17 февраля EADSE и EAD направили Наби уведомление о первоначальном запрете на соревнования. Решение было основано на том факте, что внеконкурсный анализ допинг-контроля, проведенный 6 января, показал запрещенное вещество летрозол.

Наби просит суд приостановить действие первоначального запрета, поскольку EADSE и EAD, по словам спортсмена, нарушили собственные правила, действовали непоследовательно и скрыли от спортсмена материалы, к которым они имеют доступ.

Наби утверждает, что EADSE и EAD нарушили Кодекс ВАДА, не дав ему возможности прокомментировать ситуацию ни до, ни после первоначального запрета. Прямое слушание дела Наби пока невозможно.

По словам Наби, в его отношении были приняты явно преждевременные и несоразмерные меры, и он призывает суд их отменить. 35-летний спортсмен также подчеркивает, что введенный запрет серьезно ограничит его право тренироваться и соревноваться — то есть, готовиться к Олимпийским играм в Токио этим летом.

По словам адвоката Пауля Кереса, представляющего Хейки Наби, спортсмен обратился в суд, чтобы сохранить возможность участвовать в Олимпийских играх, если Дисциплинарный совет не обнаружит умышленное использование допинга.

”Олимпийские игры уже скоро, подгонка к ним сейчас в самом разгаре. Чтобы Хейки мог эффективно подготовиться к Олимпиаде, он должен участвовать в международных сборах и соревнованиях, потому что в Эстонии нет соперников его уровня. В отношении летрозола первоначальный запрет не является автоматическим, но может быть отменен. К сожалению, EAD и EADSE скрывают от нас материалы процедуры предварительного судебного запрета, изложенной в статье 13.14.1 своих собственных правил. Поэтому мы действительно не знаем, почему был наложен первоначальный запрет, почему в первый раз нарушение не было учтено и возможно ли случайное попадание таких веществ в организм спортсмена, например, через зараженную пищу, контакт с людьми или даже из-за контакта с атрибутами спортзала”, — пояснил Керес.

Он добавил, что ”Кодекс ВАДА устанавливает строгое требование конфиденциальности до принятия окончательного дисциплинарного решения, которое в данном случае было нарушено утечкой пробы А, и, таким образом, Наби утратил презумпцию невиновности, что также мешает подготовке к Олимпийским играм. "

Наби все еще требует, чтобы B-образец был проанализирован как можно скорее, и обязательно будет присутствовать с представителем во время процедуры вскрытия.