Олег работал в фирме, которая развозит продукты по заправкам и магазинам. И в тот злополучный день, 13 мая 2019 года, приехал на заправку Circle K Võidujooksu, которая находится возле парка Паэ.

”Тогда шел страшный ливень, — рассказывает мужчина. — Я подъехал, как обычно, к двери сзади заправки, вышел и стал смотреть, как опускается лифт машины. Я всегда смотрю, чтобы вовремя поймать момент для выгрузки паллет. Разгрузился и уехал. И вот они мой взгляд на лифт трактовали как свидетельство того, что я повредил видеокамеру на здании, якобы я смотрел, насколько сильно я ее повредил. Они по взгляду определили, что это я виноват!”

Докажи, что невиновен

На следующий день к Олегу подошел начальник и сказал, что произошел инцидент на заправке и якобы Олег повредил камеру.

”Я написал объяснительную, что ничего не повреждал, — рассказывает мужчина. — Полгода была тишина, а в ноябре пришло письмо из фирмы If Kindlustus, где они требовали 1482 евро за поврежденную камеру”.

Он говорит, что позвонил по указанному в письме телефону и спросил, какие у фирмы есть доказательства, что видеокамеру повредил именно он.

”Они ответили, что рядом была еще одна камера, которая записала, как я посмотрел наверх, — передает он беседу. — И якобы по взгляду их специалист определил, что это я виноват”.
Олег говорит, что объяснил — он смотрел на лифт машины, но собеседница сообщила, что раз он не согласен платить, они передают дело в инкассо-фирму.

”В декабре пришло письмо из инкассо, — описывает он ход дальнейших событий. — Я позвонил и им, обрисовал ситуацию, но они сказали, что они не будут вникать. Фирма им передала дело, и не их задача разбираться, кто прав, кто виноват”.

В январе этого года у Олега обострился артрит. Он сел на больничный. Через четыре месяца, говорит он, улучшения не было, и пришлось уйти из фирмы по собственному желанию.
”Пальцы просто не разгибались, — показывает руки он. — В холодильнике минус 24 градуса, таскаю тяжести, вот и результат. А в апреле пришло какое-то письмо, я ходил на почту его получать”.

Он показывает письмо из Пярнуского окружного суда. Это суд, который занимается быстрыми делопроизводствами. Настолько быстрыми, что если за 14 дней с момента получения письма на него не ответишь, то решение выносят не в твою пользу.

”Я посмотрел: ни подписи, ни печати, — говорит Олег. — Эстонским не владею. Внизу написано ”Kohtuniku Abi”. Мне перевели как помощник судьи. Позвонил приятелю, у него мама была в когда-то в совете Верховного суда. Она сказала, что ни в коем случае на подобные письма не надо отвечать, это какие-то мошенники. Я и не стал отвечать”.

В июле пришло еще одно письмо из суда — уже с решением, что раз Олег не ответил, то он должен заплатить 1482 евро за камеру плюс процессуальные расходы плюс инкассо-фирме плюс пени. Итого уже 1651 евро.

”А потом судебный исполнитель арестовал мою машину и полквартиры, — возмущается Олег. — Я стал ей звонить, а она по-русски не говорит. Так ничего объяснить и не смогла — что, за что и почему?”

Больше всего его возмущает, что его осудили, признали виновным и даже не спросили его точку зрения.

”По-хорошему должны вызывать в суд, — считает он. — Предъявлять доказательства, спрашивать у меня мое мнение. Ничего этого не было. Одно письмо без печати и подписи — и все, уже виновен? Где доказательства? Они вызывали полицию? Где протокол? Они что, по одному только взгляду решили, что я виновен? Почему меня не спросили? Я что, не человек? И вообще, заправка застрахована, машина застрахована, все это было в рабочее время, почему должен платить я?”

Кто что должен?

”Это — классический страховой случай, который у нас происходит, — комментирует ситуацию представитель Circle K Диана Вейгель. — Для компенсации ущерба мы обратились в IF Kindlustus, поскольку причинившая ущерб машина была застрахована. Выявить виновника удалось при помощи записи с видеокамеры, ведь все происходящее на заправках круглосуточно записывается”.

”По закону мы не можем прокомментировать, какие именно были доказательства вины, на основе которых мы вынесли решение, — говорит представитель IF Kindlustus Тыну Талинурм. — Клиент всегда может обратиться к нам за разъяснениями, а также есть независимый арбитр при Фонде дорожного страхования. Если кто-то не согласен с вынесенным решением, всегда можно обратиться к нему, и это бесплатно”.

”Выяснилось, что он знал, что повредил камеру, и при этом сознательно скрылся с места происшествия, — говорит бывший работодатель Олега, Тынис. — Почему тогда за это должен нести ответственность работодатель? Машина застрахована, но каско нет”.

”Если работник при выполнении рабочих обязанностей наносит ущерб третьим лицам, то работодатель должен сначала возместить этот ущерб и только после этого он может востребовать этот ущерб с работника. Нужно следить при этом за соблюдением пунктов трудового договора и законов. Работник отвечает только за сознательно причиненный ущерб. Ответственность за ущерб, причиненный по халатности, ограничена, — поясняет представитель Трудовой инспекции Кристель Абель. — Работодатель выясняет размер нанесенного ущерба и делает письменное предложение работнику его возместить. Если работник согласен, он возмещает. Можно также с письменного согласия работника вычесть сумму ущерба у него из зарплаты”.

Если же работник считает, что он не виноват, или сумма, которую с него требуют, не соответствует реальному ущербу, то он может отказаться возмещать ущерб, и тогда работодатель может обратиться в Трудовую инспекцию или в суд и доказать, что ущерб был причинен.

”Что касается исковых требований в суде, то доказательства обоснованности своего требования истец обязан предъявлять только в случае обычного делопроизводства, — говорит юрист Данил Липатов из Progressor Õigusbüroo. — В случае ускоренного делопроизводства, как в данном случае, никаких доказательств предъявлять не нужно. Просто пишут сумму, которую требуют, и все. На письма из суда обязательно надо отвечать. Если вы не ответили и суд уже вынес решение, то делопроизводство можно восстановить в течение 30 дней с момента, как вы узнали о решении, и только если вы докажете, что не ответили из-за болезни или потому, что не получили письмо из суда. Если вы получили письмо и не ответили, то решение суда выносится не в вашу пользу, и ничего поделать тут уже нельзя”.

Почему же на письмах из суда нет ни подписи, ни печати? А письма просто отпечатаны на принтере, и, в принципе, любой мошенник может такие письма составлять и людям рассылать?
”Там есть предложение ”Создано автоматически, действует без подписи (TsMS § 489² lg 2)”, — объясняет представитель Пярнуского суда Яаника Лусти. — Также на наших документах есть герб, название суда и так далее, а внизу — все контакты. И все оформлено по закону”.
Она советует в случае сомнений в подлинности письма обратиться в суд, воспользовавшись контактными данными, указанными внизу письма или на сайте суда.

На вопрос, должен ли судебный исполнитель объяснять должнику что-либо на его родном языке, в Палате судебных исполнителей и банкротных управляющих отвечают, что может, но не должен.

”По закону, судебный исполнитель должен владеть только эстонским языком, — говорит представитель палаты Татьяна Афанасьева. — Другими иностранными языками он владеть не обязан. Также он не должен устно или письменно отвечать на других языках на вопросы. Если он знает языки — а многие судебные исполнители владеют несколькими языками — он может попробовать разъяснить клиенту вкратце и простым языком суть дела и что от него требуют. Если же нет, то это должник должен искать переводчика, который владеет эстонским и русским и объяснит ему, что говорит судебный исполнитель”.

Закладка
Поделиться
Комментарии