Высылка из страны законодательно разрешена уже с восстановления независимости, однако толчок был дан в 2015 году, когда министром юстиции стал Урмас Рейнсалу. Министр считал неправильным, что преступники-иностранцы содержатся в местных тюрьмах за счет налогоплательщиков. Кроме того, многие из них являются рецидивистами. Так и родился новый порядок т. н. пространственной превенции. ”Я сам это придумал. Логика такова: если человека больше на нашей территории нет, то в будущем он не сможет совершить преступление ни в тюрьме, ни на свободе”, — объяснил Рейнсалу.

Новый порядок был нацелен на аннулирование как можно большего количества видов на жительство и вынесения как можно большего количества запретов за въезд в страну. Соответствующая договоренность была заключена с министром внутренних дел Андресом Анвельтом. ”Полиции и прокуратуре я также сказал, чтобы они прилагали как можно больше усилий”, — сказал Рейнсалу. Он высчитал, что через какое-то время в Эстонии даже можно будет закрыть одну тюрьму. ”Эту небольшую группу просто с течением времени переместят по ту сторону эстонской границы. Очень разумная и важная политика”, — отметил он.

В 2016 году началось активное претворение политики в жизнь. За последние три года тюрьмы сделали Департаменту полиции и погранохраны (PPA) 257 предложений о высылке, преимущественно в отношении граждан РФ.

Получается, что Осин стал одним из первых, за кого "принялась" новая система. Говоря об этом случае, Рейнсалу отметил, что не замечал, чтобы система была слишком жестокой или негибкой. ”У чиновников вместо сердца не камень. Скорее всего, они принимают во внимание все обстоятельства”, — сказал бывший министр.

Государственный прокурор Неле Паррест не разделяет оптимизм Рейнсалу. Она сказала, что с внедрением нового плана в середине 2018 года в государственный суд стали поступать жалобы от подлежащих высылке людей. ”Этих дел было довольно много, точно больше десяти”, — отметила она.

Большая часть жалоб была принята в производство. ”Когда мы посмотрели на составленные PPA решения о высылке, то увидели, что многое в них было просто скопировано. Даже абзацы, запятые, ошибки в решениях были одинаковыми. Во многих можно было найти стандартный абзац о том, что да, в Эстонии дети имеются, но если человек уедет из Эстонии, то сможет общаться с ними по телефону или интернету”.

Для восстановления справедливости зимой 2019 года административная коллегия сначала разрешила показательное дело, после чего вынесла еще несколько решений, которые заставили PPA сменить метод и оценивать каждую ситуацию отдельно.

Например, теперь стало ясно, что под одну гребенку нельзя грести обладателей срочного и обладателей постоянного видов на жительство. На последних распространяется более масштабная защита и их опасность для общества должна быть доказана лучше. Также для принятия решение недостаточно просто перечислить преступления, а необходимо проанализировать, насколько большую опасность по существу представляют действия человека. Кроме того, нельзя принимать решение о высылке в начале срока, как это было сделано в отношении Осина, а следует принимать во внимание поведение на протяжении всего периода заключения. Важное нововведение касалось и обеспечения интересов детей. ”Как PPA, так и суды должны реально действовать в интересах детей. Утверждений, что будет возможно продолжать общение, недостаточно. Необходимо выяснить, что в интересах ребенка, а что — нет. Оставлять ли родителя в Эстонии?” — сказала Паррест.

Все это, однако, не означает, что для Осина и его семьи автоматически забрезжил луч надежды. Еще до рождения ребенка дело Осина прошло через госсуд, который его в производство не принял. Паррест не стала анализировать конкретную ситуацию, но отметила несколько важных моментов.

Во-первых, многие высылаемые, как и Осин, часто утверждают, будто с Россией их ничего не связывает. Однако часть судьей считают это слабым аргументом, если человек с постоянным видом на жительство в Эстонии так держится за красный паспорт. Особенно если действительное поведение человека (например, полное незнание эстонского языка) говорят о его нежелании интегрироваться в общество.

”Люди должны понимать, что если они имеют гражданство другой страны, то это не просто слова. Это означает правовую привязанность. Гражданство показывает, к какому государству ты должен быть лоялен”, — пояснила Паррест.

”Да, многие говорят, что таким образом удобно ездить в Россию и одновременно путешествовать в шенгенском пространстве, но если ты принимаешь в жизни такое решение, то ты это делаешь добровольно и должен иметь в виду, что Эстонское государство не обязано терпеть тебя, если ты совершаешь преступления. То же самое касается ситуации, когда родители выбрали для ребенка российское гражданство: по достижению совершеннолетия он может изменить сделанный родителями выбор”.

Во-вторых, если иностранец женится и заводит детей уже после того, как его право на проживание в Эстонии поставлено под сомнение, то он сам берет на себя этот риск. В таком случае ему будет очень трудно переубедить суд, что данные отношения не фиктивны.

Руководитель отдела политики гражданства и миграции Рут Аннус сказала, что это дело по большей части принципиальное и что если решения, связанные с высылкой, прошли судебный контроль, их надо исполнять. Заключение брака и создание семьи во время решения о высылке не может стать освобождающим обстоятельством. ”Государство не может акцептировать, если человек искусственно ищет основания для получения вида на жительство”, — сказала она.

Как же быть с женщиной и ребенком, которые являются гражданами Эстонии? ”Право человека на семейную жизнь не безгранично. Если супруга знала или должна была знать, что ее супруг имеет криминальное прошлое и что у него отсутствует законное основание для проживания в стране, то супруга должна считаться с тем, что им придется жить семейной жизнью в другом государстве”, — сказала Аннус.

Издание поинтересовалось, повлияла ли ли такая политика на безопасность в Эстонии. По оценке Министерства юстиции, да. По статистике 34% преступников в течение двух лет с момента освобождения получают новое наказание. В последние годы общие показатели по преступности в Эстонии улучшились. Уменьшается и количество заключенных (примерно на 100 в год). ”Принимая во внимание вероятность рецидивов, высылка безусловно влияет на уровень преступности в государстве”, — сказала пресс-секретарь ведомства Теэле Сихтмяэ.

В этом месяце Таллиннский административный суд должен решить, принимать ли в производство апелляцию Осина в отношении отрицательного решения от Министерства внутренних дел. По закону мужчина должен наблюдать за ходом событий из России, но он скрывается в Эстонии.

Что будет с семьей, Светлана не знает. ”Не представляю. Мы все потеряли. Сейчас я могла бы взять деньги и вместе с ним уехать в России, но мне больше никто кредит не даст. А из-за долгов не выпустят из страны. Я не знаю, что будет завтра, да и сегодня тоже”, — говорит женщина.

Где находится Юрий, она не знает. ”Он оставил телефон дома. Один раз я видела его здесь в Тарту. Но он сказал, что так лучше для нас всех”.

Кстати, все актуальные новости от RusDelfi теперь и в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.