разгар реминисценции и говорит: ”Вы можете прямо ясно сказать, чтобы они не приходили?” И Байден повторяет за ведущим: ”Я могу прямо, ясно сказать — он пользуется теми же формулировками как подсказкой, как шпаргалкой, — не приходите”. Слушайте, только что перед выборами этот человек говорил: ”Приходите”. Как-то любой нормальный журналист должен спросить: ”А что у вас поменялось? А они послушаются? С какой стати они будут слушаться?”

А дальше была удивительная история, как Байден рассказывал, что он не повысит налоги на всех, кто зарабатывает свыше 400 тысяч долларов в год. После этого буквально через несколько часов, по-моему, была вынуждена его секретарь объяснить, что речь идет о заработках не каждого человека, а целой семьи. То есть человек, у него жена зарабатывает 200 тысяч, он зарабатывает 200 тысяч. На них налоги вполне могут повысить.

И дальше был как раз вопрос про Путина.Это был вопрос не про вмешательство Путина в выборы 2016 года доказанное. Это был вопрос про тот самый странный доклад разведки, который вышел только что накануне об операциях влияния, имеющих целью очернить кандидата Трампа. То есть это, согласитесь, со стороны журналиста какой-то фантастический вопрос. Потому что Стефанопулос, если уж говорить о России, все-таки, наверное, надо было спрашивать сначала о Китае, который сейчас как раз находится в процессе вытирания об Америку ноги. Китайские чиновники объясняют американцам, что у них негров линчуют. Это не шарж, это происходит прямо на переговорах. А американцы бедные не знают, чего ответить. А государственная пресса угрожает мягко так американцам беспорядками в стиле Asian Lives Matter типа: ”Много китайцев у вас стреляют.

Можно было спросить о Китае, можно было спросить об Иране, тем более, что в этом докладе было написано, что они тоже вмешивались в выборы, причем на стороне Байдена. Вообще-то, надо было спрашивать об электронной почте его сына, кто был такой ”Большой парень”, которому предназначалось 10% акций? И вместо этого Стефанопулос просто в лучших традициях ОРТ формулирует как вопрос? Он удивительно формулирует вопросы, что на них можно только да отвечать. Путин санкционировал операции во время выборов, чтобы опозорить вас, поддержать президента Трампа, дискредитировать наши выборы и разделить наше общество. А, оказывается, это Путин разделил ваше общество. Ну, слушайте, я, конечно, думаю, что в Кремле мечтали бы разделить американское общество, но они не такие крутые. Американские демократы справились с этой задачей сами.

И дальше Стефанопулос спрашивает, какую цену он должен заплатить… То есть это совершенно вопрос не про Навального, обратите внимание, не про вмешательство в выборы 16-го года доказанные, не про отравление, не про ”Северный поток”. Это вопрос, из которого косвенно следует, что, действительно, все неприятности Байдена в ходе выборов были московскими фейками, а его противники, наверное, были московскими агентами. Ну, и после этого Байден отвечает в будущем времени, что если вмешательство Путина подтвердиться, то Путин заплатит, ”я мстю, и мстя моя будет страшной”.

Редакция может не разделять мнение автора.