Мария Степановна рассказывает, что она Людмилу знает уже давно. Дружили, были вхожи в дома друг к дружке.

”И когда она попросила меня одолжить ей 5000 евро, я согласилась, — рассказывает пенсионерка. — Они были людьми небедными: свой большой дом, своя фирма, занимающаяся металлом. К тому же очень набожный человек, постоянно ходит в церковь и живет по заповедям Божьим. И до этого я ей одалживала, и она всегда возвращала”.

Но в этот раз что-то пошло не так. Проблемы все никак у подружки не решались, и возврат долга, как говорит пенсионерка, затягивался. Но Мария Степановна верила им, как родным, и когда к ней обратилась дочь Людмилы, Наталья, тоже не смогла отказать.

”Она плакала в трубку и Христом-Богом просила помочь, — рассказывает пенсионерка. — Дескать, ее сын занимался выбиванием долгов, собрал 200 000 и вез из Тарту в Таллинн, но на него напали и все отобрали. И теперь те, для кого он выбивал эти долги, требуют вернуть деньги. Странная, конечно, история. Почему они не обратились в полицию? Но тогда я им верила, поэтому и Наталье 3000 евро в долг дала”.

Никто не поможет

Оформляли все грамотно, с распиской. На своей расписке Людмила собственноручно отметила, что в случае чего гарантом возврата долга выступает ее дочь Наталья.

”Однако по факту, как оказалось, это ничего не значит, — говорит Мария Степановна. — Когда я поняла, что долг они возвращать не собираются, что когда я им звоню, им вечно некогда, они то в бассейне, то в магазине, обещают перезвонить и не перезванивают, я подала в суд. Но, как оказалось, Наталья, которая взяла у меня 3000 евро, подала в суд раньше. На банкротство. И суд мое требование к Людмиле на 5000 евро принял, а у Натальи уже началось банкротное производство”.

Бывшая подруга и ее дочь все требования отрицали и утверждали, что они долг давно выплатили.

”Но когда я в ответ на это прикрепила выписки со счета, то стало ясно: никаких переводов в счет возврата долга от этих двух дам не поступало, — говорит пенсионерка. — Они утверждали, что платили, но если сопоставить даты на расписке и даты на выписке со счета, то видно, что расписка была позже. Я им и до этого одалживала, и эти выплаты были в счет старых долгов. В итоге суд насчет 5000 евро я выиграла. А по долгу в 3000 евро должна была обратиться к банкротному управляющему, который должен был включить мое требование в список”.

Из списка выяснялось, что дочь подруги Наталья должна была множеству фирм и частных лиц. Кредиторов насчитывалось больше 20.

”И это, как потом выяснилось, еще не все: есть люди, которые тоже давали им в долг тысячи евро, но, видя такую ситуацию, просто махнули рукой, — говорит Мария Степановна. — Мол, ничего оттуда уже не получить. А их дом, как оказалось, заложен-перезаложен. И суммы, вырученной от его продажи, не хватит, чтобы погасить все долги”.

Так как бывшая подруга и после суда не спешила возвращать взятые в долг 5000 евро, то Мария Степановна обратилась к судебному исполнителю.

”В ответ на это пришло письмо: чтобы он начала работать, я должна заплатить! — показывает бумагу шокированная пенсионерка. — Аж 229 евро. То есть, чтобы судебный исполнитель принял мое требование к производству и начал заниматься своей работой, которая возложена на него по закону, то есть исполнением решений суда, я должна еще и заплатить? Половину моей пенсии?”

Мария Степановна попыталась записаться на прием к судебному исполнителю, чтобы перед оплатой хотя бы выяснить — есть ли перспективы у ее дела?

”Но мне секретарша сказала, что судебный исполнитель не принимает и записаться к нему невозможно, — передает пенсионерка. — Да и по банкротному делу ситуация стала развиваться странно: банкротный управляющий просто не включил мое требование в список! То есть банкротный управляющий может просто отмести то или иное требование, если оно ему не нравится или имущества не хватает?”

В итоге пенсионерка потратила 971 евро на юриста и 800 евро на госпошлины по двум судам, чтобы вернуть свои же 8000 евро, но в итоге должна еще заплатить 229 евро судебному исполнителю, и не факт, что свои кровные удастся все же вернуть.

”Дочь мне потом выплатила 1450 евро из 3000, — говорит Мария Степановна. — Но с основным долгом проблемы. Людмила ведь тоже пенсионерка. Ей 82 года. По закону она может возвращать максимум по 150 евро с пенсии. Сколько времени она еще будет выплачивать мне мои 5000 евро? Доживет ли она вообще до того дня, пока все выплатит? К сожалению, в Эстонии законы защищают больше должников, а не кредиторов, и с этим надо что-то делать”.

Попали в сложную ситуацию

”МК-Эстонии” удалось поговорить с Людмилой Гончаровой (82) и Натальей Четвериковой, которым Мария Степановна давала в долг деньги.

”На самом деле мы ей все выплатили, — заверяет Людмила. — Но моя ошибка была в том, что я возвращала ей долг наличными и расписки, что она получила эти деньги, не брала. Кто же знал, что она так поступит и подаст на нас в суд, чтобы мы опять выплатили тот долг, кото-рый мы уже выплатили?”

Женщина жалуется: она 25 лет была руководителем фирмы, но в какой-то момент в бизнесе начались проблемы.

”Мы взяли в долг 250 тысяч евро в одной фирме, которую нам посоветовали знакомые, — говорит пенсионерка. — Лучше бы не брали! Надо было погасить в течение года. Мы не справились. Так как гарантом был дом, его пришлось продать. Нам от продажи не досталось ни копейки”.

А дальше пожилая женщина начинает путаться в информации. Она сначала говорит, что вы-била через соцотдел для себя комнату в социальном доме и живет там, а дочь ее снимает жилье. А через какое-то время сообщает, что на самом деле они еще живут в этом доме, который продан, но платят за свое проживание новому владельцу.

”К тому же у меня умер муж, у дочери тоже умер муж, еще молодой был, а внук попал в сложную ситуацию, — перечисляет свои беды пенсионерка. — Что за ситуация с внуком, сейчас рассказать не могу, но все потом наладилось. Именно поэтому мы и попросили денег у Марии, чтобы как-то выкарабкаться. И мы все ей вернули!”

Людмила подтверждает, что у нее есть и другие долги. И всем она потихоньку выплачивает.

”А когда не могу, то звоню и договариваюсь, чтобы перенести срок, — говорит пенсионерка. — И все соглашаются, все нормальные люди. Кроме Марии”.

Она также утверждает, что на самом деле решение о ее долге в 5000 евро не вступило в силу, и ее адвокат подал апелляцию, которую сейчас в суде рассматривают.

Но пресс-секретарь суда эти слова опровергает: решение вступило в законную силу, никаких апелляций подано не было.

Ее дочь Наталья говорит, что на самом деле требование Марии все же включили в список официальных требований от кредиторов, и тут проблем нет.

”Да, есть решение о банкротстве, и я потихоньку выплачиваю столько, сколько могу, — отмечает женщина. — Конечно, я недовольна сложившейся ситуацией, я сейчас в очень сложном положении. Но на самом деле у нас очень хорошая судебная система, и все — адвокаты, судьи, банкротные управляющие — прекрасно работают. Все ее истории про моего сына, задолжавшего бандитам, просто бредни пожилой женщины. Мы брали в долг, чтобы решить свои проблемы. Могу сказать, что мы ей предлагали компромисс, и надо было соглашаться на наши условия. Она не захотела, захотела подать в суд. Вот и получает, но мало. Однако получает же! Поэтому нечего людей обвинять, закон есть закон, и если она сама захотела идти по пути за-кона, то пусть теперь не плачет, что ей мало платят”.

”Я сделал все”

Недовольна пенсионерка и действиями бесплатного юриста Владимира Макарова из Eesti Õigusbüroo, которое в сотрудничестве с Министерством юстиции оказывает малоимущим жителям Эстонии юридическую помощь. Мол, заплатила ему 971 евро, а долг так и не верну-ли.

”Я заверяю вас, что каждый из этих 971 евро я отработал по полной, — говорит Макаров. — Более того, ей был оказан ряд бесплатных услуг и проведены бесплатные консультации по различным вопросам. В целом же по ситуации могу сказать, что на основании представленных документов была проведена большая работа, были вынесены решения, которые признали, что долг существует. Но по одному из должников гражданский процесс был приостановлен, так как уже началось банкротное производство. По второму же должнику дело было передано судебному исполнителю, и так как у того должника было много кредиторов, то судебный исполнитель захотел предоплату за свою работу. Извините, я не знаю, на что надеялась Мария, но из своего кармана я эту предоплату, естественно, заплатить не могу”.

По его словам, банкротный управляющий также занимается вопросом долга, и то, что у должников нет денег на возврат задолженности, совершенно не означает, что его работа была выполнена плохо.

”С моей стороны я сделал все, — заверяет юрист. — И мораль этой истории такова: прежде чем заключать кредитные договоры, проверьте человека! Если вы не можете это сделать сами, обратитесь за помощью к юристу. И желательно до того, как заключили договор, а не после, когда уже дали в долг деньги”.

Куда жаловаться на банкротного управляющего?

Так как второй проблемой для пенсионерки стал банкротный управляющий (Мария Степановна жалуется: требование в список он включать не хочет, на прием к нему, чтобы поговорить, не попасть, на письма он не отвечает), мы обратились к нему с вопросами, в чем же причина отказа включать ее требование в список.

Однако банкротный управляющий по делу одной из должниц, присяжный адвокат Мартин Пярн наотрез отказался что-либо комментировать и отвечать на любые вопросы по данному делу.

”Я тогда пойду на него жаловаться в Палату судебных исполнителей и банкротных управляющих, — говорит пенсионерка. — Потому что это не дело!”

На самом деле банкротный управляющий отчитывается о своей работе перед судом, а также перед общим собранием кредиторов и банкротным советом, выбранным кредиторами. Однако основной орган надзора над банкротными управляющими — суд, который в любой момент может запросить дополнительную информацию и разъяснения. А также оштрафовать управляющего или вообще освободить его от своих обязанностей.

Госнадзор же за действиями банкротного управляющего осуществляет Министерство юстиции, которое может наказать его за нарушение обязанностей выговором, штрафом (от 64 до 6400 евро) или запретом на работу управляющим сроком до пяти лет. Однако Минюст не может назначать дисциплинарное наказание присяжному адвокату или помощнику присяжного адвоката — надзор над ними осуществляют суд и суд чести адвокатуры.