Все более популярным методом мотивации к оплате долга становится публикация информации о должнике в социальных сетях. Несмотря на то, что с точки зрения закона речь идет о т. н. серой зоне, в Facebook существует ряд соответствующего содержания.

Рийвитс публикует имена и фотографии должников на своей личной странице в Facebook. Также он создал несколько групп, где кредиторы могут сделать то же самое.

По его мнению, общественность необходимо предупреждать о подобного рода наглецах. ”В своей работе мы часто видим одни и те же имена. Одна задолженность, другая. Все предыдущие не погашены. Почему? Потому что новые кредиторы — назовем их жертвами — не знали, что эти люди проблемные. Основная цель: предупредить людей и общество от совершения плохих сделок”, — поясняет юрист.

По его словам, закоренелые должники пытаются спрятать свои деньги на счетах друзей и близких, а в последнее время — и вовсе перевести за границу.

”Наличие долгов не является в Эстонии преступлением с точки зрения пенитенциарного кодекса. Это — гражданско-правовые отношения. Многие должники знают это и посылают кредиторов в суд. Те идут и, вероятнее всего, получают положительное решение, но судебный исполнитель может лишь развести руками, поскольку в очереди — еще 13 требователей, 13 000 евро долга и 13 лет истории неплатежей”, — поясняет Рийвитс.
Он признает, что с правовой точки зрения обнародование должников находится в т. н. серой зоне, поскольку, по оценке Инспекции по защите данных, для этого необходимо разрешение человека. Но зачастую разрешение имеется. ”Многие должники давали мне разрешение либо в договорных отношениях, либо в ходе последующих диалогов в стиле: если хочешь, предавай огласке. По моей оценке, это по сути и есть согласие”, — говорит юрист.

При этом многие должники все же злятся, когда о них пишут. По словам Рийвитса, ему каждую неделю поступают сообщения с угрозами обратиться в полицию или инспекцию по защите данных.

Каким образом можно быть уверенным, что человек — действительно должник и речь не идет, например, о попытке месте? Рийвитс говорит, что в его группах посты премодерируемые и публикуется лишь третья часть постов, поскольку в остальных нет доказательств наличия долга.
В качестве доказательств может выступать, например, судебное решение, расписка или диалог, из которого ясно, что один человек должен другому. ”Приведу средний плохой пример. Есть фото человека и надпись, что он уже три года не отдает долг. Но что мы можем сделать с этим? Ничего. За что он должен? Какие этому есть доказательства?” — рассуждает эксперт.

Часто должники используют тактику затягивания с целью держать вопрос в подвешенном состоянии до истечения сроком давности. Многие ошибочно полагают, что с истечением срока давности они становятся ”чистым” и ничего не должны возвращать.

Примечательно, что во время коронакризиса увеличилось количество кредиторов, желающих востребовать старые долги. Так, к Рийвитсу обратился человек с долговой распиской от 1998 года на несколько сотен тысяч крон. ”В случае истечения срока давности долговых отношений нельзя говорить о том, что долга больше нет и кредитор не может требовать возврата долга. Если должник упирает на истечение срока давности, то становится невозможным востребование долга законными инструментами, но сам долг никуда не исчезает”, — поясняет юрист.

Кроме групп по обнародованию должников, у Рийвитса есть группа, где частные лица могут давать друг другу кредиты. В июне он сделал пост: „Не оставайтесь должны мне или моим клиентам! В худшем случае это может закончиться банкротом частного лица. Либо в случае долга фирмы — личной ответственностью правления при банкротстве”. В результате работы Рийвиста банкротами стали десятки людей, однако, по его словам, это — плохой способ от избавления от долгов.