Кроме того, многие цифровые и дигитальные устройства, которые учитываются в других европейских странах при расчете компенсации, при расчетах не были приняты во внимание, что поставило эстонских авторов в более невыгодное положение по сравнению с европейскими коллегами.

В прошлом году организации, представляющие творческих людей, обратились в суд, поскольку постановление правительства Эстонской Республики, датированное чуть ли не прошлым веком, лишает их компенсации за копирование произведений в частных целях с помощью цифровых устройств, предусмотренной законодательством Европейского Союза.

Эстония объявила 2020 год Годом дигитальной культуры. По словам Министерства культуры это делается для того, чтобы новые поколения не забывали о своих корнях и культуре, а дигитальные устройства способствовали ее распространению.

Адвокат Прийт Лятт из адвокатского бюро PwC Legal, который представляет 9 творческих организаций в суде по делу о пустой кассете, отметил, что в свете грядущего года дигитальной культуры крайне непонятно игнорирование данного вопроса государством. Необходимость пересмотра нормативных требований, определенная постановлением Верховного суда в 2016 году, по-прежнему не удовлетворена. Поступая таким образом, правительство демонстрирует плохой пример и неуважение как к законодательству Европейского Союза, так и к нашей собственной конституции. Это беспрецедентно и трагично.

”Мы надеемся, что год дигитальной культуры — не просто очередной красивый повод для привлечения иностранных посетителей, потому что, к сожалению, имея титул электронного государства, Эстония остается единственной страной в Европейском Союзе, где государство не гарантирует справедливую компенсацию представителям творческих профессий за копирование с помощью дигитальных устройств, и свои права приходиться защищать задним числом, обивая пороги суда”, — добавил Прийт Лятт.

Прийт Лятт отметил, что решение административного суда, опубликованное 13.11.2019, было обжаловано, поскольку административный суд не принял во внимание основную цель законодательства Европейского Союза — обеспечить авторам и другим правообладателям качественную защиту в информационном обществе, которая позволила бы им получать компенсацию за использование своих произведений. Кроме того, при расчете компенсации судья допустил грубейшую ошибку: в формуле, приведенной в решении, учитывался только 2018 год, а не пять лет (2014-2018), что и было оспорено в суде.

По словам Прийта Лятта, организации, представляющие творческих людей, обратились в административный суд с заявлением об исправлении ошибки в расчетах, которое, к сожалению, было отклонено. Судья признал свою ошибку в принятии решения, но оставил общую сумму возмещения такой же. ”По этой причине мы были вынуждены обратиться в суд следующей инстанции”, — добавил Лятт.

По словам Лятта, причиной апелляция стал ряд дополнительных процедурных ошибок, которые не обеспечивали справедливую компенсацию. ”Справедливая компенсация — это концепция Европейского Союза, которая должна применяться единообразно во всем Европейском Союзе. Эстонский суд должен учитывать европейскую практику и статистику, но, к сожалению, этого сделано не было. Решение административного суда усугубляет давнишний государственный произвол и правовую неопределенность в творческом секторе Эстонии.

Сумма компенсации, высчитанная Административным судом Эстонской Республики, не может считаться справедливой, поскольку она является очень непропорциональной и несбалансированной, если сравнивать ее со средней компенсацией на душу населения в государствах — членах ЕС. Согласно обещанию предыдущего министра юстиции Урмаса Рейнсалу, адекватная компенсация могла бы составлять 2 миллиона евро в год. ”Механизм компенсации должен быть справедливым”, — добавил Лятт.

Согласно отчету Международной ассоциации авторов CISAC, опубликованному в 2018 году, во всем мире сумма справедливой компенсации неуклонно растет. В 2017 году по сравнению с 2016 годом она увеличилась на 33,3%, а с 2013 по 2017 год выросла на 141%. Средняя компенсация за копирование частными лицами, полученная в государствах-членах ЕС в 2015 году, составила 1,42 евро на человека. В Эстонии соответствующий показатель в течение последних 6 лет составлял 0 евро. ”По этому показателю мы являемся одной из пяти наименее платежеспособных стран мира”, — добавил Лятт.

Предыстория спора

Автор и исполнитель имеют исключительное право решать, имеет ли кто-либо еще право использовать созданное ими произведение, а также решать, требовать ли вознаграждение за свое произведение. В соответствии с Директивой об информационном обществе, у стран Европейского Союза имеется два варианта:

  • полный запрет на любое частное копирование без согласия правообладателей — например, полное запрещение частного копирования с помощью компьютера или смартфона. До недавнего времени этот вариант предпочитала Великобритания. Проблема в этом случае заключается в том, что люди неизбежно копируют и будут копировать, но государство не имеет возможности это контролировать и гарантировать защиту авторских прав;
  • полное разрешение на копирование произведений для собственного использования без согласия правообладателей. Большинство стран-членов ЕС, включая Эстонию, выбрали этот вариант. Однако, если государство выбирает этот путь, оно обязуется обеспечить справедливую компенсацию за недополученный доход авторам и другим правообладателям. Согласно директиве Информационного общества, каждое государство должно организовать процесс выплаты компенсации, но в Эстонии это требование за прошедшие 10 лет так и не было выполнено. Несмотря на то, что у нас есть закон об авторском праве, которым установлен процент от стоимости устройств без учета НДС, он включает лишь устройства прошлого века, такие как кассетные и видеомагнитофоны. Цифровые устройства в перечень устройств не входят, поэтому единственной основой для требования компенсации через суд являются ставки, установленные законом.

Организации, представляющие творческих людей, требуют судебного возмещения от правительства Республики за ущерб, причиненный в результате неправильного использования пункта b 5-ой статьи Директивы об информационном обществе. Последствием нарушения является неполученная правообладателями справедливая компенсация в соответствии со статьей 27 Закона об авторском праве за 2014–2018 годы, поскольку правительство Республики не обновило список носителей, за которые может взиматься соответствующая плата.

Решением Таллиннского административного суда от 13.11.2019 Союзу авторов Эстонии, Союзу актеров Эстонии, Союзу режиссеров Эстонии, Союзу сценографов Эстонии, Союзу профессиональных исполнителей Эстонии, Союзу композиторов Эстонии, Союзу исполнителей Эстонии, Эстонской ассоциации производителей фонограмм и Союзу авторов аудиовизуальных материалов Эстонии была назначена выплата компенсации за 2014 — 2018 годы в размере 816 559 евро.

Административный суд оценил, что справедливое вознаграждение составляет 0,3% от стоимости устройств звукозаписи и 0,8% от стоимости носителей записи. Однако, исходя из ставок компенсации, установленных законом об авторском праве, данные ставки составляют соответственно 3% и 8%. С учетом этого размер компенсации за 2014–2018 годы мог бы составить 48 миллионов евро.

Речь Урмаса Рейнсалу на последней пресс-конференции Правительства Республики 2018 года: ”Еще одна важная вещь, которую правительство обсудило и решило твердо двигаться в этом направлении, касается использования авторского творчества в личных целях, так называемая система ”пустой кассеты”. Правительство взяло курс на то, что в будущем расходы будут компенсироваться из государственного бюджета, дополнительные расходы на дигитальные или технические устройства записи или презентации не будут введены, сумма выплат составит минимум 2 миллиона евро и будет периодически пересматриваться в соответствии с потребительскими исследованиями.”

Закладка
Поделиться
Комментарии