Елена проживает на втором этаже. Погибшая Полина была ее соседкой по коридору.

По словам Елены, после того, как прошло 40 дней с момента убийства, цветы с места трагедии убрали. Сейчас обстановка в доме спокойная.

Помощь психолога

“Когда встречаемся с соседями, то стараемся эту тему не затрагивать”, — говорит Елена. Проходил ли следственный эксперимент на месте происшествия, женщина не видела. Ни в квартире Мати, ни в той, что снимала Полина, сейчас никто не живет. Однако Елена слышала, что квартиру ее бывшей соседки открывали и оттуда что-то выносили.

“Наверное, она будет сдаваться, но немного попозже, — предполагает женщина. — А сейчас туда никто не заходит, вообще тишина”.

После трагедии Елене и ее супругу выделили психолога. “Когда мы были у следователя, то нам сказали, что мы можем обратиться за психологической помощью. Но потом мне позвонила девушка и предложила прийти на прием к психологу. Она сказала: вам надо. Я ответила, что не отказываюсь”, — рассказывает Елена, которая вместе с супругом пошла на прием.

Руководитель Северного региона отдела помощи жертвам Департамента социального страхования Ольга Евдокимова поясняет, что Закон помощи жертвам предусматривает право на получение пособия на бесплатную психологическую помощь в случае, если открыто уголовное или административное дело.

“Что касается конкретно случая на Юмера, то так как свидетели тоже являются пострадавшими, они присутствовали при всем этом, то было принято решение, что у них тоже есть право на получение данного пособия”, — поясняет Евдокимова.

Пособие на психологическую помощь жертвам преступления составляет 584 евро на человека. Люди, которые стали жертвами преступления или административного делопроизводства, могут найти дополнительную информацию на домашней страничке Департамента асоциального страхования.

“Если возбуждено уголовное или административное дело, то мы компенсируем услуги психолога”, — говорит Евдокимова. В случае с Еленой и ее мужем, департамент сам связался с ними. “Не обязательно, чтобы люди к нам обращались. Когда происходят такие случаи, как стрельба в Ласнамяэ, то мы сами активно обращаемся к пострадавшим и предлагаем данную помощь, потому что считаем, что жертва травмирована и самостоятельно пережить произошедшее может быть очень сложно”, — поясняет Евдокимова.

Непосредственно членам семьи, которые стали жертвами трагедии, также была оказана всяческая помощь со стороны Социального департамента. Они получили первую психологическую помощь уже на следующий день после трагедии.

“С нашей стороны специалисты поддерживали семью ежедневно на протяжении нескольких недель. Они до сих пор находятся под нашим вниманием”, — отмечает представитель Социального департамента.

“Мужик был хороший, мне его жалко”

Соседка Мати по коридору видела, что один раз в его квартиру приходила жена. “Он был мой сосед по коридору. Наши двери напротив. Он всегда себя вел тихо — не пил, ни курил. Все, что попросишь, он сделает. Я удивилась, когда это случилось”, — говорит женщина, выражая сожаление Мати.

“Они просто достали его, он и не выдержал. У меня тоже самое наверху. Сижу и думаю: Боже мой, мне что, тоже идти стрелять? — рассказывает о соседях женщина и тут же добавляет: “Конечно, я этого не сделаю”.

У меня тоже самое наверху. Сижу и думаю: Боже мой, мне что, тоже идти стрелять?

По словам соседки Мати, шум сверху из квартиры Полины он слышал ежедневно. “Попробуйте-ка терпеть это все каждый день” — добавляет она. Женщина говорит, что и сама слышала шум, ее Мати специально приглашал в свою квартиру.

“Думаю: они сейчас там грохнутся. Они там на самокатах катались. Представляете, в однокомнатной! Это ж каково слушать? 80 лет, старый человек, инвалид. Просто жалко, как человека. Наверное, его уже и не выпустят бедного. Очень жаль. Но откуда у него пистолет, зачем он стрелял? Этого не надо было делать”, — рассуждает соседка стрелка.

При этом она хочет, чтобы Мати выпустили на свободу. На реплику, что он убил человека, женщина продолжает выступать в защиту бывшего соседа. “Она, видать, его достала. А другим — никогда ничего. И соседи, которые рядом живут, говорили, что он им елочку на Новый год дал. Говорит, мол, у тебя много детишек — на поставь”, — вспоминает женщина, добавляя, что на Новый год он ей предлагал шампанское.

В ожидании суда

“Да вы что, как его можно выпустить?” — недоумевает Елена уже во время второй беседы с RusDelfi. — Как такое можно вообще сказать?” Она убеждена, что для Мати нет никакого снисхождения, даже несмотря на его преклонный возраст.

Елена предполагает, что находящейся под следствием Мати сознательно и обдуманно совершил убийство и готовился к этому. Елена убеждена, что теперь Мати должен сидеть до конца своих дней.

В случае, если все же он через какое-то время освободится, то по словам Елены, самым правильным решением будет — продать квартиру и уехать жить куда-нибудь на хутор.

“Я таких людей не боюсь, — решительно заявляет женщина. — Просто неприятно, что он исподтишка с какой-то злобой смотрит на все происходящее. Я считаю, что ему должно быть самое суровое наказание. Потому что пострадала не одна семья, а несколько. Муж, который сейчас будет тянуть и воспитывать детей. Мы — соседи, на глазах которых это произошло. Его [Мати] семья — жена, дочь. И все мамочки теперь на себя примеряют эту ситуацию, что не дай Бог, мой ребенок будет кричать. И придет такой же дяденька разбираться. Может, я несправедлива, но такому человеку в нашем обществе вообще находиться нельзя. Его изолировать надо”.

Его изолировать надо
Ümera 12 sündmuskoht 6.01.2021

Елена с переживанием говорит о детях, которые остались без мамы. Елена говорит, что обязательно пойдет на суд, если получит повестку и молчать там не собирается.

“Не дай бог, что ему дадут условное или минимальный срок. Я думаю, что общественность всколыхнется. Если за вождение в состоянии алкогольного опьянения хотят ужесточить меры, а здесь осознанное убийство. И ему какое-то снисхождение? Да вы что? Да не будет этого!” — убеждена Елена.

Закладка
Поделиться
Комментарии