— Давайте поговорим о двусторонних отношениях. Этим летом в российских СМИ широко цитировался ошибочный перевод слов министра обороны Эстонии, который якобы назвал Россию врагом. Министр такого не говорил. Но многие журналисты легко поверили в то, что именно так нас видят в Эстонии. Вы думаете, что в вашей стране действительно многие видят Россию врагом?

— Думаю, в Эстонии реалистично оценивают Россию. Мы обеспокоены позицией ее нынешнего руководства, которое не заинтересовано в соблюдении международных обязательств, в том числе, в уважении территориальной целостности других стран.

Мы встревожены агрессией со стороны России, которая направлена против Украины и Грузии.

— Но официально вы врагом Россию ведь не считаете?

— Россия — это сосед Эстонии. Но никто из соседей России не видит в ней страну, которая бы уважала международное право и территориальную целостность соседних стран. Думаю, если бы на этот счет было бы голосование, то удалось бы достичь консенсуса по его итогам.

Вообще мы, конечно, заинтересованы в придании нашим отношениям нового импульса, в дружественных и взаимовыгодных отношениях с Россией.

Но не вне контекста международных отношений, где предварительным условием для дружественных отношений для России является соблюдение международного права.

— Поддержит ли Эстония расширение персональных санкций в отношении России в связи с недавним случаем с Алексеем Навальным? И считаете ли вы, что нужно ввести более жесткие санкции?

— Мы считаем, что ответ ЕС на отравление Алексея Навального должен быть настолько сильным, насколько это возможно.

Мы имеем дело с еще одним случаем нарушения международного права, который требует решительного международного ответа. Именно поэтому ЕС должен воспользоваться всеми возможными мерами, в том числе и санкциями. Крайне важно, чтобы Россия полностью сотрудничала с Организацией по запрещению химического оружия для выявления фактов и привлечения виновных к ответственности. Эстония совместно с рядом других стран—членов ЕС выступает за то, чтобы по этому вопросу Евросоюзом была принята единая позиция.

— Вернемся к тому, что Россия — сосед Эстонии. Когда может быть открыта общая граница, закрытая на время коронавируса? Хотя бы на основании двусторонних договоренностей.

— Ограничения ввели как страны ЕС, так и Россия. И я хочу подчеркнуть, что это не политическое решение, а санитарно-эпидемиологическое. И я рад, что, когда надо было решить частные вопросы, например, по воссоединению семей, наше министерство и посольство России в Таллине успешно сотрудничали.

Сейчас граница не закрыта насовсем, как во времена Холодной войны. Движется грузовой транспорт, границу могут пересечь дипломаты, или студенты, или те, у кого есть вид на жительство.

Но двусторонних переговоров о дальнейшем открытии границы с Россией мы с ней не ведем, так как ЕС совместно принимает решения об открытии границ третьим странам, и Россия на данный момент не в этом списке.

Надеюсь, что показатели заболеваемости снизятся и трансграничное передвижение возобновится в полной мере. Но к сожалению, судя по ситуации в мире и в Европе в частности, уже идет вторая волна.

— Но можно надеяться на открытие границ до конца года?

— Надежда умирает последней. Мне хотелось бы начать будущий год с чистого листа и забыть про коронавирус. Я бы загадал это на Новый год.

— В прошлом году в Москве побывала президент Эстонии Керсти Кальюлайд, и она пригласила Владимира Путина на Эстонский всемирный конгресс финно-угорских народов. Из-за коронавируса его пришлось перенести с этого лета на следующий год. Российский президент вообще ответил на то приглашение? И в силе ли оно?

— Мы действительно пригласили ряд глав государств, но ответа от российского президента на официальное приглашение не получили. Приглашение остается в силе для всех, за время карантина его не отозвали.

— А с вашим российским коллегой Сергеем Лавровым встреча возможна?

— Я всегда открыт для встречи с моим российским коллегой, особенно сейчас, когда Эстония входит в Совбез ООН в качестве непостоянного члена. Если такая потребность есть, Эстония всегда готова к диалогу.

На различных международных мероприятиях мы здоровались друг с другом, но двусторонней встречи не было. Такая же ситуация на протяжении многих лет и у других моих балтийских коллег.

— Когда эстонский парламент наконец ратифицирует пограничный договор с Россией? У Эстонии есть территориальные претензии к России?

— Во время пандемии вопрос пограничного договора не обсуждался. Тем более российское руководство увязало вопрос договора с политической позицией Эстонии. Сейчас это очень сложный вопрос, и я не могу сделать какой-то прогноз.

Если вы спрашиваете, планирует ли правительство Эстонии предъявить в будущем территориальные претензии России, мой ответ отрицательный.

Такого у нас в планах нет. Но с точки зрения международного права, до вступления в силу нового договора действует старый. Это означает, что формально Тартусский мирный договор 1920 года остается в силе. В феврале этого года у нас был замечательный праздник, посвященный столетию его заключения, туда приехали главы МИД Финляндии, Польши, Латвии. Мы также пригласили российского министра (Сергей Лавров в итоге Эстонию не посетил.— ”Ъ”).

Кстати, все актуальные новости от RusDelfi теперь и в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.