Послужившие основанием для данной статьи документы получил в свое распоряжение центр журналистских расследований "Досье", который обратился к Eesti Ekspress для проведения совместного расследования.

26 февраля 2020 года. В самом центре Москвы, в десяти минутах ходьбы от Кремля на Старой площади находится главное здание администрации президента РФ. Это роскошное шестиэтажное строение было возведено более ста лет назад. В советское время здесь располагался Центральный Комитет КПСС.

Заместитель руководителя администрации Путина Дмитрий Козак пригласил в свою команду из Службы внешней разведки РФ (СВР) генерала Владимира Чернова и полковника Евгения Умеренкова.

Чернов возглавляет Управление президента Российской Федерации по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами. Оно напрямую подчиняется главе администрации президента Антону Вайно.

В орбиту внимания Полиции безопасности (КаПо) это управление попало еще в 2005 году, сразу после своего создания. ”В официальные задачи управления входит укрепление связей с проживающими за рубежом соотечественниками, однако реальной целью можно считать прежде всего консолидацию русской диаспоры в соседних странах и оказание информационно-политического влияния на русские общины и жителей ”ближнего зарубежья” в интересах Москвы, особенно после либеральных революций в ряде стран СНГ”, — сообщила тогда КаПо в своем ежегоднике.

В этот февральский день мужчинам есть что отметить: полковнику Умеренкову вскоре исполняется 65 лет, по случаю чего Козак премировал его Орденом дружбы. Умеренков работает под началом Чернова. Именно к сфере его ответственности относятся страны Балтии.

ПРАЗДНИЧНЫЙ ДЕНЬ: Евгений Умеренокв посередине, Владимир Чернов слева от него.

Мужчины направляются в кабинет Чернова и открывают шампанское. К отмечающим присоединяются заместитель Чернова Владимир Бочарников, отвечающий за операции в Молдове Игорь Маслов (также полковник СВР) и заместитель Умеренкова Вадим Смирнов. Последнего в 2013 году литовские спецслужбы уличили в шпионаже под прикрытием интервью для докторской диссертации, предали ситуацию огласке и запретили ему въезд в страну. Для карьеры Смирнова это обстоятельство роковым не стало. Его перевели из Калининграда в головной офис управления по межрегиональным и культурным связям в Москве. Задача Смирнова состоит в мониторигне политики стран Балтии и составлении докладов с оперативной информацией.

Большие цели пропагандистского аппарата Кремля

Задача и цель управления Чернова — оказание влияния и осуществление контроля над ситуацией в соседних странах, то есть достижение внешнеполитических целей России невоенными средствами. В своей работе управление может использовать российские спецслужбы и разведывательные учреждения.

План работы управления на 2016 год отдельно о странах Балтии не упоминает, но дает представление об амбициях. Например, в Армении стояла задача привлечь на свою сторону наиболее важные политические силы, чтобы ”обеспечить приход к власти политиков, лояльных России”. С этой целью управление планировало создать и распространить антизападные информационные материалы, поддержать президента Сержа Саргсяна выгодной для России информацией, публично скомпрометировать прозападных политиков и лидеров общественного мнения (посредством масштабного использования социальных сетей и традиционных СМИ).

План по Грузии предусматривал, что перед выборами управление Чернова поддержит пророссийские партии информацией и экспертными знаниями. Также пропаганде помогут российские СМИ. В качестве отдельного рабочего направления была выделена ”координация работы со спецслужбами”.

Один из приемов работы со странами заключался в организации лагерей для подающей надежды молодежи и поддержка традиционный ценностей.

Эти темы знакомы и Эстонии.

19 ”перспективных эстоноземельцев”

В Эстонии приспешники Чернова не могут работать так топорно, как в Грузии или Армении. Перед Бронзовой ночью управление попыталось объединить русскоязычные политические силы Эстонии, но из этого ничего не вышло.

Тем не менее, список ”перспективных жителей Эстонии” у Чернова имеется. В нем 19 имен, в основном, это русскоязычные политики и журналисты.

Список был составлен в 2013 году Галиной Сапожниковой, известной своими враждебными странам Балтии пропагандистскими текстами и колонками. В то время она руководила медиаклубом ”Импрессум”, который привозил в Эстонию журналистов, историков и политиков, критично настроенных в отношении запада. Часть из них попали под санкции КаПо и им был запрещен въезд в страну.

Изданию Eesti Ekspress неизвестно, в рамках какой рабочей задачи Сапожникова составила этот список. Также неизвестно, какие действия были произведены на основании этого списка и были ли произведены вообще. Возможно, вошедшие в список люди рассматривались как потенциальные агенты влияния, через которых можно собирать информацию, влиять на политику и распространять пропаганду.

Скорее всего, искали людей более молодого возраста, у которых имеется перспектива роста до более высоких и ответственных должностей. На это указывает и замечание Сапожниковой в конце документа: ”В Эстонии очень мало состоявшихся журналистов, политиков и ученых моложе 30 лет. Это так называемое "потерянное поколение", чье взросление и становление совпало с периодом трудных реформ, ломкой прежних социальных институтов и формированием неолиберального национального государства. Поэтому большинство из предлагаемых кандидатов несколько старше 30-летнего возраста. В то же время в Эстонии они считаются молодыми и подающими надежды кадрами”.

Во главе списка — Михаил Кылварт

На первом месте списка стоит тогдашний вице-мэр Таллинна (ныне мэр) Михаил Кылварт. ”Активно занимается поддержкой русской школы”, — говорится в комментарии напротив его имени.

Следующие три человека также из Центристской партии: тогдашний член Таллиннского горсобрания Макс Каур, тогдашняя старейшина Ласнамяэ Ольга Иванова и на тот момент старейшина столичного района Кесклинн, а ныне — генеральный секретарь Центристской партии Михаил Корб.

”Если вопрос заключается в том, направляются ли мои слова и мысли извне, то ответ очень прост: это мои принципы, которым я не изменял на протяжении долгих лет”, — сказал Кылварт Ekspress.

Отчитываться о своих связях с Россией Кылварту приходилось часто. В 2010 году он привез группу молодых людей из Эстонии в организованный путинским молодежным движением ”Наши” лагерь Селигер. Затем он воодушевленно боролся за право русскоязычных гимназий продолжать обучение на русском языке. КаПо предупреждала, что вице-мэр как публично, так и скрыто встречается с дипломатом посольства РФ Юрием Цветковым, который может ”влиять и направлять Кылварта”. Кылварт подал на КаПо в суд, но проиграл.

Кылварт называет происходящее дежавю. "Как будто снова 2012. Сейчас какое-то российское учреждение по какой-то своей формуле определило каких-то людей в таблицу. Я не знаю, каковы их цели и мотивация. Но знаю, каковы мои. Я никогда не скрывал свою точку зрения по поводу русских школ, проблем гражданства или необходимости прагматичных отношений с соседями. Кто и какие выводы из этого сделал, я комментировать не могу, как и не могу нести за это ответственность”.

Благодаря обнародованному документу теперь известно, что имя Кылварта действительно вошло в список возглавляемого российскими шпионами управления как имя ”перспективного эстоноземельца”. КаПо опасалась не зря. При этом стоит отметить, что если человек в списке, это не значит, что он завербован.

Что говорят люди, вошедшие в список?

Михаил Корб

Семь лет назад я был замещающим членом Рийгикогу. Не нужно быть аналитиком, чтобы понять, что этот человек может пройти в парламент. Сам я в России не бываю, у меня нет там друзей. Также я не езжу туда ни на конференции, ни на встречи. Никто никогда со мной не связывался, чтобы ”поговорить”. Заверяю, что у меня не было ни одной подобного рода встречи. А если была бы, то я бы обязательно обратился в соответствующие органы.

Михаил Кылварт

Я исхожу из интересов нашего государства, нашего общества и города Таллинн. Я не представляю себе, чтобы кто-то мог оказать на меня влияние. Я такого не наблюдал.

Макс Каур

Мои связи действительно разнообразны, но ”интереса и внимания в отношении своей персоны” со стороны каких-либо спецслужб не было. Хотя, безусловно, могло быть и так, что я просто на заметил. Да, журналисты часто интересуются, в том числе относительно участия в проходящих в России мероприятиях, но здесь хочу отметить, что мой опыт в политике позволяет мне формировать свою позицию без посторонней помощи.

Ольга Иванова

Мне об этом [о вхождении в список — прим.ред.] ничего не известно. Если это документ внешней разведки, то, может, они составляли перечень русскоязычных политиков. Предполагаю, что так и было. Будучи в Рийгикогу, я входила в парламентскую группу Эстония-Россия. В 2015 году мы с другими депутатами посетили Госдуму. Но я не почувствовала к себе никакого повышенного интереса со стороны россиян.

Оригинал статьи можно прочитать ЗДЕСЬ.