Правительства готовы тратить без чувства меры

Коронавирус и ограничения, установленные для замедления его распространения, грозят привести нас к величайшему экономическому спаду со времен Великой депрессии 1930-х. Такую суровую оценку мировой экономике дал на истекающей неделе Международный валютный фонд (IMF). И в самом деле — что ни день, тем мрачнее становятся финансовые прогнозы. Те, кто ранее предсказывал лишь пару процентов снижения, сегодня говорят уже о показателях ближе к −10 %. Экономический спад выражается не только в денежных суммах, но и в большом числе человеческих страданий. Страх перед грозящей социальной катастрофой вынуждает государства идти на очень большие траты, чтобы избежать худшего. Вопрос, насколько высокой будет цена этих мер и как их оплатить, отходит на второй план.

То, что ценнику уделяется небольшое внимание, — понятно. Конечно, способствует этому и то обстоятельство, что уже с десяток лет мы действуем в среде, где кредитование бесплатно для государств либо его готовы сразу же оплачивать. А это очень отличается от 2009 года. Пакеты помощи крупных государств теперь содержат больше нулей, чем большинство из нас видело в жизни. Хотя большую часть разрешенных сумм составляют кредитные гарантии, из которых в ход реально пойдет лишь небольшая доля, суммы все же впечатляют. К примеру, объем пакета помощи в Италии и Германии сейчас составляет порядка 750 миллиардов, во Франции — 350 миллиардов, а в Испании — 200 миллиардов евро.

Кредитование не так дешево, как можно было надеяться

Деньги на это идут (пока?) вовсе не со счета центробанка, и, к примеру, относительно Италии прогнозируется, что государство должно будет в этом году выпустить облигации на сумму 400 миллиардов евро. По оценке аналитиков, из-за этого долговая нагрузка Италии вырастет в отношении к ВВП с прежних 134 % до 150 %. При этом речь идет лишь о первичных мерах по спасению экономики, и с большой вероятностью стимулирование экономики при помощи бюджетной политики придется продолжать еще не один год. На это уйдет еще очень много кредитов.

Процентная ставка этих кредитов грозит оказаться куда выше, чем ожидалось ранее, и это несмотря на мощные усилия Европейского центрального банка. Хотя центробанк планирует в этом году купить на финансовых рынках облигации на сумму 1,1 триллиона — да, миллион миллионов! — евро, этого недостаточно. Страх инвесторов перед тем, что Италия не сможет отработать свои долги, привел к волне продаж, в результате которой доходность 10-летних итальянских облигаций поднялась всего за две недели с 1,5 % до 1,9 %. Такую же или еще более низкую процентная ставку многие эстонцы платят по своим жилищным кредитам. Разница между доходностью европейских ”безрисковых” финансовых активов, немецких 10-летних облигаций, выросла до 2,3 %.

Стоит ли поддерживать корона-облигации?

Исходя из этого, Италия ищет любые возможности удержать свои кредитные расходы в узде. Одно из решений для этого — рассеивание специфических для государства рисков при помощи других членов Еврозоны посредством совместного выпуска новых облигаций, которые называют ”корона-облигациями”. Цена совместно обеспеченного долга, хочется надеяться, будет значительно ниже. Для достижения этого Италия вместе со многими другими странами образовала мощный совместный лагерь.

Подобный подход оказался не по душе многим более северным странами с исторически более консервативной бюджетной политикой, в первую очередь Нидерландам, которые столь же активно выступают против предложения. Лагерь противников пугает мысль, что совместно обеспеченными облигациями продолжат раздавать субсидии направо и налево даже там, где в помощи не будет острой необходимости. Кроме этого, совместная гарантия может поднять цену кредитования с финансовых рынков для государств, до сих пор придерживавшихся ответственной бюджетной политики.

Отсутствие единодушия и солидарности в Еврозоне льет воду на мельницу скептиков, и разрыв между доходностью немецких и итальянских облигаций становится из-за этого еще больше. По самому пессимистичному сценарию, все увеличивающийся евроскептицизм приведет к выходу разочарованной Италии из финансового союза, что, с точки зрения инвесторов, является пугающей перспективой. Помимо Италии, под подобный удар попали бы почти все страны Евросоюза с высокой долговой нагрузкой.

При этом на противоположную сторону перешли многие эксперты, до сих пор противившиеся совместному кредитованию. Причина в том, что дальнейший рост нагрузки по процентным ставкам для Италии и других стран с высокой долговой нагрузкой является куда большей опасностью для экономики Европы, чем то, что Италия будет тратить сверх меры или цена денег для других поднимется на один порядок.

Процентные ставки и инфляция

Все же, вероятно, в будущем Еврозона сохранится, и Италия останется в ее составе. Хотя, конечно, гарантированное приданое коронакризиса — это гигантские государственные долги. Вероятнее всего, чудовищный долговой груз станет постоянным финансовым риском и прямым препятствием для целенаправленного использования налоговых доходов. Предполагая готовность европейских политиков к продолжению совместной работы, нетрудно угадать, на каком уровне Еврозона будет стараться удерживать процентные ставки и инфляцию в следующие десять лет.